Обучение демократии: ценность профессионализма (мировой опыт)

Честь и достоинство человека опираются на развитое чувство профессионализма. Профессионализм – это особое качество человека, которое заключается в компетентном и эффективном выполнении сложной специализированной деятельности в соответствии с принятыми в обществе стандартами и другими объективными требованиями. В понятии «профессионализм» выражаются не только степень овладения человеком структурой сложной деятельности и систематическое достижение эффективных результатов, но и его особая, профессиональная мотивация, профессиональные устремления, ценностные ориентации. Ничто так не способствует повышению личной самооценки, как чувство гордости за свою работу и общественное признание профессиональных заслуг. Не удивительно, что в современном обществе высокий профессионализм становится неотъемлемым качеством личности, которое лучше всего раскрывается в условиях демократии. Он провоцирует здоровое самолюбие, амбиции, стремление к карьерному росту, заставляет заботиться о повышении своей профессиональной компетентности и культурного уровня в целом.

Одним из важнейших факторов самоопределения личности является выбор профессии. Он связан с ответом на главные, смысложизненные вопросы о том, для чего он живет, каково его место в мире, какой след он сможет оставить после себя. Профессиональное самоопределение предоставляет человеку широкие возможности для ориентации на собственные предпочтения. В индустриально развитых демократических странах, благодаря широкому общественному доступу к среднему и высшему образованию и высокой социальной мобильности, каждый может максимально реализовать свои способности и таланты, найти свое достойное место в общественном разделении труда.

Современные демократические государства гарантируют гражданам свободу выбора профессии, рода занятий и места работы в соответствии с их призванием, способностями, образованием, профессиональной подготовкой. Законодательно закрепляется недопустимость запретов на профессии. Независимо от рода деятельности человеку гарантируется свобода творчества, обеспечивающая широкие возможности для самовыражения и самореализации. В большинстве демократических конституций специально оговаривается свобода художественного, научного и технического творчества. В них же закрепляется и законодательная защита интеллектуальной собственности.

Свобода преподавания находит свое выражение в группе специфических прав и свобод, которые во всем мире получили названия академических свобод. Они предполагают право преподавателя излагать учебный предмет по своему усмотрению, свободно выбирать темы для научных исследований, а также свободу студента получать знания согласно своим склонностям и потребностям. На администрацию налагается ответственность за создание оптимальных условий для свободного поиска истины, ее свободного изложения и распространения.

Рыночно-демократические практики воспитывают в человеке заинтересованность в результатах своего труда и ответственность за проделанную работу. Одним из средств контроля качества, помимо рынка и конкуренции, служит профессиональная этика. Она заставляет человека испытывать неловкость за профессиональные просчеты и ошибки, не позволяет ему делать свое дело спустя рукава. Обучение демократии нацелено на осознание человеком своего призвания, серьезное отношение к выбору профессии, чувство гордости за любимое дело. Одновременно с этим воспитывается уважение к чужому труду. Человеку с детства прививают понимание того, что всякий профессиональный труд благодарен и должен быть оплачен по заслугам.

Профессионалы, т.е. люди, обладающие специализированными знаниями и навыками, образуют в современном обществе ядро среднего класса [1]. Он представляет собой явление исключительно современной цивилизации, которое возникает лишь ко второй половине ХIХ века. Средний класс является важнейшим фактором социально-политической стабилизации общества и как никто другой заинтересован в сохранении демократии, дающей ему возможность реализовать свои амбиции и таланты. Кроме того, средний класс разводит в стороны два противоположных класса – богатых и бедных – не давая им столкнуться. Чем многочисленнее средний класс, тем меньше вероятность революций общественных потрясений (бунтов, переворотов, восстаний, революций, гражданских войн и т.п.). Поэтому высокообразованный и профессионально компетентный, уверенный в себе и своем будущем средний класс составляет социальную опору демократии и гражданского общества. В развитых индустриальных демократиях Европы, Северной Америки, Японии численность среднего класса достигает 70-80% населения.

