Кризис на рынке стереотипов

Выступая на Форуме европейских и азиатских медиа в Москве 9 декабря, российский президент Дмитрий Медведев призвал журналистов стран СНГ и Балтии избавиться от стереотипов в отношении России и особо отметил позитивные изменения в отношениях с Литовской республикой.

На следующий день в Минске посол Литвы в Беларуси Эдминас Багдонас, выступавший на факультете международных отношений Белгосуниверситета, в свою очередь заявил, что Беларуси и НАТО нужно избавиться от стереотипов в своих отношениях.

Белорусские стереотипы о НАТО, литовские стереотипы о России, российские стереотипы о НАТО. Как нам распорядиться всем этим добром и не прогадать?

Диалог Кремля с окраинами

Форум европейских и азиатских медиа проводится в четвертый раз при поддержке крупнейшего российского государственного информагентства РИА Новости. В этот раз конференция была наиболее представительной и собрала около 150 руководителей СМИ и журналистов из стран ближнего зарубежья России.

Среди сделанных на форуме заявлений нужно выделить слова министра иностранных дел Сергея Лаврова о том, что политика на пространстве СНГ является приоритетом для России, призыв министра информации Игоря Щеголева к объединению постсоветских СМИ, а также комментарий Дмитрия Медведева насчет взаимоотношений со странами Балтии.

Российский президент призвал лидеров этих стран к сближению и диалогу, а также дал понять, что пострадавшие в период кризиса балтийские страны могут рассчитывать на более внимательное отношение России в вопросах поставок некоторых товаров. Кроме этого, Дмитрий Медведев заявил, что Россия намерена поддерживать русскоязычную прессу за рубежом через фонды помощи соотечественникам.

Рождение политики ближнего действия

Впервые за долгое время Россия на самом высоком уровне заявила о необходимости внешней информационной политики в отношении своих ближайших соседей. Вероятно, что стимулом для этого стала резко негативная реакция крупнейших мировых СМИ на военный конфликт в Южной Осетии и Грузии в августе 2008 года. Многие российские политики признавали, что информационную часть этого конфликта Россия проиграла.

Вдобавок, не раз отмечалось, что внешняя политика России свелась к экономике и страдает идеологической пустотой. С 2003 года отчетливо обозначилась лишь стратегия получения максимальных прибылей от продажи энергоресурсов. Что же касается собственно политики, то стержнем ее был пафос знаменитой Мюнхенской речи Владимира Путина: Россия вернулась в клуб сверхдержав, не потерпит однополярного мира и готова указать странам НАТО их место в Организации Объединенных Наций.

С таким глобальным прицелом речи о внешней политике в отношении ближнего зарубежья не шло. Тем временем обнаружилось, что авторитет и влияние России в странах СНГ ослабевает. Примеров тому много – от провала Кремля на президентских выборах в Украине в 2004 году, скандальной эвакуации бронзового солдата в Таллине до газовых и молочных войн и роста напряженности в отношениях России с новыми членами НАТО из Восточной Европы.

Похоже, в Москве поняли, что агрессивная «внешняя экономика» в дальнем зарубежье без четкой внешней политики в отношении ближайших соседей-транзитеров энергоресурсов оборачивается серьезными репутационными и экономическими убытками. История показывает, что в конфликтах России с ее соседями западные СМИ обычно становятся на сторону слабого и обвиняют Кремль в имперских замашках. Поэтому неудивительно, что на московском форуме высокие гости столько внимания уделили преодолению стереотипов.

Чтобы не говорили о российской «тандемократии» и зависимости Дмитрия Медведева от Владимира Путина, именно третий российский президент сделал важный шаг к формированию внешней политики Российской Федерации на постсоветском пространстве. Однако, за время независимости соседние страны накопили достаточно своих стереотипов и научились ими управлять.

Понимать НАТО

В ходе международного семинара «НАТО: современные и будущие вызовы» в Минске литовский посол Эдминас Багдонас с сожалением отметил, что в общественном мнении постсоветских стран Североатлантический альянс представлен в негативном свете и призвал Беларусь к более интенсивному сотрудничеству с НАТО ради укрепления региональной безопасности.

