Путешествие в Цурюпинск

/Modus vivendi/

Путешествие в Цурюпинск *

Несколько лет назад на пресс-конференции, посвященной социальной составляющей белорусской экономики, поразило высказывание высокопоставленного чиновника министерства финансов. Оказывается, он испытывает серьезную обеспокоенность отсутствием сколько-нибудь значительных личных денежных сбережений. Мол, дело к старости идет, а в случае чего, похоронить достойно будет не за что.

Подумалось, если уж «смотрящие» за нашими госфинансами так обезденежели, то, что говорить об остальных, которые отнюдь не олигархи.

За счет торговой надбавки

В общем, стал я присматриваться, прислушиваться, анализировать, как сводят концы с концами люди-госвинтики на разных уровнях так называемой вертикали. Начал с тех, кто ходит по земле – сиречь по асфальту. С милицейских в ранге участковых и других контролирующих лиц с подобными функциями. Курируя контингенты, проживающие на вверенных территориях, они по своим возможностям сводить эти самые концы порой намного превосходят даже вышестоящих. На этом, в частности, настаивают социологи, основываясь на данных многочисленных опросов: берет мелкий чиновный люд по мелочи, но регулярно.

Причем, технология получения взятки разнообразна – от классического «конверта», до не менее классических «борзых щенков». О последних рассказал знакомый пенсионер, работающий дворником в столичном универсаме. Прежде, например, предметом взятки был припрятанный под прилавком дефицит. А в наши бездефицитные времена? Магазин, подчеркнем, как правило, частный, имеет договор с хозяйством на поставку мяса по установленной государством закупочной цене. Населению оно реализует с установленной, опять же, торговой надбавкой, допустим, в 30 процентов. Вот эта надбавка и служит источником жизни для проверяющих. Владелец магазина, дабы обеспечить себе беспроблемную жизнь, какое-то количество продукции продает нужным людям не надбавок. Без прибыли, но не в убыток. Ну и ладно.

Механизм функционирования номенклатурно-низовой серой экономики удобно изучать на примере тех же агрогородков или районных центров. Здесь люди работают и живут, имея порой неправдоподобно низкие зарплаты, а часто вообще не имея регулярной занятости. Но можно, например, оказать услугу какому-нибудь важному по местным меркам начальнику и получить за это больше минимума, установленного государством. Муж – инспектор ГАИ, жена медсестра стоматологического отделения поликлиники. Такое внутрисемейное разделение труда практически идеально приспособлено для весьма небедного существования в провинциальном городке в период экономической стабилизации. А там, где медсестра, понятно, есть врач, который ходит в парикмахерскую, а мастерица имеет знакомого в банке, у того тоже крошатся зубы, но он может в кратчайший срок оформить кредит на бытовые нужды и т. д. и т. п.

Эти алмазы лучше не видеть

В общем, понятно, всяк на своем месте, всяк необходим и получает «по Чину». Пока не нарушает правил игры, пока, как говорят, не зарывается.

Система, что и говорить, порочная и для человека унизительная. Но все всё про всех знают, и попробуй пикни. Увидишь небо в таких алмазах, что не дай Бог! Время от времени пресса сообщает о том, что такой-то функционер задержан в момент получения взятки. А суммы-то выморочные, до сотни долларов не дотягивают. Подстава? Вполне возможно. По данным МВД, за семь месяцев текущего года выявлено 583 случая получения и 190 случаев дачи взятки. То есть более двух преступлений в день, а если считать только рабочие дни – и того больше. Но ведь согласитесь, насколько горячо должно быть желание дать должностному лицу взятку, чтобы оповестить об этом органы?

По нашему мнению, желание должно быть очень сильным, заметным каждому зеваке невооруженным глазом.

Нашим политтехнологам, которые вдоль и поперек исследуют особенности ментальности белоруса, следовало бы присмотреться к данной системе и оценить уровень ее иммунитета против разного рода попыток ее демократической трансформации. Иммунитет, к сожалению, сильный. До полной безнадеги для демократии.