Человечество прошло долгий путь, прежде чем право на свободный выбор профессии стало реальностью, а профессионализм приобрел значение одной из важнейших общественных ценностей. В традиционном обществе профессиональное самоопределение было обусловлено объективными, не зависящими от человека обстоятельствами. Он был прикован к определенному сословию и профессии по факту своего рождения. Так, например, в Древней Индии существовала жесткая система каст, делающая смену своего социального статуса практически невозможной. Родившийся горшечником, кузнецом, плотником должен был продолжать семейную традицию. В «идеальном государстве» Платона тоже существовало жесткое «разделение труда», закрепляющее за каждым социальным классом определенную общественную функцию и обусловленный ею вид деятельности. Умные и знающие (философы) должны были заниматься государственным управлением. Смелые и сильные (воины) защищать от внешней опасности. Удел остальных было кормить и обслуживать правящую элиту. При внешней разумности («каждый делает свое дело») подобный подход не оставлял человеку права выбора. Не было его по большому счету и в Средние века, где, как правило, сын ремесленника или крестьянина вынужден был идти по дорожке, проторенной родителями.

В традиционном обществе основная масса выполняемых работ носила рутинный характер и была посвящена добыче средств к существованию. Социальная стратификация [2] отличалась кумулятивным (концентрированным) неравенством. Дефицитные ресурсы (власть, богатство, образование, престиж и т.д.) были сконцентрированы в руках правящей элиты (дворянство, клир), тогда как остальное общество не имело к ним практически никакого доступа. Пирамидальный и закрытый характер социальной структуры почти полностью исключал вертикальную и горизонтальную социальную мобильность. В сознании аристократической верхушки общества все виды деятельности делились на «благородные» (политика, военное дело, искусство) и неблагородные (ремесленничество, земледелие, торговля). Многие творческие профессии не получали достойной общественной оценки, отчего гениальные художники, композиторы, писатели нередко умирали в нищете и забвении.

Положение стало меняться лишь с переходом к современному обществу, индустриальному капитализму и демократии. Экономическая и политическая модернизация в корне изменила общественное отношение к труду, а с ним и представления о престижности профессий. Профессиональное самоопределение человека лишается своей принудительности (предзаданности) и становится предметом осознанного выбора. У человека появляется возможность самому «сделать себя» [3] – изменить судьбу, сделать карьеру и состояние. Всякий труд становится почетным. Главное, чтобы он был нужен обществу и выполнялся профессионально и добросовестно. Капитализм реабилитировал всякую деятельность, связанную с производством и торговлей. Критерием ее оценки становится способность удовлетворять материальные и духовные потребности людей.

Социальная структура приобретает открытый характер, что необычайно расширяет возможности для восходящей социальной мобильности у представителей низших слоев. Характерной особенностью социальной стратификации становится так называемая система дисперсного (рассеянного) неравенства. При дисперсной структуре ресурсы рассредоточены в обществе так, что субъект, имеющий более низкий показатель в отношении одного ресурса, например, доступ к власти, может обладать более высоким статусом в отношении других ресурсов, например, образование и профессия. Тем самым недостаток одних ресурсов компенсируется наличием других. Такая сбалансированность статусов означает преодоление жесткой социальной иерархии, свойственной неразвитым обществам, и снимает угрозу классового противостояния.

В Западной Европе большое значение в формировании современного общества сыграла протестантская трудовая этика. Она напрямую связала профессию с богоизбранностью. Предназначение человека на земле заключается в том, чтобы с честью выполнять свой профессиональный долг. Не случайно слово «профессия» с немецкого языка («beruf») переводится как «призвание» («be-rufen» – призывать). Общественная мораль предписывает человеку добросовестное выполнение своих обязанностей. Не знать или не уметь делать свое дело, равно как и делать его недобросовестно, считается просто неприличным.

Одной из важнейших предпосылок современной демократии стал переход к системе рационального управления, которую Макс Вебер назвал функциональной бюрократией. Она характеризуется властью неизменных, стабильных формальных правил (законов, постановлений, инструкций), действующих независимо от социально-экономической или политической конъюнктуры, четко определяющих обязанности каждого чиновника и ограничивающих его полномочия. Этот тип управления в той или иной степени характерен как для современных экономических предприятий, так и для государства и других формальных структур, которые впитали в себя лучшие черты деловой активности (расчет, планомерность, соблюдение правил, недвусмысленность, ответственность, снижение затрат, точность, скорость, строгая субординация). Так, например, государственная бюрократия призвана обеспечивать эффективное функционирование всей общественной системы: сбор налогов и других поступлений в бюджет, распределение ресурсов, регулирование экономики, работу правоохранительных, медицинских, образовательных и иных государственных учреждений.

