Почувствуйте разницу

На протяжении последних лет белорусские власти и государственные средства массовой информации с удовольствием аргументируют достижения «белорусской модели» ссылками на индекс человеческого развития, публикуемый в глобальном Докладе о развитии человека, который ежегодно готовится видными учеными по заказу Программы развития ООН.

В 2003 году такая аргументация была особенно звучной и убедительной: Беларусь, хоть и в числе последних, но попала-таки в группу стран с высоким уровнем развития человеческого потенциала, заняв 53-ю позицию (в группу с высоким уровнем всего входит 55 государств). До этого на протяжении нескольких лет наша страна последовательно сохраняла свой рейтинг в группе со средним уровнем развития.

На фоне такого успеха официальная пропаганда буквально выбивала из-под ног почву у критиков внутренней и внешней политики современного белорусского руководства, во весь голос заявляя о правильности курса Президента Александра Лукашенко. В этой связи у наших сограждан, многие из которых каждый день огорченно смотрят на свои быстро пустеющие кошельки, возникал закономерный вопрос: в чем тайна статистики Программы развития ООН, представляющей в прекрасном свете жизнь в Беларуси, которая самим белорусам кажется довольно далекой от совершенства?

Попробуем разобраться в этой «загадке».

Индекс человеческого развития, о котором идет речь, представляет собой ключевой элемент не только Доклада о развитии человека, который впервые появился в 1990 году, но и целой концепции человеческого развития, корни которой уходят в 70-е годы прошлого столетия. В 1964 году Г. Беккер впервые сформулировал свою теорию человеческого капитала, получил за нее Нобелевскую премию и в буквальном смысле совершил переворот в экономике труда, предложив единые аналитические рамки для объяснения таких, казалось бы, разнопорядковых явлений, как вклад образования в экономический рост, спрос на образовательные и медицинские услуги, возрастная динамика заработков, различия в оплате мужского и женского труда, передача экономического неравенства из поколения в поколение и многое другое. Фактически впервые человечеству в системном виде была предложена концепция капитала, состоящего не из материальных предметов или финансовых средств, а из воплощенных в человеке запасов способностей, знаний, навыков и мотиваций. Человечество вынуждено было осознать, что формирование этого уникального живого капитала требует отвлечения средств от текущего потребления ради получения дополнительных доходов в будущем. К важнейшим видам инвестиций стали относить инвестиции в человека – образование, здравоохранение, подготовку на производстве, миграцию, информационный поиск, рождение и воспитание детей и т.д.

Используя тезисы Г. Беккера, концепция развития человека, взятая на вооружение Программой развития ООН, шагнула еще дальше и начала определять процесс развития сквозь призму расширения возможностей для выбора, экспансии принципов свободы и уважения к правам человека. Таким образом, она преодолела границы более узкого понимания экономического роста как единственного критерия развития. Она изменила способы, с помощью которых мы оцениваем прогресс в современном глобализованном мире, связав их не только с определением внутреннего валового продукта (ВВП), налогового дефицита, уровня инфляции или платежного баланса. Настоящий прогресс может быть установлен только в случае, когда мы имеем явные улучшения в жизни людей – в уровне их здравоохранения, образования и безопасности.

В истории ничто не происходит случайно. Рубежность 1990 года, с точки зрения начала активной реализации идеи человеческого развития, обусловлена особенностями этого периода, который многие историки окрестили «эпохой надежды». Фактически именно тогда интенсивно протекало формирование мира, свободного от конфронтации Востока и Запада. Следующим за примирением этапом всегда идет развитие. И последующее десятилетие девяностых это доказало – человечество резко и далеко шагнуло вперед, образовав глобальный, взаимозависимый мир.

Практически одновременно с возникновением концепции развития человека встала проблема количественной оценки достижений в области улучшения жизни людей во всем мире. Иными словами, потребовался оригинальный индекс, который, опираясь на статистические показатели, смог бы отразить параметры развития, выходя за рамки оценки благосостояния человека лишь на основе показателей ВВП на душу населения.