Следом за ним представитель отдела по вопросам политики и безопасности НАТО Лорри Уолкер дал понять, что ожидает от  белорусских партнеров участия в более 100 совместных проектах в 2010 году, а также в работе над новой Стратегической концепцией НАТО, которая будет осенью представлена на саммите в Лиссабоне.

Господин Уолкер также выразил надежду на улучшение взаимопонимания между Беларусью и НАТО во избежание региональной напряженности. Далее последовал совсем уж неприкрытый пас белорусской стороне, когда представитель с удовольствием отметил, что за 60 лет НАТО расширялась 6 раз и поэтому демонстрирует пример успешной и привлекательной организации.

В ответ представитель белорусского МИД гостеприимно ответил, что в отношениях Беларуси и НАТО нет никаких проблем, и подчеркнул, что Минск готов к сотрудничеству, однако не планирует вступать в альянс и вообще скептически относится к его расширению.

Последние джокеры в колоде

Пас Лорри Уолкера явно метил в Кремлевские ворота, где как раз в этот день проходило заседание высшего Госсовета России и Беларуси и, среди прочего, решался вопрос о стоимости экспорта российских энергоресурсов для нашей страны.

Переговоры были долгими и трудными, и в завершении заседания Александру Лукашенко даже пришлось пустить в ход другое проверенное оружие из арсенала белорусских переговорщиков. Президент пригласил представителей братского славянского народа на следующее заседание Госсовета в Минск в июле 2010 года, где наверняка будут продолжаться празднования 65-летия Победы. Таким образом, белорусская делегация за один день раскрыла свои главные козыри.

Разумеется, неслучайно Минск получил дипломатичное приглашение вступить в НАТО в то самое время, когда белорусский президент страны вел переговоры в Москве с коллегами по Союзному государству Беларуси и России. И также закономерно, что Александр Лукашенко по старой доброй традиции прибегнул к риторике славянского братства.

Между НАТО и славянскими братьями

Политический нюх обывателя предупреждает, что избавление от стереотипов в отношении НАТО как-то связано с ростом напряженности в отношениях с Россией. Свежие примеры Грузии, Украины, Польши и балтийских стран убеждают, что если Беларусь сегодня действительно возьмет и избавится от анти-натовских стереотипов, то на следующем Форуме Медведев вполне может вместо Литвы заговорить о нас.

Зато экономическая смекалка сигнализирует, что избавление от стереотипов в отношении НАТО или России – это неплохой инвестиционный проект, который при грамотном управлении может приносить прибыль с обеих сторон. С некоторых пор такая политика называется у нас многовекторной.

Долгое время, и особенно после грузино-российского конфликта, Беларуси удавалось использовать эти два вектора в экономическом торге с Россией и получать политическую и финансовую поддержку. Проблема в том, что сегодня эти козыри теряют силу, а других сильных политических аргументов у Беларуси не просматривается.

В России все сложнее продавать готовность белорусов «лечь под натовские танки». Взамен этого для Беларуси маячит малоприятная перспектива отношений двух хозяйствующих субъектов, из которых один субъект гораздо «субъектней» второго.

В свою очередь, ни одна страна НАТО не может оперативно предложить Беларуси поставки энергоресурсов и рынки, сопоставимые с российскими, и такую же политическую лояльность. Наконец, усиление антироссийских настроений в Восточной Европе говорит о том, что в похожем кризисном положении находится не одна Беларусь. Торговля стереотипами в отношении России приносит меньше доходов всем игрокам этого рискового рынка.

Постсоветский рынок стереотипов

С февраля 2009 года в СМИ стала просачиваться информация о том, что Вашингтон и Москва могут заключить договор о взаимном сокращении наступательных вооружений. Как следствие, уже летом восточноевропейский рынок стереотипов начало лихорадить.

