В Москве – Пат, в Минске – Мат.

ПАТ (франц. pat), положение в шахматной партии,
в котором фигуры одной из сторон не имеют ходов
и королю ее не объявлен шах. Ничья.

(Шахматная энциклопедия)

В результате восьмилетнего «триумфального» развития российско-белорусской интеграции, состояние дел в Союзном государстве России и Беларуси перешло в «патовую» стадию. Если обратиться к правилам шахматного противоборства, то пат является ничьей, т.е. ситуацией, когда ни одна из сторон уже не может объявить сопернику мат. Учитывая происхождение и образование белорусской правящей элиты, нет сомнений, что откушав после завершения заседания Высшего Государственного Совета (14.10.03) чаю и выйдя за порог Кремля, члены белорусской делегации перешли в общении друг с другом исключительно на «шахматный» язык. Ничего другого им не оставалось – московскую «партию» официальный Минск проиграл «вчистую». Ведь то, что для Москвы пат, для Минска является настоящим матом.

Злорадствовать по этому поводу нет никакого смысла, так как именно эта странная группа мужчин в темных костюмах по стечению исторических, социальных и политических обстоятельств оказалась облеченной полномочиями представлять наши интересы на международной арене. Так что провал их стратегии отзовется, прежде всего, на нашем тощем кошельке и здоровье уже простуженных этой сырой осенью детей и пожилых родителей. Личный «шкурный» интерес, умноженный в 10 миллионов раз, не позволяет поддержать мнение одного из оппозиционных политологов, заявившего 15 октября: «Кто выиграл от провала московских переговоров? Если исходить из национальных интересов, то такой исход заседания Высшего госсовета скорее в пользу Беларуси. На время отсрочена угроза потери экономического суверенитета, что неизбежно в случае перехода на российский рубль. А переход на рыночные цены в газовой сфере в чем-то даже полезен Беларуси, поскольку избавляет экономику от наркотика, станет еще одним фактором, подталкивающим к реформам». Интересно, а где автор цитаты видел белорусский экономический суверенитет? Пока мы доказали сами себе и соседям, что суверенны в нищете.

А ну скорее, друзья!
Пойдем по первому снегу бродить,
Пока не свалимся с ног.

(яп. хокку XIX века)

Реформы, конечно, нужны; более того, они неизбежны, но в нашей современной экономической ситуации, когда страна «обглодана» до «телеги с конягой», без инвестиций и восточной «газовой» подпитки они быстро превратятся в экономическую блокаду. К сожалению, газ не запасешь, как картошку. Экономический коллапс неизбежен, так как если цена тысячи кубов природного газа на 2004 год превысит 75 USD, то уже к концу февраля наша текущая задолженность перед РАО «Газпром» превысит 100 млн. USD. Таких денег взять негде. Но кто сказал, что будущий весенний «газовый» кризис «подтолкнет» власть к реформам? За десять лет мы всего и всякого нагляделись, и опыт нашего народа говорит, что в Дроздах газ будет и физкультурный праздник состоится при любой погоде. Будет тепло по минимуму и в квартирах, но работать будет негде. Производство «газовой атаки» не выдержит.

Если кто-то считает, что газовая «жировка» отправит А. Лукашенко на очень заслуженный отдых, то можно с полным основанием заявить, что белорусский президент слегка простудится на похоронах этих псевдополитических надежд. Цены на газ – проблема народа, а не его президента. Он думает о глобальном, вечном. Так что, тактика «чем хуже, тем лучше» – большевистско-троцкистская. Если наша оппозиционная аналитика считает, что демократию проще и быстрее установить руками маргиналов – жертв «шоковой терапии», то флаг ей в руки. Нас волнует другое: почему мы оказались в «пате»? Как получилось, что наше «прозорливое» руководство этой осенью провели, как корабельный кок пятнадцатилетнего капитана? Можно согласиться с тем, что политическая элита страны не знает государство, с которым пытается вести дела. Поверим, что наши министры и специалисты Администрации президента в юности по светским салонам не скитались, МГУ и ЛГУ не заканчивали, русскую классику, как Бил Клинтон, на ночь не читали. Но где знаменитая политическая интуиция нашего народного вождя?

Сентябрьский двойной провал в Сочи и Ялте ничему наше руководство не научил. Официальный Минск в итоге вояжа на юг получил на руки политическую мозаику, собрать которую было очень трудно, но можно. Этим Москва дала Минску еще один шанс. Возможно, что последний. Но вместо тяжелой, изнурительной работы по шлифовке каждого отдельного аспекта комплекса белорусско-российских проблем, белорусские власти сознательно смотали эти проблемы в сросшийся клубок, который уже не распутать. Проще начать с белого листа.