Любое измерение, которое оценивает пистолет в сотни раз выше, чем пол-литра молока, непременно должно генерировать вопрос о своей адекватности с точки зрения человеческого развития. Неудивительно, что с момента появления исчисления национальной прибыли, возрастала неудовлетворенность тем, что только внутренний валовой продукт служит измерением человеческого благосостояния. ВВП действительно характеризует цены рынка в монетарных терминах, молчаливо регистрируя превалирующую экономическую и покупательную способность в государстве. Но при этом, однако, не удается отразить процесс распределения, характер и качество экономического роста. ВВП также не учитывает все немонетарные виды деятельности – работу по дому, на приусадебном участке, неоплачиваемые услуги. Но что самое главное – ВВП одномерен, – он не дает представления о культурных, социальных, политических и других предпочтениях человека.

Долгое время ученые находились в поиске более агрегированного, чем ВВП, статистического индикатора уровня развития, который мог бы отражать если не абсолютное большинство, то хотя бы ключевые ориентиры социально-экономического прогресса человека.

Процесс поиска был сопряжен со многими сложностями. Так, некоторые аналитики предложили отдельные экономические и социальные индикаторы, но не смогли объединить их в общий индекс, а политики посчитали сложным одновременно сопоставлять множество показателей. Ряд предложенных индикаторов не имел необходимой методологической основы и был отвергнут после первых непродолжительных испытаний.

Формула агрегированного индекса социально-экономического прогресса была успешно выведена в процессе подготовки первого Доклада о развитии человека 1990 года. В процессе работы ученые приняли во внимание некоторые ключевые требования, о которых уже было частично сказано выше. Во-первых, индекс проектировался как отражение сути концепции человеческого развития, ориентированной на расширение парадигмы выбора для человека. Теоретически в рамках такой парадигмы индекс должен был бы учитывать желание человека жить дольше, получать знания, иметь достойный уровень жизни, приличную работу, дышать свежим воздухом, быть свободным, жить в интегрированном, а не разобщенном обществе. Очевидно, что не все перечисленные параметры могут измеряться или исчисляться. Главная идея, таким образом, должна была заключаться в нахождении нескольких принципиальных параметров, выходящих за рамки исключительно дохода и измеряемых в методологически обоснованном композитном индексе.

Новый индекс должен был быть простым и доступным в расчетах. Поэтому уже на первоначальной стадии разработки внимание было сконцентрировано в основном на ожидаемой продолжительности жизни, уровне грамотности взрослого населения как индексе знаний, ВВП на душу населения по паритету покупательной способности как индексе многообразия экономического выбора для человека. Все три параметра в конечном счете и легли в основу индекса развития человека. Но рассматривались и другие возможные компоненты. Например, индикатор детской и младенческой смертности после некоторого обсуждения решено было снять с рассмотрения, поскольку он сочетался с показателем ожидаемой продолжительности жизни. Предложение включить в общий индекс показатель калорийности питания было также отвергнуто специалистами, так как за подобным показателем довольно легко можно было «спрятать» диспропорции реального распределения продуктов среди различных групп населения и, следовательно, сильно исказить общую картину.

Для ученых очень важно было создать интегрированный показатель, а не набор различных индикаторов. Достичь этого оказалось серьезной проблемой. Если для ВВП возможно найти общую валюту, то для социально-экономических показателей такой «общей валюты» нет. Даже предложенные три индикатора измеряются по-разному: ожидаемая продолжительность жизни – в годах, уровень грамотности взрослого населения – в процентах, а доход на душу населения – в долларах по паритету покупательной способности. Задача состояла в том, чтобы привести все индикаторы к общему знаменателю. Методологическим прорывом стало решение измерять прогресс по каждому индикатору в терминах как относительного сопоставления с желаемой, то есть заранее установленной величиной. Для каждого индикатора был зафиксирован максимум и минимум, что позволило уравнять изначальные позиции каждой страны.

