Немецкий цугцванг?

/Медиаосмотр/

Немецкий цугцванг?

Парламентские выборы в Германии аналитики и политологи дружно называли самыми непредсказуемыми за весь послевоенный период. Как оказалось, выборы стали настолько непредсказуемыми, что это явилось неожиданностью даже для тех, кто предрекал множество сюрпризов. То, что впервые в истории Германии канцлером стала женщина  и во второй раз образовалась «широкая коалиция», вовсе не означает финал политическое борьбы. Это всего лишь перемирие, а не конец войны.

Напомню, что германский парламент состоит из двух палат. Верхнюю называют бундесратом, проще говоря, это немецкий сенат, где сейчас большинство у «черного» блока ХСС/ХДС. Ничего зловещего в цвете нет, ибо это только условность. Нижнюю окрестили очень давно бундестагом, именно здесь назначают федерального канцлера, поэтому выборы в нее столь значимы. После недавней избирательной кампании в ней будет «красных», то есть социал-демократов (СДПГ) 222 человека, «черные» имеют 226 мест, «желтые» (свободные демократы (СвДП)) 63, у «зеленых» (цвет партии совпадает с ее названием) 51 место, у вторых «красных», которые еще «краснее», ибо сохраняют верность идеям Маркса-Ленина (их еще называют новой Левой партией) 54 мандата. Таким образом, никто самостоятельно назначить «своего» руководителя правительства не может, обязательно с кем-то нужно «дружить». В результате трехнедельных дискуссий заявлено о создании «широкой коалиции», то есть «красно-черной».

Первые сообщения об этом события отличаются острожным оптимизмом. Например, Хартия-97 говорит, что открылась возможность для детальных переговоров, последовавших за самыми безрезультативными выборами в поствоенной Германии. Теленовости НТВ отмечают, что «выросшая в социалистической ГДР Ангела Меркель вышла на политическую сцену в момент объединения Германии. И вскоре, к удивлению многих, сделала головокружительную карьеру в Христианско-демократическом союзе.

Ей благоволил тогдашний канцлер Гельмут Коль. Он стал ее ментором и привел в большую политику, сделав министром в своем кабинете, а потом и одним из лидеров партии.

Иной раз ее называют немецкой Маргарет Тэтчер, но это, пожалуй, сильное преувеличение. Однако в чем ей не откажешь, так это во властном инстинкте, жесткости и умении добиваться своего. Именно этот инстинкт подсказал Меркель в свое время, в разгар скандала с незаконными пожертвованиями в предвыборный фонд ХДС, что надо отречься от своего благодетеля. Что она и сделала, став сначала генеральным секретарем, а затем и председателем партии христианских демократов. И вот она, похоже, добилась заветного поста главы правительства».

Создание «большой коалиции» вполне логично, ибо как сообщает Немецкая волна, социал-демократам и консерваторам ничего не остается, кроме как договариваться. Другие правительственные коалиции практически невозможны.

Информационно-аналитический  портал Политком.ru придерживается несколько иного мнения. Вспоминая, что таким образом воссоздается, уже существовавшая  в 1966-1969 годах модель управления, когда канцлером был представитель ХДС Курт Георг Кизингер, а вице-канцлером и главой внешнеполитического ведомства – лидер социал-демократов Вилли Брандт.

Говорится, что решение формировать правительство вместе с социал-демократами тогда дорого обошлось ХДС. И не только потому, что христианские демократы создали прецедент присутствия оппозиционеров во власти, но, прежде всего, потому, что они освободили себя от обязательств перед собственными коалиционными партнерами. 1966 год – время начала мучительной притирки между левыми и либералами. До этого времени правительства формировались ХДС/ХСС и СвДП, однако, оставшись вне власти, либералы получили  шанс сменить партнера. В 1969 году к власти приходит уже новое коалиционное правительство – СДПГ и СвДП. ХДС оказывается в оппозиции, и только Гельмуту Колю удается возвратиться к традиционному сотрудничеству с либералами и вернуть власть христианским демократам.

