Существует ли «белорусская мечта»?

Участившиеся выступления президента Беларуси перед студенческой аудиторией, как правило, расцениваются в качестве шагов, направленных на поиск взаимопонимания между Александром Лукашенко и образованной молодежью. Известно, что именно в этой группе населения политические ценности и практики, отождествляемые с белорусским лидером, вызывают наибольшее неприятие.

Тем не менее, формы и методы воздействия на студенческую молодежь, похоже, меньше всего рассчитаны на пробуждение у нее симпатии и доверия к власти и полностью соответствуют часто употребляемой президентом формуле "вбивать в головы людей". Более того, ярким явлением, характеризующим белорусскую действительность, стали непредставимые в нормальной демократической стране усилия по использованию государственных административных возможностей в отношении вузов в целях достижения необходимых власти результатов президентских и парламентских выборов.

*

Именно молодежь, судя по всему, является одним из главных адресатов новой волны идеологической кампании. Оказывается давление на руководство вузов в целях обеспечения поддержки официального политического курса. Преследуются студенты, замеченные в несанкционированной политической активности. Самыми различными способами молодые люди и девушки принуждаются к вступлению в БРСМ. В целом предполагается, что лояльности студентов можно добиться, используя прямолинейную пропаганду и репрессивные механизмы, с помощью запугивания и диктата.

Сами президентские выступления в вузах в этом отношении весьма симптоматичны. Их содержание свидетельствует о том, что власть отнюдь не стремится и не готова предложить что-либо новое, оригинальное, привлекательное для молодых, с точки зрения жизненных перспектив и обустройства своего существования в настоящем и будущем. Высказанный во время последней встречи со студентами Академии искусств тезис о том, что культура должна быть поставлена на службу государственной идеологии, вполне соответствует личному опыту Александра Лукашенко, приобретенному им в качестве партийного и советского работника. Но он будет воспринят как нонсенс в любой другой европейской стране. Один из базовых постулатов современного демократического общества заключается в том, что государство призвано оберегать право художника на свободу самовыражения. В плюралистическом обществе, основанном на естественной смене политических групп, находящихся у власти, иного и не может быть. Тогда как одной из главных черт тоталитарных и авторитарных обществ, что нашло отражение еще в классическом описании их прообраза, данного Платоном в трактате "Государство", является ограничение свободы искусства и подчинение культуры политике.

*

Новая генерация белорусской интеллигенции особенно чувствительна к неуспехам внутренней и внешней политики правящей команды, превращающим Беларусь в международного изгоя и заставляющим ее молодых граждан испытывать чувство стыда за свою страну в общении с зарубежными сверстниками.

Идеологические догмы, господствующие в советский период истории Беларуси, нынешняя власть пытается очистить от груза анекдотов, от которых они были неотделимы в предперестроечные десятилетия, и вернуть им первозданную чистоту и искренность.

Белорусские руководители мысленно все еще пребывают в собственной комсомольской юности, не принимая в расчет то обстоятельство, что возврат в 60-е или 70-е годы прошлого века невозможен. Тогда идейный и нравственный конфликт СССР с "капиталистическим" миром подкреплялся мощью сверхдержавы, системой идейного и полицейского контроля, недостижимых в нынешних белорусских условиях.

*

Затрудняет путь к взаимному уважению и вообще недоброжелательное отношение президента к интеллектуалам. Ближайшей аналогией является презрение, высказываемое в адрес подлинных или мнимых "националистов", когда в целях уничижения оппонентов белорусский президент переходит на родной язык. "Интеллектуалы" заслужили целого абзаца на официальном президентском сайте, где фактически расцениваются как заведомые и неприкрытые противники действующей власти. Интеллектуалы, утверждается на сайте, это люди способные, прежде всего, на "истерические выступления в СМИ". От них закономерно следует ждать "много шума, много лжи, много расчета на слабонервных и невежественных. Все эти неожиданные "друзья народа" жаждут "порулить" в свой карман, и слезы обманутых и ограбленных, униженных и лишенных перспектив их никогда не тронут", -- подводит грустный итог анализа белорусской интеллигенции ("подставных лиц, именующих себя "учеными" и "профессионалами"), статья, посвященная биографии президента Лукашенко и его борьбе с тайными и явными врагами.