Таким образом, конфигурация индекса из трех составляющих позволила решить проблему сочетаемости экономических и социальных показателей. Некоторые критики индекса указывали на неправомерность соединения ВВП, который в рамках концепции человеческого развития выступает как средство, с двумя другими индикаторами, которые по сути своей являются конечной целью развития. Довольно быстро такая критика, впрочем, была снята.

Важным преимуществом индекса стала возможность его корректировки по мере совершенствования самой концепции человеческого развития. ИРЧП не стал неким застывшим конструктом. Напротив, как показывает практика, государства и международные организации в значительной мере стимулируются к дальнейшему поиску сопоставимых методик для расчета составляющих индекса в интересах повышения общего качества подобного рода статистики.

Таким образом, индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП) в настоящее время общепризнан как универсальный агрегированный показатель, состоящий из (1) индекса ожидаемой продолжительности жизни, который в определенной степени можно считать отражением состояния системы здравоохранения и социального обеспечения страны; (2) индекса уровня образования, отражающего степень грамотности взрослого населения и охвата населения начальным, средним и высшим образованием и таким образом характеризующего состояние системы образования страны; (3) индекса ВВП на душу населения (в долларах США по паритету покупательной способности), указывающего на уровень доходов граждан страны.

Фактически процесс подсчета индекса может быть представлен в виде следующих этапов вычислений:

1.Индекс ожидаемой продолжительности жизни при рождении, фиксированные значения (определенные Программой развития ООН):

максимальное – 85 лет
минимальное – 25 лет

Formula

2.Индекс грамотности взрослого населения (15 лет и старше)

максимальное – 100%
минимальное – 0%

Formula

3.Индекс совокупной доли учащихся в численности населения соответствующей возрастной группы населения (6-24 года), охват % образованием:

максимальное – 100%
минимальное – 0%

Formula

4.Совокупный индекс достигнутого уровня образования:

5.Индекс реального ВВП на душу населения (по ППС в долл. США):

максимальное – 40000 долл. по ППС
минимальное – 100 долл. по ППС

Formula 3

6.Индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП)

Formula 4

Максимально возможное значение ИРЧП – 1, минимальное – 0.

ИЧРП, равный 1, будет иметь страна, в которой средняя продолжительность жизни равна 85 годам (это фиксированный верхний порог для всех стран), ВВП на душу населения (по паритету покупательной способности) равен 40000 долларам США (это также фиксированный верхний предел для всех стран), в которой 100% населения являются грамотными, а все, кто достиг соответствующего возраста, посещают начальную или среднюю школу, учатся в высшем или среднем учебном заведении (это также изначально неизменный индикатор для всех стран). Ближе всего сегодня к этому показателю находится Норвегия, ИРЧП которой равен 0,944.

ИЧРП, равный 0, будет иметь страна, в которой средняя продолжительность жизни равна 25 годам (это установленный фиксированный нижний уровень), ВВП на душу населения (по паритету покупательной способности) равен 100 долларам США (это также фиксированный нижний предел для всех стран), в которой 100% населения неграмотны и никто не получает никакого образования. Ближе всего к этой крайности находится сегодня Сьерра-Леоне, ИРЧП которой равен 0,275.

Откуда берется статистическая информация для расчета ИРЧП? Отвечая на данный вопрос, необходимо подчеркнуть, что поскольку издается два типа отчетов о развитии человека – глобальный и национальный, то исходные данные в обоих случаях различаются.

Так, для глобальных отчетов статистика собирается из трех основных источников – отдела народонаселения ООН, статистического института ЮНЕСКО и Всемирного банка. Хотя все эти структуры имеют собственные методики подсчетов, исходная, то есть самая первичная информация берется из национальных источников статистики.

В национальных отчетах полностью используется национальная статистика, методика составления которой часто, в том числе и в случае с Беларусью, не совпадает с параметрами указанных выше международных структур. Это отражается и на конечном продукте. Так, если в 2003 году глобальный отчет отнес Беларусь нас 53-е место с ИРЧП 0,803, то в национальном отчете мы находим только 0,797. Если бы глобальный отчет ориентировался на национальную статистику, то Беларусь не попала бы в группу стран с высоким уровнем развития человеческого потенциала.