Но «белый лист» – льгота для нового руководства. Поэтому наш старый президент, как всегда уверенный в собственном обаянии, бросился в очередной раз налаживать личные отношения с В. Путиным. За борт были выброшены проблемы с газом и российским рублем – спасать надо себя!.. Это была ошибка.

Тепло камина
Согревает руки,
Друг не изменит.

(cовр. японское хокку)

Провал 14 октября был заложен во время ночного разговора 30 сентября. По кремлевским источникам, В. Путин был просто измучен двухчасовым монологом белорусского президента: А. Лукашенко неустанно пытался доказать, что только он может обеспечить российские интересы западнее Смоленска, только с ним возможен диалог в Минске. Все это было похоже на странный винегрет из клятв и шантажа. Но «Москва слезам не верит», и российский президент поступил в византийском стиле. Отмолчавшись на встрече, он через несколько часов после ночного разговора сам позвонил А. Лукашенко и сказал, что согласен провести ВГС 14 октября в Москве. Это была ловушка. Белорусский президент получил вместо выпрашиваемой конфеты фантик. Но он этого не понял.

Прозрение наступило потом, когда через неделю началась суета с определением повестки заседания. Сам факт, что этим важнейшим делом занимался П. Бородин, говорит о многом. Тут бы и почувствовать подвох. Но власть трясло от ожидания и надежды решить все проблемы сразу. Но ведь чудес не бывает. Уповать на личную харизму, имея за плечами целую страну, которая, затаив дыхание, ждет от него ответа – как ей пережить зиму, будет ли идти продукция на экспорт, не подорожает ли снова бензин и коммуналка, – по меньшей мере, безответственно... Однако белорусская сторона все силы бросила на то, чтобы «забить» в повестку дня вопрос о Конституционном Акте. До страны ли, когда необходимо спасать политическое будущее одного человека. Десять миллионов подождут. Президент знал, что он на кон поставил все и был обязан вернуться с победой. Но он вернулся ни с чем.

Официальный Минск сам загнал себя в угол. Он превратился в заложника собственного сценария удержания власти: референдум должен быть легитимным, следовательно, должна быть явка электората. Для явки нужен «внешний» интеграционный вопрос. Тогда - не А. Лукашенко «рвется» к вечной власти, а его народ и партнер по СГ его «зовут на царствование». В случае провала, белорусский президент получает возможность перевести «стрелки» на «имперскую» Россию, «настаивающую» (?!) на утверждении Конституционного Акта белорусским народом. Другого сценария президентские политтехнологи так и не предложили. Но Конституционный Акт должен быть утвержден Москвой.

Можно смело утверждать, что Москве не только Конституционный Акт, но и само Союзное государство, по большому счету, не нужно. Это понимает даже окружение белорусского президента. Кроме того, наконец, после полугодового вдалбливания из статьи в статью в оппозиционные головы, и до них стало естественным путем доходить, что фактор интеграции на российском политическом поле скорее мертв, чем жив. Нашим коллегам из оппозиции надо было дожить до итогов Сочи и ВГС, чтобы, наконец, написать: « Лукашенко, в частности, преувеличил роль избирательной кампании в России как фактора, который должен был по прежней логике подталкивать Кремль к розыгрышу «белорусской карты».

Некуда воду из чана
Выплеснуть мне теперь…
Всюду поют цикады!

(Мацуо Басё. Хокку эпохи Эдо)

Правда, дошло не до всех. Есть и такие перлы: «…отступить (а тем паче отказаться) от интеграционной темы российскому политическому классу не позволяют электоральные настроения проимперски ориентированной значительной (если не большей) части российского общества». Круто, но мы подобное слышим второе десятилетие, хотя даже по поведению московской элиты слепому видно, что «российский политический класс» спит и видит, как ему избавиться от пресловутой «интеграционной темы». Но ему, а также и большинству россиян, наша оппозиция упорно вешает на шею ярлыки империализма и шовинизма.

Привычка к политическим стереотипам сродни онкологии. В преддверии московского саммита стоило шарманке «СБ» пропеть: «События развиваются так, что даже самым активным критикам переговорного процесса становится ясно: принятие важнейших ключевых решений состоится вот- вот» («СБ», 02.10.03), так и в унисон с ней оппозиционные аналитики заявили за сутки до ВГС, что «Кремль неожиданно сделал три шага навстречу Минску (согласился на встречу в Москве после безрезультатного саммита в Сочи, согласился на проведение Высшего госсовета в экстренном порядке, согласился включить в его повестку дня вопрос о Конституционном Акте). Почему? Самый вероятный ответ состоит в том, что Лукашенко пообещал пойти на уступки в самом важном для России на сегодняшний день вопросе: переходе на российский рубль».