Политком заявляет, что теперь свободные демократы – как, впрочем, и «зеленые», и Левая партия – оказываются за бортом новой коалиции. Возникает простой вопрос: какой из двух входящих в новый кабинет партий удастся быстрее наладить сотрудничество с ними, чтобы сформировать новый кабинет?

«Сегодня коалиционное сотрудничество СДПГ с Левой партией кажется невозможным, однако завтра, когда представители социал-демократов будут возмущаться по поводу бьющих по интересам населения решений правых, мы можем стать свидетелями примирения левых, упрощающегося после ухода Шрёдера – не себя ради, а токмо ради интересов трудящихся. Может произойти и очередное сближение социал-демократов и либералов, освободившихся от обязательств перед ХДС. Проще говоря: в роли младших партнеров по коалиции у социал-демократов может быть куда больше возможностей, чем у ХДС, для того, чтобы сколотить новую коалицию. Но и у ХДС есть шанс попытаться сблизиться с теми же «зелеными», чтобы сформировать правительство уже без социал-демократов».

Государственные СМИ Беларуси не уделили должного внимания немецким выборам, и это неслучайно. Дело в том, что в последние годы Германия действует исключительно в «русле» Евросоюза, а там позиция в отношении Беларуси довольно однозначная. По  мнению ЕС, Беларусь выбрала самоизоляцию, то есть решила «идти не в ногу с Европой». Таким образом, расчет на некие «особые» отношения явно несостоятелен. И, тем не менее, он делался. Давалось понять, что для национальных интересов страны победа Г.Шрёдера была бы предпочтительней, нежели канцлерство А. Меркель. К сожалению для власть предержащих, все произошло не так как они хотели.

«Белорусская деловая газета» сообщает, что по сути  Ангела Меркель показала «черную метку» Беларуси. «Как заявила  депутат ХДС в бундестаге Клаудиа Нольте, Германия намерена укреплять политическое сотрудничество с Минском только при условии выполнения Беларусью своих обязательств по линии ОБСЕ, куда также входят свободные и справедливые выборы. Подобная позиция не изменится, когда ХДС/ХСС возглавит правительство».

Это политическая «составляющая», но есть еще и чисто экономическая. Всем хорошо знакомо выражение «друг Шрёдер», но всем известно, что оно, мягко говоря, не соответствует действительности. Германия всегда будет поступать именно так, как ей выгодно, что подтвердило строительство газопровода по дну Балтийского моря. К слову, «пролетели» не только прибалты, поляки и украинцы. Ни с чем осталась и Беларусь, как и не пытался этому противостоять А.Лукашенко, который во время так называемого «газового кризиса», пытался всех убедить в том, что «балтийский» проект экономически не выгоден  и немцам, и россиянам. Еще как выгоден, ибо ни у кого нет сомнений, что считать земляки Вагнера умеют очень даже хорошо. Немцы, извините за банальность, есть немцы.

Всю последнюю неделю мировые СМИ пытались «трудоустроить» уходящего Шрёдера. Среди прочих называлась работа в Газпроме. «Независимая газета» опровергла эту информацию, написав, что в руководстве Социал-демократической партии Германии заявили о том, что федеральный канцлер, уйдя в отставку, точно не займет пост советника в российской газовой компании. Между тем информация о возможном назначении курсировала на медиа-рынке с момента посещения Герхардом Шрёдером России в начале октября. Эксперты газового сектора стали поговаривать о том, что приход столь значимой фигуры в компанию мог бы оказать беспрецедентное влияние на судьбу «Газпрома» в момент размещения его акций на Нью-Йоркской бирже, которое руководство газовой компании планирует провести после окончания либерализации».

Все кривотолки на сей счет прекратил сам Шрёдер, объявив в Ганновере, о своем уходе из «большой политики», о чем сообщили фактически все информационные агентства планеты.

Уже упомянутая Немецкая волна перечислила всех министров-социал-демократов, попутно подчеркнув, что их в правительстве будет больше (восемь) чем непосредственно победителей, то есть блок ХДС/ХСС (шесть).

Цунгцванг – это когда любой ход явно проигрышный. Немецкие политики смогли договориться, но не явится ли это основой для будущих раздоров, и не превратиться ли «коалиция» в «коллапс»?

Метки