Но, несмотря на сравнительно небольшие различия глобального и национального уровней, индекс у нас в обоих случаях довольно высокий. Чем же объясняется данный феномен?

Объяснение довольно несложное. Беларусь имеет действительно довольно высокие показатели по всем трем составляющим индекса.

Первый – это ожидаемая продолжительность жизни. Это прогнозный индикатор, своего рода «аванс»: если он не выполняется, то ИРЧП будет уменьшаться, поскольку последующий прогноз будет корректироваться. По оценке экспертов отдела народонаселения ООН, составленной на период 2001-2005 годов, ожидаемая продолжительность жизни в Беларуси будет возрастать и к концу периода составит в среднем 70,1 года (по сравнению с 68,5 годами в 1995-2000 годах). Исходя из такого прогноза, отдел докладов о развитии человека Программы развития ООН оценивает ожидаемую продолжительность жизни в Беларуси на каждый конкретный год данного периода (при расчетах ИРЧП в 2003 году она составила 69,6 лет). По национальным данным, этот показатель составил 68,0. Для сравнения скажем, что самый высокий показатель сегодня у Японии – 81,3.

Второй – это уровень грамотности взрослого населения, который сегодня в Беларуси, как и в развитых странах мира, приближается к 100%, и высокий уровень охвата населения начальным, средним и высшим образованием (по данным института статистики ЮНЕСКО, в Беларуси он самый высокий среди стран СНГ). По данным национальной статистики, уровень грамотности взрослого населения составляет 99,7%, а совокупный валовой показатель числа поступивших в учебные заведения – 79%.

Третий – уровень ВВП на душу населения по паритету покупательной способности (ППС), который учитывает различие цен на одни и те же товары и услуги в различных странах. Этот расчет проводится в рамках обзоров специальной программы ООН ( International Comparison Programme ). Для стран-членов Организации по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЭСР) при расчете ИРЧП учитывались данные обзора 1999 года, для остальных стран – 1996 года. Так, по расчетам Всемирного банка, ВВП Беларуси на душу населения в 2001 году составил 1226 долларов США, а в пересчете по паритету покупательной способности – почти в 6 раз выше (7620 долларов США). Это означает в практических терминах, что в 1996 году на 1226 долларов в Беларуси можно было купить столько же товаров и услуг, сколько в США на 7620 долларов. По национальной статистике этот показатель еще более высокий – 8790.

Различие между реальным ВВП на душу населения в Беларуси и ВВП по паритету покупательной способности – одно из самых высоких в мире и самое высокое среди стран СНГ, за исключением Таджикистана, где при реальном ВВП на душу населения в 180 долларов США, ВВП по ППС составляет 1140 долларов США (в 6,3 раза больше). Для сравнения: ВВП на душу населения по ППС в Латвии почти такой же, как и в Беларуси – 7730 долларов США, а вот реальный ВВП на душу населения – почти в два раза выше (2300 долларов США). В развитых странах, где уровень цен сопоставим с ценами в США, разница между реальным ВВП на душу населения и ВВП по ППС является значительно меньшей, а в некоторых странах – таких, как Норвегия, Япония, Дания и Швейцария – ВВП на душу населения по ППС ниже, чем реальный ВВП. Здесь уместно напомнить, что ВВП по ППС для Беларуси по-прежнему базируется на показателях 1996 года, когда уровень инфляции в стране был достаточно высок. Если бы, например, расчеты проводились по данным 2001, 2002 или 2003 года, то показатели были бы иные, а индекс человеческого потенциала был бы ниже и более реалистично отражал ситуацию.

Погружение в цифры показывает, что индекс развития человека в определенной степени действительно отражает текущее состояние белорусской экономики и общества. Иными словами, наше 53-е место свидетельствует о том, что и экономика, и общество в Беларуси развиты в целом неплохо. Но это и так заметно и ощущается нами каждый день – утром страна идет на работу, в магазинах делаются покупки, быстрыми темпами строится жилье, на улицах Минска превалируют иномарки, увеличивается количество пользователей мобильных сетей связи и так далее. Более того, политика Президента Александра Лукашенко пока позволяет весьма значительные даже по западным меркам социальные расходы государственного бюджета – 14,2% от ВВП по данным на 2002 год.

