«Коррупционеры» и «филантропы»

Самым распространенным видом преступлений в Беларуси является кража. В 2008 г количество зарегистрированных краж составило чуть более 87 тыс (около 55% всех преступлений). Крадут деньги, имущество граждан, собственность предприятий и организаций, поэтому кражу можно отнести к экономическим преступлениям, среди которых она как способ криминального перераспределения материальных благ преобладает абсолютно. На второй позиции мошенничество (4,8 тыс зарегистрированных случаев), далее следуют присвоение либо растрата – 972 случая, взяточничество – 918, служебный подлог – 723, хищение путем злоупотребления служебными полномочиями – 663, злоупотребление властью или служебными полномочиями – 323 случая.

Разумеется, общий уровень преступности каждый год по сравнению с предыдущим существенно снижается, но в целом вроде бы даже и растет. Например, в 2000 г количество зарегистрированных преступлений составило 135,5 тыс случаев, а в прошлом – около 158 тыс. Удивляться этому не стоит, поскольку показатели уголовной статистики очень сильно зависят от указаний сверху. Если сказано, копать глубже, то и копают, и накапывают. Усиливают огонь по площадям и при этом лучше прицеливаются. И если под огонь попадает кто-либо из важных персон, то угроза посадки распространяется и на его широкое формальное и родственное окружение. Поэтому антикоррупционная зачистка окружающей среды может ограничиться заместителями важного лица и главными специалистами, а может затронуть и бесправных исполнителей его административной воли. То же справедливо и в отношении родственников.

Но в целом некий «базовый уровень» преступности в стране определяется многочисленными правоохранительными структурами. Каждая из них должна демонстрировать статистические доказательства своего служебного усердия, не выходя при этом за рамки правдоподобия ни в ту, ни в иную сторону. Если, например, резко увеличится количество выявленных (зарегистрированных) преступлений, то у вышестоящих неизбежно возникнет вопрос: «А чем вы, господа-товарищи, занимались в прошлом году?» Но и сильно занижать уровень преступности тоже нельзя, поскольку задача улучшения показателей носит перманентный характер.

А задача полного искоренения преступности, пока, по крайней мере, не ставится. Разумеется, возможности статистического манипулирования зависят от характера преступлений. Поскольку тяжкие и особо тяжкие преступления имеют резонансный характер, их сложно скрыть от вышестоящих и проверяющих. Хотя и тут разное бывает. Даже из детективной литературы известно, что следственным органам порой выгодно убийство представить самоубийством или  даже бесследным исчезновением убитого. А бывает и наоборот. Если, например, преступление совершается в сфере экономики,  к которой обыватели испытывают обычно самый жгучий интерес,  то его могут раздуть до вселенских масштабов ради доказательства усердия властей в искоренении коррупции. Тому примеров было множество, причем власть ради большей убедительности не стеснялась втаптывать в грязь людей очень заслуженных и уважаемых.

А в рабочем порядке исполнение закона о борьбе с коррупцией требуется демонстрировать всегда. Так незаметно, в рутине повседневной работы, набираются десятки и сотни случаев, которые в конце года итожатся тысячами. В прошлом году, по данным Белстата, в стране было выявлено 3,5 тыс «преступлений против порядка осуществления экономической деятельности, из них особо тяжких – 27 преступлений». Самым популярным из них было «изготовление, хранение либо сбыт поддельных или ценных бумаг» – 1,8 тыс случаев. Далее следуют незаконная предпринимательская деятельность (485) и уклонение от уплаты сумм налогов и сборов. На этом фоне нарушения правил сделки с драгоценными металлами и камнями выглядит как исключение, за год их зарегистрировано всего две с половиной сотни случаев.

Это в прошлом фальшивомонетничество было уделом немногих персон, умевших нарисовать рубль лучше настоящего даже на бумажной салфетке. Современные технологии позволяют наладить такое производство в крупных масштабах в домашних условиях. А с другой стороны, фальшивые векселя подписывали во всем времена. Почему наше должно быть исключением? С другой стороны, как бы ни старались граждане, но в деле фальсификации ценных бумаг им никогда не угнаться за государством. Оно, например, так и не расплатилось по советским вкладам, превратило в фантики именные приватизационные чеки, не единожды занималось «порчей денег», взимая с населения не узаконенный инфляционный налог. В этом же ряду и внезапная девальвация белорусского рубля, проведенная в первый день нынешнего года.