Саммит прошел. Где пресловутый торг за белорусский суверенитет, где российский рубль, который так «мечтает» Кремль втащить в РБ и который, что уже совершенно ясно, мы и в 2005 году будем видеть только в обменниках, где принятые «ключевые решения», где Конституционный Акт? Поразительно, но автор версии о возможной сделке «суверенитет – российский рубль» через день после саммита, как ни в чем не бывало, заявил: «Итог заседания Высшего госсовета Союзного государства нетрудно было предвидеть. Поскольку по принципиальным проблемам стороны остались на прежних несопрягаемых позициях, очередная встреча руководителей двух государств носила характер ритуала. Главные вопросы – о единой валюте и о Конституционном акте — в повестку дня не попали». ...Остается только руками развести. Это уже аналитический пат, что позволяет нам еще раз отметить разницу между аналитикой и пропагандой. Совмещать эти два «промысла» невозможно. Коллегам желательно как-то определиться.

В противном случае можно уподобиться послу РБ в Москве господину Григорьеву, который был вынужден вступить в противоборство с неким «кремлевским источником» и опровергнуть поголовно все сообщения российских и мировых СМИ об итогах ВГС, в основе которых лежали, надо отдать должное, вполне профессионально отредактированные цитаты от «источника в Кремле». Прямо горе какое-то: стоит только А. Лукашенко выехать за рубежи нашей славной страны, как чуть ли не следом надо что-то опровергать и уточнять, а в последующем еще и отругиваться и отплевываться. Тенденция, однако.

Рыцарь в кольчуге на верном коне
объезжает дозором отчизну.
Дрогнет душа супостата.

(XX век)

Появление феномена «кремлевский источник» озадачило официальный Минск. Во-первых, «источник» четко обрисовал «пат», в котором оказалась белорусская сторона: «проекта Конституционного акта, устраивающего Россию и Беларусь, нет»; вопросы о ценах на газ и о вводе российского рубля ждет «тяжелая судьба»; вопрос интеграции стоит на месте, так как имеется его реальный тормоз: «Лукашенко волнует его собственное политическое место в будущей конструкции Союзного государства». Во-вторых, «источник» повторил путинский ультиматум лета 2002 года: «Две разных по размерам страны не могут сливаться полностью на равных, этот вариант не пригоден. Слияние возможно в рамках России». Кто не хочет – вольному воля. Россия не настаивает, у нее своих проблем хватает. В-третьих, откровения «источника» заменили традиционную пресс-конференцию. Кто-то учел опыт пресс-конференций в Сочи и Ялте, где белорусский президент прославился пересказами кулуарных бесед глав государств. Теперь у него отняли возможность свалить свой интеграционный провал с больной головы на здоровую.

В-четвертых, «источник» оказался вне пропагандистского поля А. Лукашенко. Бороться с ним не с руки, так как информация никем не подписана. Шельмовать тень? Государственные СМИ республики все-таки были вынуждены на «источник» отреагировать: «...за кулисами появляется какой-то мистер Икс, которого маскируют под шифром «наш источник» («СБ»,15.10.03). Но «источник» «не унимался», и на следующий день (16.10.03) «СБ» была вынуждена горько сетовать, что «Стоило кому-то накануне сделать на информационном поле «вбрасывание» в виде высказываний некоего анонимного «источника из администрации российского Президента», как на следующий день они были растиражированы чуть ли не всеми изданиями. Даже претендующими на статус респектабельных». Фактически, в этих словах заложена капитуляция белорусских госСМИ.

Итак, 14.10.03 на информационном поле России и Беларуси российской стороной был использован аноним, который, играючи, одержал информационную победу над зубрами белорусского агитпропа. Воевать с ним оказалось невозможно, так как Кремль не опроверг ни одного вывода «нашего источника». Следовательно, это голос российского истэблишмента, возможно, самого В. Путина. Если это так, то можно говорить не о пате, а о стратегическом шахе в адрес А. Лукашенко.

Ты остаешься,
Я ухожу – две разные
Осени для нас.

(Масаока Шики)

Провал восточного вектора белорусской внешней политики очевиден. Конституционный Акт окончательно забыт, цены на газ выведены из сферы политических решений и отданы на откуп А. Миллеру, процедура ввода российского рубля, судя по всему, закончится выбиванием из Национального Банка РБ выданных ранее российских кредитов для стабилизации белорусского рубля, спор вокруг собственности России на территории Беларуси грозит завершится национализацией в пользу РФ белорусских санаториев в Краснодарском крае. Список растет, если использовать терминологию обозревателей «СБ», «с невероятной интенсивностью». Но это уже не интеграция, а дезинтеграция. Причем, если белорусский народ долгими годами ждал плодов от интеграции, то последствия дезинтеграции он может почувствовать в течении нескольких месяцев.