Упомянув и справедливо признав все достижения, необходимо отметить, однако, и некоторые другие, не менее важные моменты, которые не попадают в поле нашего прямого зрения, находясь как бы «за кулисами» парадных индикаторов развития человеческого потенциала Беларуси.

Заметим, что природа индекса человеческого развития такова, что многие привычные стереотипы восприятия страны действительно разрушаются, когда анализ проводится на основе методики, лежащей в основе его составления. Беларусь здесь не исключение. Например, Куба, которую в мире называют не иначе как «форпост коммунизма» и пр., обгоняет нас в этом рейтинге, занимая 52-ю позицию!

Когда Правительство Беларуси утверждает, что наша страна по индексу развития человеческого потенциала обошла все страны СНГ, то это правда. Но при этом надо посмотреть, какие именно страны сегодня являются партнерами Беларуси по СНГ. Нас объединяет с СНГ только историческая принадлежность к СССР – не более того. В остальном же ни одна из стран Содружества не сопоставима с Беларусью ни по одному из формальных признаков – численности населения, территории, географической принадлежности и т.д.

Напротив, если мы возьмем сопоставимые с нами страны по данным параметрам страны Прибалтики и Центральной и Восточной Европы, то увидим, что практически все они находятся впереди нас по индексу развития человеческого потенциала. Об этом последнем обстоятельстве по понятным причинам наша официальная пропаганда умалчивает, но в приведенной ниже сравнительной таблице (для 18 стран) заметно, что Беларусь сегодня предстает далеко не в самом лучшем виде.

Таблица 1a

Table 1

Таблица 1b

Источник *: Доклад о развитии человека за 2002 г.;
World Economic Forum – Global Competitiveness Report 2002-2003.

Ссылаясь на высокий индекс, белорусским властям отнюдь не следует победно рапортовать о достижениях Беларуси в области социально-экономической политики. Единственное, что они могут с относительной правотой утверждать, так это то, что за более чем 12 лет независимости не удалось все окончательно развалить. Но с учетом того, что в наследство Президенту Александру Лукашенко досталась наиболее экономически богатая и социально процветающая республика бывшего СССР, развалить ее за 12 лет необходим был бы особый «управленческий талант»! По сути, такая социальная составляющая индекса человеческого развития, как уровень грамотности взрослого населения и высокий уровень охвата населения начальным, средним и высшим образованием – это не личное достижение Президента Александра Лукашенко, а во многом инерция советских времен. Беларусь пока просто потребляет плоды размаха образовательных программ в СССР времен 60--80-х годов прошлого века.

Так называемая «белорусская модель социально ориентированной рыночной экономики с сильным государственным регулированием», которую так динамично пытаются в последнее время легитимизировать на международной арене наши экономисты, в реальности совершенно не состоятельна. Высокие расходы на социальные нужды правительству Президента Александра Лукашенко в течение многих лет удавалось поддерживать за счет получения, главным образом, прибылей от сырьевых ресурсов по низким внутрироссийским ценам, сдерживания роста заработной платы, доходов от продажи военного оборудования и непропорционально разветвленной системы налогов и сборов. Если добавить к этому «продукцию» от периодически включаемого денежного станка, то в совокупности всего вполне достаточно, чтобы решать сиюминутные накопившиеся проблемы и обеспечивать устойчивость власти за счет так называемого привыкания к невысоким стандартам жизни основной массы населения и практической утраты у них даже зачатков стереотипов «среднего класса». Упрощенно это выглядит как постоянное подкармливание чрезвычайно больного ребенка конфетой, создающей краткосрочные эффекты комфорта, но не ликвидирующей глубинную причину болезни. Решиться на полномасштабную «операцию» по структурной перестройке экономики грозило и грозит Президенту Александру Лукашенко завершением его полномочий Главы государства – ведь никакой народ не любит реформаторов и благодарит их, как и хирургов, только спустя некоторое время после вмешательства, когда становится очевидно, что именно операция помогла получить долгосрочные позитивные изменения. Таким образом, «забота» нынешнего Главы белорусского государства и его «команды» о народе есть ничто иное как, прежде всего, забота о сохранении собственной власти. Именно в этом случае все мысли концентрируются на политике «латания дыр», предупреждения любой ценой социальных конфликтов, и отнюдь не на стратегических перспективах развития страны, всестороннего планирования будущего белорусского народа.