*

Существует ли в действительности "белорусская мечта", на которую могла бы отозваться молодежь? Особенностью политической жизни в Беларуси является ее чрезвычайная концентрация вокруг персоны руководителя страны не как представителя института власти, а как личности, обладающей определенным мировоззрением, житейским и профессиональным опытом, психологическим складом, представлениями о том, что хорошо, а что плохо и т.д. Это, впрочем, характерно вообще для авторитарных режимов.

В этом смысле белорусская реальность являет собой слепок схем, отложившихся в сознании Александра Лукашенко, его индивидуального понимания прошлого, настоящего и будущего. Конкретные очертания белорусской политической системы не являются результатом широкой общественной дискуссии, осознанного выбора. Они формируются правящей командой стихийно и интуитивно. Их главным отчетливым ориентиром является "построение СССР в отдельно взятой республике". Готова ли, однако, белорусская молодежь подхватить и продолжать линию на отторжение ценностей "цивилизованного мира"? Во имя чего? Готова ли она принять как должное государственный протекторат в ущерб развитию личной инициативы и ответственности за собственную судьбу?

Интересно, что, обращаясь к молодому поколению, президент почти ничего не говорит о будущем страны. Это вполне соответствует убеждению, что "белорусской модели" дальше развиваться и изменяться некуда и незачем. Пафос выступлений президента заключается в стремлении доказать аудитории, что только в Беларуси обнаружена и реализуется правильная и не нуждающаяся в коррективах политическая, социальная и экономическая система. В том числе и потому, что Александр Лукашенко "единственный политик в Европе, который воспринимает истину прежде всего как категорию совести и постоянно требует от политиков соблюдения нравственных категорий в принимаемых ими решениях", -- бесхитростно поясняет президентский сайт. Именно так. Единственный. Без тени иронии. В этом свете становится понятной склонность белорусского руководителя к контактам со странами третьего мира. В Европе просто невозможно найти сколько-либо равного ему по нравственной силе политика.

Меду тем органическое единство президента Лукашенко как личности и проводимой им политики рискует сыграть с белорусским режимом злую шутку. Чтобы он мог продолжать свое существование в нынешнем виде, президентом должен оставаться либо сам Александр Лукашенко, либо кто-то другой, очень его напоминающий. Видимо, это понимает и правящая элита. Но не стоит переоценивать усилий по поводу референдума и третьего срока, который, скорее всего, осложнит положение нынешнего руководства, нежели окончательно решит проблему ответственности за существующее положение дел после смены политического курса. Ее решение просто будет отодвинуто еще на пять лет. Реальным выходом стало бы пожизненное президентство. Во всех иных случаях перемены неизбежны.

Какое же будущее для Беларуси предпочтут нынешние студенты? Хватит ли у белорусской власти сил и средств, чтобы заставить молодое поколение интеллигентов поверить в превосходство авторитаризма над демократией, преимущество административных бюрократических методов в экономике перед рыночными механизмами, необходимость враждовать с соседями на Западе, а теперь уже все чаще, кажется, и на Востоке, в приоритет осуществления неясных "ценностей восточноевропейской цивилизации" перед заботой об обеспечении нормальных жизненных условий, в то, что страх более социально эффективен, чем ценности свободы и реального выбора?

Либо молодежь выскажется за возвращение страны в общее европейское движение к понятным нормам экономики и политики, которые не в теории, не в изобретаемых под зорким государственным оком идеологических легендах, а на практике неоднократно доказали, что только они и способны обеспечить достойные современного человека условия существования?

"Белорусская политическая модель" слишком специфична, своеобразна, слишком связана с прошлым, чтобы выступать в качестве реальной перспективы в сегодняшнем мире. Воззрения белорусского руководства остаются без изменений на протяжении целого десятилетия, тогда как само общество постепенно становится другим. Реалистическая политика должна строиться на учете настоящих интересов и потребностей молодежи, а не в отрицании за ней права на самостоятельный выбор будущего. И настоящего.

Метки