Берут по мелочи, попадаются на мелочах, получают солидные сроки с конфискацией всего нажитого. По этой причине социальная реклама с лихо закрученным сюжетом про молоденького таможенника, который отказывается от взятки в виде набитого «баксами» дипломата, не может не умилять. К слову, БТ закрутило этот шедевр как раз в том момент, когда в узилище за «приватизацию» изрядного куска госграницы были ввергнуты едва ли не первые лица таможенного ведомства.

Не знаю, потому не скажу

В народе ходят упорные слухи о том, что преданность персонифицированной государственной машине нынешнего поколения чиновников обусловлено тем «партмаксимумом», который они помимо ведомости получают в конвертах. Что называется, натуроплата из рук хозяина. Ничего об этом не знаю, потому и не скажу.

Однако на минуту представьте, что в каком-нибудь НИИ, ведающем качеством продуктов питания для народа, помимо распространяемой пресс-службой информации существует некая специальная, предназначенная для служебного пользования его сотрудниками. Узнав о таком, можно на самом деле поверить, что в качестве «наполнителя» для массовых сортов колбасы используется туалетная бумага. Так вот, в нашей стране, наверняка, есть статистика государственной важности и потому секретности. А есть и ДСП. Публикуя в регулярных докладах данные о средней заработной плате по стране, народному хозяйству, министерствам и ведомствам и даже общественным организациям, Минстат никогда открыто не публиковал данные о том, сколько (даже в среднем) получают, допустим, в администрации президента или республиканской прокуратуре. Но иногда такая информация (со ссылкой на источник, который пожелал остаться неизвестным) попадает в печать.

Хотя, отметим сразу, ничего особого в такой информации, как правило, нет. Но интересно, что она подтверждает распространенное в обществе мнение. Получив такую «справочку», автор задал коллегам загадку: «Работники какой госструктуры получают (в среднем) больше всех?». «В Центризбиркоме» – был общий ответ.

И вообще, зря чиновники сетуют на материальные трудности. Средняя зарплата рабочих и служащих в настоящее время составляет 476 тысяч рублей (222 доллара). Небольшие, разумеется, деньги, но раз живем – жить можно. В среднем. А можно и лучше – как живут служащие Центризбиркома, средняя зарплата которых в июле составила 2.144 тысячи рублей (999 долларов и пятьдесят центов), что без малого в 5 раз превышает среднюю по стране. Показательна и динамика роста реальной центризберкомовской зарплаты: в нынешнем июле она составила 209,8% от зарплаты июля прошлого года. Более чем удвоилась!

Намного в росте обогнала ВВП. А все потому, что Лукашенко не раз требовал поставить доходы руководителей в зависимость от конкретных результатов работы. А работа на конституционном референдуме была исполнена блестяще. В связи с предстоящими президентскими выборами надо ожидать очередного удвоения**. А это уже вполне «европейские» деньги, за которые даже в нашей не очень продвинутой стране можно приобрести множество добротных вещей и получить приятные услуги.

Но больше всех структур и органов власти, отправляясь на летние вакации, получили депутаты Национального собрания – по 2.245,9 тысяч рублей «в одни руки». С такими деньгами можно и отдохнуть, и полечиться, и кутнуть, и завести приятный во всех отношениях курортный романчик. Покупательная способность депутатской зарплаты за год увеличилась в 1,5 раза. Сотня туда, сотня сюда (долларов), если за базовую величину (по-российски – МРОТ) взять зарплату депутатов и центризбиркомовцев, в этих пределах получают денежное содержание в Конституционном и Верховном судах.

В ряде ведомств, включая силовые, уровень, от которого средние зарплаты отклоняются незначительно, – это миллион рублей.

Остальных по уровню оплаты труда, памятуя требование привести заработки в соответствие с результатами, можно считать или плохо работающими, или же второстепенными по важности решаемых задач. Работники Минобразования в июле получили 517, Министерства здравоохранения – 536, Министерства культуры – 497, Министерства информации – 485 тысяч рублей. Даже в Минспорте средняя зарплата выше – 702 тысячи.

Впрочем, такая «зарплатная» дифференциация вполне объяснима. Если главным вопросом всякой революции является вопрос о завоевании власти, то для победивших «революционеров» – об удержании ее. В данных конкретных условиях путем имитации выборов при помощи Центризбиркома.

Концы с концами сводятся проще, чем мы думаем

Метки