Существенным недостатком индекса человеческого развития является то, что он не может отразить процесса человеческого развития в полной его динамике. Но даже простое сопоставление индексов за различные годы говорит о том, что наша страна пока еще не смогла достичь показателей 1990 года. В 90-х годах замедление роста или падение ИРЧП наблюдалось во всех странах Центральной и Восточной Европы и во всех без исключения бывших советских республиках. Но наилучшим образом этот период падения преодолели те страны, которые не тратили времени на «латание дыр» и интенсивно начали процесс реформ. В итоге индекс развития человеческого потенциала в таких странах, как Венгрия, Польша, Чехия, Словения по сравнению с 1990 годом не просто восстановился, а возрос соответственно на 0,034, 0,092, 0,026 и 0,051. ИРЧП прибалтийских государств также возрос, но в меньшей степени: Литва – на 0,005, Латвия – на 0,008, Эстония – на 0,019. Среди стран СНГ только Узбекистан превысил свой уровень ИРЧП 1990 года на 0,001. Особенно сильным является падение ИРЧП Молдовы и Туркменистана (-0,056 и -0,059 соответственно).

Но если бы индекс был способен обобщить еще более широкий фактологический материал, то в отношении Беларуси картина была бы еще менее радужной, и становилось бы ясно, что:

1. Страна постепенно вымирает. Даже официальная статистика Беларуси признает факт снижения ожидаемой продолжительности жизни при рождении. В 2002 году по национальным данным она составила 68 лет при 68,5 в 2001 году. А достигнуть показателя 1990 года в 71,1 год представляется сейчас уж совсем проблематичным. Причин такой ситуации называется в основном две, хотя их, конечно, нельзя назвать исчерпывающими – (1) рост смертности от болезней системы кровообращения и (2) рост смертности от несчастных случаев, убийств и самоубийств у людей трудоспособного возраста. Смертность от сердечно-сосудистых заболеваний свидетельствует о неспособности белорусской медицины освоить плоды мирового опыта: в развитых странах еще в 70-80 годы прошлого века было достигнуто весьма существенное снижение летальных исходов в данной области. Число же умышленных убийств, совершенных мужчинами за период с 1995 по 2002 годы, которое возросло почти на 50% и в 2002 году составило 19 случаев на каждые 100 тысяч мужчин, а также возросшее число самоубийств среди мужчин с 56 до 60 случаев на каждые 100 тысяч заставляют серьезно задуматься о социальных причинах, которые побуждают их к таким решениям.

2. Страна постепенно погружается в плоскость алкогольной и наркотической зависимости. К сожалению, индекс человеческого развития не отражает пока и другой леденящей душу тенденции: с 1995 по 2002 годы потребление алкоголя в Беларуси возросло с 6,7 до 9,7 литра на одного человека. По критериям Всемирной организации здравоохранения, ситуация считается уже опасной, когда этот показатель превосходит рубеж в 8 литров.

24 февраля 2004 года в интервью БелаПАН главный нарколог Министерства здравоохранения Беларуси Владимир Максимчук сообщил, что официально по стране наблюдаются около 10,5 тыс. наркозависимых граждан. По его же собственному признанию, это четверть, если не 1/10 от реально существующей цифры. В последнем случае получается 105 тысяч – для Беларуси достаточно весомый показатель. Далее главный нарколог заметил также, что со статистикой по наркозависимости становится все сложнее, поскольку наркоманов «становится все труднее выявлять», что в просторечье означает, что количество наркоманов может быть еще больше.