Система рационального управления требует от чиновников высокого уровня профессионализма, компетентности, хорошего знания специфики той отрасли, в которой они работают. Поэтому подбор и назначение профессионалов-управленцев основывается на принципах публичного конкурсного отбора, продвижении наверх лучших и избавлении от аутсайдеров. В демократических обществах наиболее распространена антрепренерская система рекрутирования (отбора) элит, которую отличает открытость, широкий доступ для талантливых молодых специалистов к занятию лидирующих позиций независимо от их социального происхождения, небольшое число формальных требований, высокая конкурентность отбора. Однако, что касается экономики и публичного администрирования, то в этих сферах используются некоторые элементы гильдейской системы рекрутирования: медленный, постепенный путь наверх по многочисленным ступенькам служебной иерархии, назначение «сверху», высокая степень формализации процесса отбора. Среди всевозможных институциональных фильтров на пути к занятию высокой должности особое значение имеют уровень образования, профессиональной компетентности, возраст, стаж работы.

Совершенно иную модель управления и рекрутирования кадров являет собой автократическая система, примером которой служат бюрократии в странах государственного социализма. Для всех автократий характерна неопределенность формальных правил, которые принимаются узким кругом властвующих лиц, а то и одним человеком исключительно по собственному усмотрению. Это обуславливает очень сильную зависимость законов и других процедур от узкогрупповых интересов правящего класса и индивидуальных качеств его представителей. Поэтому автократическая система управления отличается невысоким уровнем институционализации действующих правил, их нестабильностью, частой сменяемостью, подменой формальных процедур неформальными личными связями и отношениями, что открывает широкие возможности для иррационального управления, принятия неэффективных, ошибочных решений, чиновничьего своеволия и произвола, тотальной коррупции и непотизма [4].

В автократической системе рекрутирования элит преобладают худшие черты системы гильдий: закрытость в принятии решений, отбор претендентов на более высокие должностные посты из состава самого правящего класса и отсутствие механизмов открытой конкуренции. Все кадровые решения покрыты завесой тайны, непубличны и непрозрачны. Подбор кандидатов на должность идет «по личным каналам и держится в секрете: никакой гласности, открытых конкурсов и выборов. Через знакомых обзваниваются знакомые знакомых» [5]. При подборе кадров решающую роль играет не профессионализм, компетентность, деловые качества, а личная и политическая преданность вышестоящему руководству. Секретность кадровых решений обусловлена стремлением правящей элиты сохранить статус-кво, корпоративной солидарностью правящей элиты, клановым характером ее организации. Она в значительной мере построена на личных связях, где главным критерием является принадлежность к «своим» или «чужим». «Своих» даже проштрафившихся чиновников обычно не изгоняют, а лишь перемещают по властной горизонтали или вертикали из кресла в кресло.

В иерархии ценностей современного демократического общества профессионализм, в отличие от автократических государств, занимает традиционно высокое место. «Профессионалами» («professional people») называют тех, кто, как правило, имеет университетское образование и большой практический опыт, отличается высоким мастерством в своей области и занят творческим трудом. Это, в первую очередь, разного рода дипломированные специалисты, администраторы, менеджеры, составляющие верхний и частично средний слои среднего класса. Многие профессионалы относятся к категории «самонанятых», т.е. людей, имеющих свое «дело», свою практику. Среди них врачи, юристы, ученые, эксперты, преподаватели и др. В индустриально развитых странах «professional people» имеют высокий доход и пользуются заслуженным авторитетом. Эти люди отдали значительную часть своей жизни освоению сложных профессий. Их работа требует глубоких знаний и навыков, наличие которых подтверждается соответствующими степенями и званиями. Уважение окружающих подчеркивается специальным, формализованным обращением [6].

Общественное признание профессионалов объясняется не только потраченными на приобретение профессий усилиями, но и их высокой компетентностью. Подготовка специалистов имеет глубокие традиции и, как правило, отличается высоким качеством. На уровень профессионализма также влияет высокая конкуренция на рынке труда. Современный человек, в свою очередь, высоко ценит мнение специалистов. Он доверяет своему врачу и адвокату, прислушивается к советам учителя или эксперта.