3 июля Парламентская ассамблея ОБСЕ по инициативе словацкого и литовского делегатов приняла резолюцию «Воссоединение разделенной Европы», в которой одинаково осуждаются нацизм и сталинизм и сделан призыв к борьбе с тоталитаризмом. Одним из последствий этой резолюции вполне можно считать принятый 28 ноября в Польше закон, предусматривающий тюремный срок за продажу и распространение советской символики.

17 июля 22 бывших политических и интеллектуальных лидера восточноевропейских стран написали коллективное письмо американскому президенту Бараку Обаме, в котором выразили Вашингтону признательность за поддержку и заверили в преданности политике НАТО. Кроме этого, авторы письма с сожалением отметили, что Восточная Европа больше не лежит в основе внешней политики США, и недвусмысленно предложили сделать повторные инвестиции в трансатлантические отношения в этом регионе, особенно пострадавшем от экономического кризиса.

Неудивительно, что подписанты озабоченно заговорили о необходимости возрождения позитивного образа США и НАТО в Восточной Европе, а также о сдерживании имперских амбиций России. Этот проверенный товар долгое время приносил здесь прибыль. Однако, из американских политиков на письмо откликнулась лишь уроженка Праги Мадлен Олбрайт. Бывший госсекретарь и представитель США при ООН посоветовала своим бывшим коллегам «не считать себя жертвами».

Ножницы Обамы

Реакции Барака Обамы пришлось ждать два месяца. 17 сентября стало известно, что США отказываются размещать систему противоракет и радаров в Польше и Чехии. Это решение вызвало ряд чрезвычайно резких комментариев действующих политиков – в Варшаве и Праге его назвали катастрофой и предательством.

Выходит, что объявленный вашингтонской администрацией план «перезагрузки» отношений с Россией означает для Восточной Европы сокращение финансовых, военных и политических инвестиций.

Экономический кризис заставил крупнейших игроков мировой политики договориться о снижении стоимости противостояния. Поэтому в июле Россия открыла для американских вооружений транзитный коридор в Афганистан, а в ответ на сентябрьскую инициативу Барака Обамы Кремль пообещал не размещать ракетные комплексы «Искандер» под Калининградом.

В результате такого взаимного сокращения лишних издержек, в первую очередь пострадали те страны, которые строили свою внешнюю политику на противостоянии, идущем со времен холодной войны. Всплеск антироссийских настроений в этом регионе только подтверждает обнаружившийся здесь  кризис политических стратегий.

Урок нового мышления

Надо отдать должное Леху Валенсе, который является одним из соавторов упомянутого письма. Бывший президент Польши в статье для издания «Wirtualna Polska» нашел в себе силы сказать, что Восточная Европа получила урок нового мышления.

Отметив, что очень сложно поменять привычки мышления и перейти от стереотипов холодной войны к мышлению открытому и глобальному, Валенса признал, что Польша продолжает расплачиваться за свое бездействие. «Со времен окончания холодной войны мы не привели старые структуры в соответствие современным условиям». Настоящее время требует ответственной равновесной политики с упором на региональные отношения.

Мудрый политик Валенса гораздо точнее своих молодых коллег почувствовал дух времени. Эпоха холодной войны завершается, или, по крайней мере, берет паузу на время мирового экономического кризиса. Понятно, что вместе этим понижается и стоимость привычных стереотипов, таких как «российская имперская угроза» или «экспорт демократии».

Взамен отработанной политической стратегии «сдерживания России» Валенса предложил польским политическим элитам полнее задействовать потенциал Евросоюза, а также использовать влияние Польши на восточных соседей Украину и Беларусь и более активно втягивать их в орбиту влияния ЕС.

За скобками рассуждений Валенсы остался как минимум один вопрос. А что если в отношениях государств Восточной Европы с Украиной, Беларусью и другими странами программы «Восточного партнерства» начнут воспроизводиться те самые схемы старого мышления? В Беларуси для этого сегодня есть все предпосылки.