Но о масштабе экономической преступности можно и нужно судить не только по количеству выявленных взяткодателей и мздоимцев, мошенников на службе, но и по сумме причиненного ими ущерба государству и корпорациям, соответственно, полученной неправедной прибыли и величине его возмещения обязанными к тому расхитителями. Неизвестно по какой причине, но Белстат перестал давать эти сведения в своих официальных ежемесячных докладах. А статистика была интересной. При общем и устойчивом снижении количество преступлений в сфере экономики сумма нанесенного государству и корпорациям ущерба непропорционально возрастала, а сумма его возмещения так же непропорционально падала.

Для наглядности приведем имеющиеся у нас данные. В 2007 г сумма установленного ущерба от экономических преступлений составила 110,9 млрд рублей (на 20,6% больше, чем в 2006 г), а возмещено от общей суммы только 16,5% (в 2006 г – 21,9%). Уже за 10 месяцев 2008 г сумма ущерба составила 145 млрд рублей (на 48,4% больше, чем в январе-октябре 2007 г), а сумма возмещения упала до 4,6% против 18,7% в январе-октябре 2007 г.

Методом экстраполяции можно достаточно точно определить, что в 2008 г установленный ущерб от экономических преступлений приблизился к 175 млрд рублей (около 82 млн долларов), из которых возмещено всего 4 млн. Таким образом, среднестатистическая стоимость «преступления против порядка ведения экономической деятельности» составляет примерно 23 тыс долларов. В общем, за державу обидно. Среднестатистический российский коррупционер по сравнению с белорусским коллегой выглядит как раскормленный хозяйским поваром котище перед пробравшимся в кладовку голодным мышонком.

Это обстоятельство дает широкие возможности для комментариев. Можно предположить, например, что злоумышленники успевают проесть похищенные миллиарды, или увозят их за рубеж, или закапывают в кубышки, чтобы отбыв срок, насладиться благополучной старостью. Но, скорее всего, эта статистика говорит об особом, если можно сказать, бескорыстном характере белорусской экономической преступности. До такой степени, что язык не поворачивается назвать ее коррупционной. Такой вывод позволяет сделать и публичный разнос, устроенный директору ПО «Интеграл» Александром Лукашенко, при посещении им предприятия, которое получило значительную государственную поддержку на освоение нового производства, но пока не сумело его наладить, довести до уровня прибыльного проекта. Если против директора заведут уголовное дело, то обязательно насчитают многомиллионные валютные убытки, которые потерпело государство от его преступного должностного нерадения. А ведь дело, очевидно, не столько в директоре, сколько в экономической политике государства. «Удержание на плаву» отстроенных еще в советские времена производств было возведено Лукашенко в принцип. Опираясь на эти предприятия, правительство рассчитывало совершить огромный скачок в будущее, опередив соседей по СНГ, которые от таких нерентабельных в рыночных условиях производств давно избавились. А оказывается, что они в принципе неспособны стать «точками роста» в изменившихся экономических условиях.

Поэтому очень часто руководителям белорусских предприятий навязывают кредитные или иные ресурсы для осуществления обреченных на неуспех проектов. И это создает порочный круг. Инвестиции притягивают инвестиции – раз деньги уже вложены, а результатов нет, то нужно продолжать их вкладывать. Авось результаты появятся. Так, судя по сообщениям прессы, случилось и на «Интеграле». И если уголовное дело заведут, то данное преступление, вероятно, классифицируют как «особо тяжкое». Если для «галочки», то таким образом можно судить практически каждого из руководителей предприятий промышленности и сельского хозяйства.

Но никто на этом основании не назовет преступной социально-экономическую политику государства. Лукашенко на «Интеграле» заявлял, что выдавал ресурсы, в том числе, и для сохранения рабочих мест. И уж он бы ими распорядился не в пример лучше. Но у него на этом поприще возможностей больше, ответственности меньше, а результаты приближаются к нулю. В том же сельском хозяйстве, где программа строительства агрогородков провалилась в социальном плане и не принесла ожидаемого экономического эффекта.

Если из общей суммы установленного ущерба от экономических преступлений исключить долю «особо тяжких», то среднестатистическая стоимость остальных снизится еще больше. Вот конкретный пример. За злоупотребление служебными полномочиями, повлекшими причинение ущерба в крупном размере, недавно осужден  бывший директор Лунинецкого государственного лицея приборостроения, который дал указание подчиненным работникам заведомо незаконно завысить численность учащихся лицея и подписал отчетные документы, содержащие несоответствующие действительности данные о том, что на 1 января 2008 г в лицее обучались 402 учащихся, в то время как фактически их было только 387.