Следующий саммит в первой декаде февраля – за считанные недели до президентстких выборов в России. К февральской встрече Беларусь будет уже с новыми газовыми долгами, с проблемами загрузки своих НПЗ, с галопирующей инфляцией и 90% убыточных предприятий. Но не эти вопросы будут в повестке будущей встречи. В феврале В. Путину потребуется дополнительные незначительные, но приятные козыри для второго президентского срока, и А. Лукашенко, скорее всего, придется расстаться с должностью Председателя Высшего Государственного совета СГ. Ротация, однако.

На голой ветке
Ворон сидит одиноко.
Осенний вечер.

(Мацуо Басё)

Президент про страну забыл. Он отдал 2003 год борьбе за свое политическое бальзамирование, но проиграл. В итоге от него отвернулись последние внутренние и внешние союзники. Александр Григорьевич оказался в кольце внешней и внутренней изоляции. Все, что власть ни предпринимает, только усугубляет общую ситуацию. За последние полтора года – ни одной даже тактической победы! А ведь он сам себя называет авторитарным правителем. Хорошо, пусть считает себя хоть вождем, но дома на печке нам, народу, такие вожди не нужны. В Беларуси, к счастью, улицы баррикадами не перегорожены. Если человека не устраивает имидж спокойного и взвешенного лидера от демократии, то пусть воюет за страну на мировой арене, повышает ее рейтинг. Но с международных встреч президент нам привозит только скандалы, новые квоты и цены. Он не работает на Беларусь. Он не работает даже на себя. Он работает против всех.
Рейтинг власти, несмотря на редкие позитивные подъемы, неуклонно катится вниз и рано или поздно будет сопоставим с рейтингом оппозиции. Так все и разбредутся: оппозиция в одну сторону, власть в другую, народ в третью.

Политическая оппозиция погрязла в политической неразберихе. Партии постоянно грызутся и обмениваются членским составом, «низы» недовольны «верхами», а «верхи» недовольны «низами», Западом и Россией, вместе взятыми. Чередой идут расколы, исключения и выведения из состава... Появляется и настоящая политэкзотика. Так, неожиданно партия БНФ предстала в образе борца-интернационалиста, озабоченного, что из белорусов делают врагов России. Интересно, а кто флаги–рубли сжигал, в своих изданиях годами россиян «топил»? Наверное, это все творили «агенты Москвы».

Возможно, что автор этих строк субъективен, но, пожалуй, только ОГП еще сохранила определенный имидж реального политического голоса. Остальной оппозиционный огород давно зарос политическими сорняками и густо обвешен «жучками» и стукачами. Время идет, архивы расписок и доносов растут, политическая активность падает. Политическая шахматная доска тоже в пате. Если президент не будет заменен, то страна может получить мат в духе популярного сочинения Збигнева Бжезинского.

«Прополка» белорусского политического поля властями и оппозиционными терминаторами сделали свое дело – сейчас у нас нет лидера, сопоставимого с нынешним белорусским президентом. Но если нет внутри страны, то надо взять лидера у соседей по планете, как это сделали в свое время в Литве, в Латвии, в Болгарии. После «варяга» появятся и местные.

«Варяг» окажется вне кланов, вне скандалов и разборок, вне компромата. Он сможет извне аккумулировать необходимые для политической кампании средства, организовать внешний информационный «зонтик». Страна с новым лидером получит долгожданную передышку и возможность строить отношения с соседями с «белого» листа.

Это должен быть зарубежный белорус, кардинально отличающийся от А. Лукашенко, достигший успеха в другой стране, получивший системное классическое образование и находящийся в широком европейском и мировом политическом и информационном поле. Кроме того, это должен быть самодостаточный человек с не сломанным характером, которому есть куда уйти после прекращения его полномочий. Он должен быть финансово независимой и кредитоспособной фигурой. Важно, чтобы он был своим для польской, российской, германской и украинской элит.

Есть и проблемы. Против такой личности восстанет Конституция страны – статья 80. Она гласит: «Президентом может быть избран гражданин Республики Беларусь по рождению, не моложе 35 лет, обладающий избирательным правом и постоянно проживающий в Республике Беларусь не менее десяти лет непосредственно перед выборами». Но эту проблему можно решить. Именно тема допуска на внутренний политический рынок должна стать предметом политического торга между нынешней властью и мировым сообществом, тем более что исторический опыт таких торгов имеется. Был бы человек…

Нет сомнений – такие люди есть. Можно даже выбирать…

Уходя,
Не забудь взять с собою
Унылую осень...

(Масаока Шики)

Метки