Инфляция «славянского братства»

Как известно, официальной стратегической целью Беларуси является сотрудничество с теми партнерами, от которых можно получить большие выгоды. В переводе на простой язык это означает «Мы рады любым кредитам». При этом политика Беларуси на российском направлении по традиции зиждется на риторике славянского единства.

Проблема в том, что ножницы Обамы угрожают и этому проекту. В то время как в Восточной Европе падают котировки «российской угрозы», в Беларуси будет обесцениваться проект славянского единения. Неудивительно, что, завершая заседание госсовета в Москве 10 декабря, Александр Лукашенко уже вынужден напоминать, что Таможенный союз Беларуси, России и Казахстана не был бы возможен без Союзного государства Беларуси и России.

Эксклюзивные отношения России и Беларуси постепенно переносятся из двустороннего формата СГ в многосторонний формат Таможенного союза, ЕврАзЭС и других региональных образований. Вместе с этим затухает и пафос объединения братских народов – из шести членов ЕврАзЭС славянское братство может заинтересовать только двух.

Инфляция «российской угрозы»

На другом политическом фронте Беларуси продолжает муссироваться стереотип «российской угрозы для белорусской независимости». Среди основанных на нем стратегий демократизации нашей страны стоит выделить две наиболее известные: диалог с режимом на жестких условиях и политика втягивания режима в демократическую Европу. Обе они оказались задействованы в описанной выше большой игре со стереотипами в 2009 году.

6 августа бывший спикер белорусского парламента Станислав Шушкевич и председатель Рады БНР Ивонка Сурвилла обратились все к тому же Бараку Обаме с открытым письмом, в котором призвали Белый дом уделить Беларуси особое внимание. Авторы уверены, что будущему Беларуси угрожает ревизионистская и шантажистская политика Кремля, и ожидают от Вашингтона решительных действий, пока еще не поздно. Обама ничего не ответил.

Чуть ранее, в апреле, Станислав Шушкевич выступил с критикой стратегии диалога с режимом Александра Лукашенко, которая представлена в так называемом «плане Квасьневского». План, разработанный группой восточноевропейских политиков во главе с бывшим президентом Польши Александром Квасьневским, представляет собой концепцию демократизации Беларуси через постепенное втягивание белорусских властей и общества в диалог с европейскими политическими институтами. По мнению Шушкевича, этот план обречен на провал, потому что «оттянуть Лукашенко от России не удастся» (из интервью Белорусскому Партизану).

Сформулированная в «плане К» стратегия диалога, которую в Беларуси наиболее полно поддерживает Александр Милинкевич и его сторонники, также строится на противостоянии «российской угрозе». В апрельском интервью GZT.RU Милинкевич откровенно раскрыл свои карты: «Иного способа удержать Белоруссию от поглощения Россией, кроме легализации ненавистного Лукашенко, к его сожалению, нет».

Самое забавное в этих двух сюжетах то, что противоположные друг другу по смыслу стратегии демократизации Беларуси рассчитывают на успех только при поддержке Вашингтона. И поэтому являются примерами того самого «старого мышления», которое уже раскритиковал Лех Валенса. Дело в том, что из 22 подписантов июльского письма Обаме 6 человек одновременно являются участниками группы Квасьневского, включая его самого.

Движение наощупь

Как видим, старые стереотипы постепенно отмирают, а контуры нового мышления просматриваются с трудом. Возможно, набирающая популярность в Беларуси стратегия развития гражданского общества через региональное сотрудничество в рамках программы «Восточное партнерство» укажет искомый выход из стратегического тупика. Конечно, если сама эта программа не является таким тупиком, порожденным испугом Европы перед Россией в августе 2008 года.

Придумать новую стратегию развития для Восточной Европы также непросто, как предсказать развитие кризиса в мировой экономике. Пока же стоит хотя бы поблагодарить мировой экономический кризис за вскрытие отживающих свой век стереотипов и основанных на них политических программ. Будущее становится все туманней и интересней.

Обсудить публикацию

 

Метки