Делалось это по той же причине, по которой Чичиков скупал у помещиков «мертвые души». В учебных заведениях от количества учащихся зависит количество преподавателей, воспитателей, технических специалистов и руководителей. Поэтому на каждый год устанавливается план приема студентов, который исполнение которого в прямом смысле является делом чести и доблести каждого работника. Многие провинциальные лицеи и техникумы всегда были проблемными с точки зрения наполняемости. Поэтому принимали всех подряд, кто хотел, и старались завлечь тех, кто этого не очень и хотел. Например, несколько преподавателей отправлялись в поездку по региону с задачей привезти в учебное заведения документы будущего учащегося, добытые любым, включая обманные, способом. А когда он (если документы ему понадобятся) приедет за ними, то в приемной комиссии его обязательно соблазнят гордым званием студента.

В Лунинце, как можно судить, план по набору на одну группу недовыполнили. Поэтому встали перед необходимостью сократить несколько штатных единиц. Вполне понятно, что по этому поводу в тихом местечке закипели страсти шекспировские. Никому ведь не хочется быть выброшенным на улицу перед началом учебного года. Да еще в провинциальном Лунинце, где все должности давно и прочно заняты. Вполне можно понять директора, который, рассуждая, что год на год не приходится (в будущем году наберем больше), решил сохранить надежные кадры, таким вот подсмотренным у Гоголя способом.

Следствие установило, что в результате этого в период с января по август 2008 г было выплачено 15 млн рублей заработной платы. Если эти «миллионы» разделить на количество месяцев и получателей (замдиректора, зам. главного бухгалтера и др.), то окажется, что по размерам сумма, полученная каждым из них, более напоминает социальное пособие, нежели заработную плату. И ведь директор не в карман их себе положил.

Еще один пример. Не так давно в Смолевичах, о чем сообщили СМИ, под подозрение в крупных махинациях с государственными дотациями на поддержку сельского хозяйства попали исполкомовские чиновники и руководящие работники ряда сельхозпредприятий. Причем новость подавалась с претензией на сенсационность: «По данным Департамента по финансовым расследованиям Комитета государственного контроля «в Смолевичском районе Минской области изобличена преступная группа, состоящая из должностных лиц сельхозпредприятий и исполнительной вертикали». Главным подозреваемым по делу проходит первый заместитель председателя Смолевичского райисполкома Михаил Кононенко. Его подельниками называются директор РУП «Экспериментальная база «Жодино», и главные бухгалтеров ОАО «Смолевичский райагросервис» и РДУП «Заречье».

Дальше – больше: «... при поддержке Управления по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями УВД Миноблисполкома раскрыта порочная схема махинаций с государственными дотациями, которая, согласно оперативным данным, довольно широко применяется по всей стране».

Прелесть, да и только. Как понимать это «довольно широко»? В каждом сельсовете, или есть сельсоветы, в которых она не применяется? Районы, области – есть такие, где к госдотациям на святое дело колхозного землепашества относятся по всей строгости бухучета? При самом комплиментарном ответе на вопрос очевидно одно: страна, которая у нас на всех одна, наша родная Беларусь, изрядно запачкана махинаторами. Вширь.

А если учесть, что не только сельское хозяйство у нас (система такая) широко дотируется, но и другие отрасли и сферы социально-экономической жизни, то получается, что и вглубь?!

Понятно, что дотации раздаются, но не всем, а тем лишь, относительно которых делаются указания. Давать указания – в этом суть управления в системе. И если денежки не туда пошли, значит было на сей счет указание. В нашем случае г-н Кононенко дал указания подвластным лицам оформить фиктивную сделку по покупке-продаже элитных семян зерновых культур якобы для посева, под которую были получены госдотационные средства. В ДФР КГК посчитали, что в результате таких действий аграриев и зампреда государству был причинен ущерб в размере в размере 90 млн рублей.

Не факт. Может быть, и был ущерб, но в гораздо меньших размерах. Понятно, что поле засеяли не элитными семенами, возможно даже и не засеяли, но урожай, по любому, собрали. И деньги «махинаторы» не положили себе в карман (разве что небольшую часть их в качестве вознаграждения за приписанные объемы), а перечислили на счета продавца и покупателя, один
из которых эти семена на самом деле выращивает, а другой сеет. В сельском хозяйстве лишних денег никогда не бывает.

В общем, тянет эта «махинация» разве что на нецелевое использование средств. Без которого никак не обойтись, если требуется достичь конкретных и положительных результатов.

Получается как в известном польском фильме «Гангстеры и филантропы». С тем обязательным уточнением, что при сложившихся в Беларуси обстоятельствах «филантропами» становятся «коррупционеры».

Обсудить публикацию

 

Метки