3. Заболеваемость в стране постоянно растет. За 1990-2001 годы она возросла в Беларуси на 27,2%. Про заболевания системы кровообращения уже было сказано выше; проводимая в стране политика "латания дыр" просто не оставляет денег для их более эффективного лечения, закупку современного оборудования, препаратов. Но вызывает серьезную обеспокоенность возросшее за этот же период на 89,7% количество психических расстройств. Ясно, что причиной большинства из них является неспособность человека адекватно реагировать на социальные вызовы и вопросы, возникающие в результате проводимой властями политики. Здесь же необходимо сказать и про СПИД. По официальной статистике, в 2002 году было зарегистрировано 915 новых случаев этой неизлечимой инфекционной болезни. Специалисты утверждают, что в случае со СПИД картина примерно та же, что и с наркоманией: заболевших «становится все труднее выявлять». Индекс развития человеческого потенциала не может это отразить, но в отношении готовности правительства Александра Лукашенко как-то переломить ситуацию возникают значительные вопросы.

4. Страна постепенно скатывается к невежеству. ИРЧП не может отразить тенденцию постоянного снижения и явной недостаточности уровня государственного финансирования образования. За 7 лет, с 1995 по 2002 годы, оно увеличилось только на 1,3 процентных пункта, а негосударственное финансирование и вовсе не изменилось. Все более очевидным становится регресс материальной базы наших школ даже при том, что ежегодно количество школьников в стране снижается в результате кризисной демографической ситуации. Доля поступивших в вузы для обучения по естественным и прикладным наукам составила в 2002 году 34%, в то время как в 1990 году этот показатель равнялся 64%. ИРЧП не отражает и постоянно возрастающую тенденцию утечки мозгов из Беларуси. Скрытым от всеобщего обозрения пока остается и явное ухудшение общего качественного уровня образования. Фактически изолированная с 1996 года страна оказалась закрытой для мировой научной литературы, последних достижений мировой научной мысли. Серьезно сократились и наши научные контакты с внешним миром. Как следствие этого, преподавание ведется в большинстве случаев на основе старых, уже давно утративших научную актуальность концепций и дурно пахнущих нафталином понятий. Европейский гуманитарный университет в Минске, который активно пытался внедрять общепринятые подходы в образовании, приглашая преподавателей из-за рубежа, расширяя свою библиотеку за счет известных мировых источников научной мысли, был объявлен министром образования Беларуси «проходным двором», судьба его ректора А.Михайлова в настоящее время висит на волоске, как и будущее самого вуза.

Не будем «копать» слишком глубоко. Где сегодня в столице, в Минске, к примеру, можно купить солидный аналитический западный журнал или газету? Речь в данном случае уже не идет о белорусской провинции, где застой в этой области еще выше…

5. Экономически активные молодые граждане страны постоянно теряют возможности для самовыражения, предпринимательства, малого и среднего бизнеса. Беларусь сегодня находится в рекордсменах по числу дней, необходимых для открытия собственного бизнеса. Если в среднем по Центральной и Восточной Европе для этого необходимо 20-30 дней, в Австралии – 2 дня, в США – 4 дня, то в Беларуси – 118 дней! Последние страницы белорусских газет буквально кишат объявлениями о закрытии малых и средних коммерческих фирм, которые не выдерживают налогового бремени. Жители Беларуси устали от участившихся в государственной прессе сообщений о коррупции даже среди самых близких к Александру Лукашенко лиц. Но пресса умалчивает о разгуле неконтролируемой коррупции «среднего» и «низшего» звеньев, основы для которой создает несовершенное законодательство страны и низкие зарплаты ответственных государственных чиновников.