На отношении современного человека к профессиям сказываются тенденции общественного развития. В современном мире растет привлекательность творческого, интеллектуального, высокотехнологичного труда. Все большее значение приобретают виды деятельности, связанные с ростом сервисного сектора, с производством и распространением информации. В шкале престижности профессий верхние места отдаются ученым, преподавателям, юристам, врачам, программистам. И наоборот, представители чиновнической элиты занимают в рейтинге профессий далеко не лидирующие позиции. Сказывается традиция инструментального отношения к власти. Чиновник, даже самого высокого ранга, воспринимается как гражданский служащий, лишенный какого либо «священного» ореола [7].

Возрастающее значение роли интеллектуальных профессий повлекло за собой значительное увеличение численности и изменение структуры среднего класса, формирование так называемого «нового среднего класса». В отличие от «старого среднего класса», состоящего преимущественно из мелких и средних предпринимателей, торговцев, фермеров, которые извлекают доход из своей материальной собственности, представители «нового среднего класса» получают доход благодаря своему образованию, квалификации, востребованным знаниям и интеллектуальным качествам. И именно эта особенность новых, преимущественно верхних, категорий среднего класса придает им высокую степень стабильности и независимости от государства и высшего класса, чувство уверенности в завтрашнем дне.

Общий рост численности и изменение состава среднего класса, увеличение доли ролей среднего ранга в основных статусных иерархиях привели к кардинальному изменению всей конфигурации социальной структуры современного общества. На смену свойственной неразвитым обществам пирамидальной фигуре пришла ромбовидная форма стратификации, характерная именно для модернизированных обществ. В увеличении численности и расширении состава среднего класса наиболее ярко проявляется тенденция к формированию более однородной в классовом отношении социальной структуры, сближению экономического положения групп, выравниванию различий между традиционными социально-экономическими классами.
---------------

[1] Средний класс – это совокупность групп самостоятельного и наемного труда, занимающих «срединное», промежуточное положение между высшим классом и низшим классом в большинстве статусных иерархий (размер собственности, уровень доходов, доступ к власти), обладающих высшим или средним специальным образованием, общей самоидентичностью, схожими ценностными ориентациями и ведущими нормативно определенный образ жизни. Обычно выделяют верхний средний класс (высокооплачиваемые профессионалы, средняя административная и политическая элиты, средний бизнес), средний слой среднего класса (специалисты с высшим образованием и относительно высокими доходами, малый бизнес) и низший средний класс (люди со средним специальным образованием и более скромными доходами, работники массовых профессий в сфере услуг, рабочие высокой квалификации). Целый ряд нормативных характеристик, обычно приписываемых среднему классу (автономия, ответственность, состоятельность, чувство стабильности и безопасности и т.д.), относится в первую очередь к верхнему среднему классу. Именно эта относительно привилегированная социальная группа задает модели поведения, стандарты потребления, образа жизни, критерии успешности остальным слоям среднего класса.

[2]Социальная стратификация – это структурированные отношения равенства и неравенства в общественном положении (статусе) людей, обуславливающие их принадлежность к определенной социальной группе. Под социальной стратификацией понимается также способ рассмотрения индивидов как занимающих более низкое или более высокое социальное положение относительно друг друга в данном обществе (см.: Парсонс Т. О структуре социального действия. – М., 2000. – С.354). Социальная стратификация является одним из основных параметров уровня и характера дифференциации общества.

[3] В английском языке существует даже специальный термин, который буквально означает «человек, сделавший себя сам» («self made man»). Он свидетельствует об уважительном отношении общества к тем, кто смог всего добиться благодаря собственным усилиям и способностям.

[4] Непотизм (от итал. nepote – племянник) – служебное покровительство своим родственникам, семейственность, кумовство, например, прием родственников на государственную службу или в бизнес-компанию.

[5] Кравченко А.И. Социология: учебное пособие для студентов высших учебных заведений. – Екатеринбург, 1998. – С. 224.

[6] В Германии, например, обращение «доктор» (человек, имеющий ученую степень) относится не только к самому ученому, но и к его супруге.

[7] По данным социологических исследований 90-х годов в США по 100-бальной шкале престижности профессий и должностей физик имел 82 балла, а министр – всего лишь 69 (См. Кравченко А.И. Указ. соч. – С.).

Обсудить публикацию

 

Метки