2003-ий год – парадоксы усилий и результатов...

Правительством наш президент последние месяцы был недоволен. Более того, он подозревает, что ему подсовывают необъективную информацию, что опасно не только для дня сегодняшнего, но и для определения перспектив будущего. Причем собственного, персонального. Президент абсолютно прав, интуиция его не подводит. Все большему числу специалистов становится понятным, что экономические результаты несут в себе опасности нового типа, подводят нас к определенной черте, за которой могут начаться явно кризисные процессы.

Далее, реалии уже не совпадают с прогнозами, сделанными правительством в прошлом году. Полное счастье министров -- это когда прогноз совпадает с результатами действий правительства. Конечно, "такого счастья" не бывает. Одно из преимуществ экономической науки заключается в том, что теория не совпадает с практикой. Иногда на это обижаются. Но что может быть, когда прогноз по оценке экспорта в первом квартале отличается в 16 раз от результата? Зачем писали, старались, если, что называется, "пальцем в небо". Описались, что ли? Нет, не то, что вы подумали, ошиблись.

Что же происходит в белорусской экономике в первой половине этого года?

Экономическая траектория Беларуси «как она есть»

Общий алгоритм развития белорусской экономики расшифровывается в показателях ВВП, которые показывают наличие следующей "трассировки" в течение 12 последних лет, что показано на графической диаграмме 1.

Диаграмма 1

Специально выделяем область сравнений: аналогичные показатели "славянского треугольника", что имеет и определенные политические сопоставления. При всем различии экономической политики мы движемся вместе и рядом. Циклы "взлет -- посадка" идентичны, различия в деталях, институциональных областях и способностях экономических элит продвигать свои интересы. Таким образом, у нас есть все основания считать, что к началу 2003 года Беларусь синхронно входила в общую динамику соседних стран, с которым имеет и генетическое родство.

По сути, прогностика на 2003 год исходила из умеренности развития, попытки стимулировать экономический рост теми же методами, которые применялись раньше. Правительство этим и занималось, не утруждая себя поиском новых источников роста и развития. Дело в том, что уже 2 года осуществляется стимулирование доходов домашних хозяйств за счет повышения минимальной заработной платы, что позволило перейти от показателей в 30-35 долларов среднемесячной зарплаты в конце тяжелого 1998 года к 117 долларам нынешнего года.

Надо сказать, что разогревание внутреннего рынка за счет повышения доходов населения является приемлемым методом экономической политики, хотя делать это продолжительное время опасно. Итогом может стать рост издержек национального производителя, которые будут превышать региональный уровень. Реагировать на это начнут и внутренние, и внешние рынки. Внутри импорт станет относительно дешевле, а вовне -- дорогие белорусские товары потеряют свою привлекательность, и будет постепенно падать сбыт, особенно трудоемкой продукции. Это все мы должны испытать в предстоящие месяцы и годы. Если не изменится сама экономическая политика.

Однако белорусская экономическая действительность принесла по результатам первого квартала свои особые сюрпризы. Сенсацией можно считать резкий взлет экспорта и импорта. При 5.6% прироста ВВП, что действительно много, экспорт стал зашкаливать за 32% прироста, хотя прогнозировалось его увеличение в первом квартале всего на 2%. По физическим объемам продажи товаров на внутреннем потребительском и инвестиционном рынке составили за 2 месяца около 950 млн. долларов, а инвестиционных товаров на 220 млн. долларов, что меньше (950+220=1170) продаж аналогичных (инвестиционных и потребительских) товаров за рубежом, которые достигли уровня в 1434 миллиона долларов. Конечно, это очень хорошо и подчеркивает открытость белорусской экономики, в которой объемы экспорта достигают уровня 55-60% от размеров ВВП, что делает страну конкурентной. И это несмотря на полное игнорирование механизмов частной собственности на национальном уровне.

Конечно, первые замечания следует сделать по поводу мировой ситуации с нефтью и нефтепродуктами, что прямо затрагивало экспортные потоки страны. Это временный фактор и пуском иракских скважин мировой рынок "прикроет" возможности продаж продукции белорусскими предприятиями нефтехимической промышленности. Кстати, именно в данных отраслях и самые высокие доходы работополучателей -- 300-400 долларов в месяц. Для сравнения укажем, что в аграрном секторе соответствующие величины находятся на уровне 45 долларов месячной зарплаты, но и она выплачивается с особыми задержками.