Попытки белорусского Президента наладить молодежную политику за счет колоссальных расходов на строительство хоккейных и футбольных манежей, а также за счет бюджета извлечь из комода проеденное молью знамя ВЛКСМ обречены лишь на незначительный успех. Молодежь должна видеть и чувствовать стабильное, предсказуемое цивилизованное будущее Беларуси, а не шарахаться от сообщений о прекращении газовых поставок из России, повышения цен и ставок налогов, осознания того, что твоя родная страна выключена из глобальных процессов развития.

6. Научно-технический потенциал страны неуклонно ветшает. Индекс развития человеческого потенциала никак не отражает тот факт, что в Беларуси, по данным на 2002 год, только 4 процента технологических процессов соответствуют мировому уровню. В традиционно известной своей высокой наукоемкостью республике бывшего СССР наблюдается устойчивая тенденция не роста, а наоборот, вытеснения продукции даже пятого (не шестого!) технологического уклада (электроника, компьютеры, телекоммуникации, информационные технологии, роботостроение и пр.) продукцией менее развитого, третьего и четвертого укладов: электротехническое машиностроение, прокат черных металлов, химическая и нефтехимическая продукция, производство тракторов, грузовых автомобилей и т.п. Регресс опять очевиден. Наука ведь – капризная дама. Она часто требует немалых вложений, прежде чем эффективный результат становится ощутимым и видимым. Правительство Президента Александра Лукашенко, уже более 12 лет лишь «латающее дыры», очевидно, не способно обеспечить таких вложений.

7. При сохранении нынешней экономической политики Беларуси скоро не на чем будет что-либо производить. К сожалению, 53-е место нашей страны по индексу развития человеческого потенциала пока не может отразить и тот факт, что в экономике страны 75,6%, а в промышленности 81% основных промышленно-производственных фондов изношены. Предельная величина для экономической безопасности страны составляет 60%. Не говоря уже о том, что низкий уровень обновления создает реальную угрозу окружающей среде и негативно отражается на здоровье занятого на производстве персонала.

8. Причина столь высокого индекса развития человека в Беларуси – в своеобразии подсчета белорусского ВВП. Отцы-создатели индекса развития человеческого потенциала сами признают одно его существенное несовершенство: в мире не создано пока единого независимого статистического центра, методика которого была принята и универсально признана. То, что национальные индексы человеческого развития считают национальные статистические службы – это естественно. Но в глобальных докладах такие индексы, как уже отмечалось выше, считают международные организации по собственным методикам, основу которых, однако, составляют данные опять же национальных статистик. А это чревато несоответствиями. Беларуси касается наиболее выразительное из таких несоответствий. Внутренний валовой продукт у нас считается по количеству выпущенной продукции, а не по количеству проданной, как это принято на Западе. Разницу, думается, комментировать нет смысла, а отсюда и индекс человеческого развития, мягко говоря, не совсем точно отражает картину реального дохода на душу населения в нашей стране: все, что реально произведено в Беларуси, не обязательно продается или продается за бесценок.

9. Реальный уровень жизни белорусов падает. На взгляд Правительства Александра Лукашенко, это парадокс: как, дескать, можно говорить об этом с такой динамикой роста ВВП (по официальным данным, в 2003 году этот рост составил 6,8%)? Но в некоторые тайны нашего ВВП мы выше уже проникли. Занятно будет в этой связи узнать и такую статистику: несмотря на подобный рост ВВП, реальные доходы граждан возросли в 2003 году только на 3,1%, а зарплаты – только на 2,9%. В тоже время цены, на многие товары и услуги просто стремительно взлетели. Например, на коммунальные услуги они повысились (вопреки обещаниям Президента Александра Лукашенко) на 51,9%, цены на железнодорожный проезд, включая пригородный – на 66,7%, а платные услуги государственного здравоохранения (официально бесплатного) возросли на 22,7%! Комментарии, как говорится, излишни...

Можно было бы продолжить перечисление факторов, которые находятся вне «поля зрения» индекса развития человеческого потенциала, особенно когда речь идет о белорусском человеческом потенциале. К сожалению, место нашей страны в мировом рейтинге было бы далеко не таким высоким, если бы во внимание принимались политические свободы, роль и мес

Метки