Однако даже при нефтяном буме мы имеем место и с необычно быстрым ростом других экспортных групп товаров. Белорусские продажи тракторов на внешних рынках выросли в 2 раза, калийных удобрений на 62%. Аналогично быстро выросли продажи мотоциклов, холодильников и, естественно, нефтепродуктов.

Это необычное явление, оно не прогнозировалось правительством, государственным бизнесом, но именно данное обстоятельство подчеркивает тот факт, что белорусские полисимейкеры не очень-то "управляют" экономикой, о чем всегда с гордостью сообщается. Сама национальная экономика есть "вещь в себе", живет своей жизнью. Это весьма важное положение, оно придает определенный оптимизм деловым людям. Парадоксально, что оппозиционные политики не хотят признавать такого качества нашей экономической среды. Для них было бы лучше обвальное состояние, что достичь весьма сложно.

Недостатки, как продолжение достоинств: растем себе в убыток.

Чудес не бывает ни в белорусской, ни в американской, ни в германской, ни в японской экономике. Их можно придумать, но на самом деле видные достоинства могут скрывать и усиливать очень неприятные стороны экономической жизни.

Мы ничем не лучше и по этой причине сразу назовем главную проблему. Проблема номер один -- финансовая. Как и полагается, можно добиваться количественных результатов, но качество при этом превращается в особую проблему. Главная качественная черта белорусской экономики 2003 года -- рост убыточности предприятий. Когда в стране около 50% предприятий работает себе (или кому-то еще) в убыток, то такой тип движения в будущее заканчивается финансовым крахом. Формула проста: растем себе в убыток.

Если посмотреть на показатели финансового положения белорусских предприятий в течение последних лет, то мы обратимся к графической диаграмме 2.

Диаграмма 2

Представленные показатели ставят диагноз первой половине 2003 года. Выжимается "постсоциалистический лимон", причем правительство и президент делают вид, что этот вариант политики вполне оправдан. Когда в легкой промышленности 56% предприятий убыточны, то платить заработную плату обувщикам или швейникам резона нет. Конечно, в местной практике принята формула, когда под зарплату берутся кредиты. Когда и кто их будет возвращать -- вопрос отдельный. Полное банкротство целых отраслей возможно, но теоретически.

При нарастании форс-мажорных обстоятельств прогнозируемы быстрые локализации проблем за счет вбрасывания денег (бюджетных и квазибюджетных). Однако делать это постоянно невозможно. Есть два варианта: (1) настоящая приватизация и продажа предприятий, (2) сохранение административного контроля, но более или менее внятная реструктуризация, когда директорат получит возможность реально получить в свою собственность убыточные предприятия. Вообще эта гигантская убыточность является своего рода также игрой неономенклатуры.

Дело в том, что в отличие от соседних стран белорусские инсайдеры промышленного и аграрного секторов не получили в свою собственность свои же предприятия. Естественно, при запрете приватизации основного капитала можно заняться приватизацией оборотного. Лучше, конечно делать и то, и другое. Но пока, реально в Беларуси можно приватизировать только оборотный капитал. Осторожно, тщательно, тихо и скрытно.

В итоге такой игры в "капитал" мы и получим всеобщее видимое банкротство. Президент при всей его подвижности и желании контролировать не сможет добраться до 4 тысяч убыточных предприятий. По этой причине ухудшение финансового положения реального сектора вызовет с его стороны действия по поиску денежных ресурсов для предотвращения острых ситуаций. Забавно, но глава государства поручил в течение нескольких дней разработать ему некую срочную программу таких мер. Понятно, что для внятной экономической политики времени на разработку любой программы было предостаточно, как никак, но у власти А.Лукашенко находится уже 8 лет. Но это отдельная тема.

Ситуация в 2003 году показывает и иные парадоксы: профицитный бюджет, рост доходов и увеличение склонности домашних хозяйств к сбережениям, что будет проанализировано в готовящемся выпуске "Экономического навигатора 2003", который системно даст оценку как общим параметрам, так и ситуации в секторах и сегментах белорусской экономики.

Метки