Система защиты труда от работников

Эффективность применения того или иного нормативного акта не всегда можно  оценить статистически. Если, например, применяется директива о запрещении распития спиртного на рабочем месте, то считается, что и распивать должны меньше. На практике не всегда так получается. Вполне можно предположить, что до принятия директивы начальство пресекало пьянство и официально наказывало. А после перестало, опасаясь ухудшения статистики.

Считается, что и декрет президента №29 об улучшении трудовой и исполнительской дисциплины, более известный как декрет о системе срочных трудовых контрактов, поспособствовал этому улучшению. Так, накануне международного праздника Дня достойного труда состоялась рабочая встреча Александра Лукашенко с Леонидом Козиком, во время которой президент отметил успехи ФПБ  в его исполнении.

При этом Александр Лукашенко подчеркнул необходимость двигаться дальше в этом процессе. В частности, в случаях, когда человек работает добросовестно, не нарушая трудовой дисциплины и активно участвуя в жизни коллектива, целесообразно предоставить право работать дальше на контрактной основе или перейти на бессрочный трудовой договор.

Отметим сразу, это более чем странная постановка вопроса. Ведь, перефразируя того же Лукашенко, можно смело заявить, что только идиот предпочтет право заключить срочный контракт бессрочному трудовому договору.  Это верно и в отношении нарушителей трудовой дисциплины, и в отношении безупречных работников. Верно и то, что в большинстве случаев нарушителей не может дисциплинировать даже угроза расторжения срочного контракта.

Как говорится, страсть сильней рассудка.

Практика применения контрактной системы подтверждает это предположение. Как известно, основным документом, определяющим нормы в сфере трудовых отношений является Трудовой Кодекс Республики Беларусь.  В статье  он предоставляет работнику широкие права, среди которых – право на защиту экономических и социальных прав и интересов, включая право на объединение в профессиональные союзы, заключение коллективных договоров, соглашений и право на забастовку, участие в собраниях, участие в управлении организацией.

Но в день подписания Трудового кодекса Александр Лукашенко подписал и декрет «О дополнительных мерах по совершенствованию трудовых отношений, укреплению трудовой и исполнительской дисциплины» (26 июля 1999 г., N 164) в котором нанимателю предоставлено право заключать с работников контракты (трудовые договоры, заключаемые в письменной форме на определенный в них срок и содержащие особенности по сравнению с общими нормами законодательства о труде).

В Декрете оговорено, что в случаях, предусмотренных законодательством, заключение контрактов является обязательным. Это требование устанавливается при найме служащих государственного аппарата, руководителями предприятий и организаций и другими работниками, характер деятельности которых  определяет их особый статус.

Смысл такого особого отношения понятен. Спортивного тренера, например, могут нанять на работу с целью повышения спортивных результатов команды. Если она не достигнута, то наниматель должен иметь возможность уволить его без лишней волокиты. То же самое относится и к другим руководителям, которые должны обеспечить получение предприятием или организацией нужных нанимателю результатов.

Но Декрет дал право нанимателю распространить контрактную форму найма на всех работников. С той оговоркой, что работников, трудовые договоры с которыми были заключены на неопределенный срок, о предстоящем переводе на контрактную форму найма наниматель должен предупредить за один месяц до заключения контракта.

С работником, отказавшимся заключить контракт, трудовой договор расторгается по причине отказа последнего продолжать работу в связи с изменением условий труда. Хотя единственным изменением в большинстве случаев является именно замена трудового договора, заключенного на неопределенный срок, на ограниченный по времени (как правило, годичный контракт). То есть все остается прежним, но многократно усиливаются административные полномочия нанимателя.

Понятно, дисциплину на производстве надо всячески укреплять, поскольку она не везде находится на должной высоте. Однако же не под страхом неминуемого увольнения  или отказа продлить контракт по надуманным причинам. Пусть говорят, что так не бывает, но так может быть. Так оно, собственно, и было. Наниматель мог не обращать внимания на нарушения нерадивых работников, но никто бы ему не простил, если бы он сделал поблажку для политически активного подчиненного. В классический принцип, согласно которому лучше оставить без наказания проступки десяти виновных, чем наказать одного невиновного, был вложен диаметрально противоположный смысл.

А какова  же реальная дисциплинирующая роль Декрета? По данным  Белстата, в течение 2003 года с предприятий и организаций по различным причинам было уволено 825 тыс. человек. Из общей численности уволенных 79% выбыло по собственному желанию, 4% – в связи с сокращением численности или штата работников, ликвидацией предприятий, организаций, 5% – за прогулы и другие нарушения трудовой дисциплины.

В 2008 году уволено по различным причинам 914,4 тыс. человек. Из общей численности уволенных 79% выбыло по собственному желанию и соглашению сторон, 7,3% – за прогул и другие нарушения трудовой дисциплины, 0,9% – в связи с сокращением численности или штата работников, ликвидацией организаций.

То есть за означенную пятилетку, во-первых, резко возросла текучесть кадров, во-вторых, в структуре уволенных практически неизменной осталась доля уволившихся по собственному желанию, в-третьих, сократилась доля уволенных в связи с сокращением численности или штата работников, в-четвертых, существенно возросла доля нарушителей, уволенных по инициативе администрации.

Еще более впечатляет абсолютный рост нарушителей: если в 2003 г. их было 41,25, то в 2008 г. – уже 66,75 тысяч. Численность уволившихся по собственному желанию увеличилась с 651,75 до 722,4 тыс. человек.

По собственному желанию обычно увольняются те, кто ищет лучшего удела. Но в силу массовости явления среди уволившихся, очевидно, преобладают те, кто увольняется со словами: я себе такую работу всегда найду!

То есть не менее полумиллиона работников ежегодно увольняется по причине неудовлетворенности условиями труда или его оплаты, а часто и того и другого сразу. По причине своей малой привлекательности такие рабочие места в достаточно количестве присутствуют на рынке труда и занимаются в основном теми, кто некогда уволился по собственному желанию, но ничего лучшего не нашел.

Никакими административными мерами поднять их трудовую и исполнительскую дисциплину невозможно. Даже вполне ощутимый кризис в экономике не поспособствовал улучшению ситуации. В I квартале 2009 г. уволено по различным причинам 187,2 тыс. человек. Из общей численности уволенных 78,1% выбыло по собственному желанию и соглашению сторон, 7,4% – за прогул и другие нарушения трудовой дисциплины, 1% – в связи с сокращением численности или штата работников, ликвидацией организаций.

Не действует на белорусских пролетариев угроза оказаться без работы, пополнить ряды «резервной армии труда».

В этой связи вполне уместен классический вопрос: «кому это выгодно?». Поскольку данный Декрет не достигает цели повышения дисциплины и ответственности, не говоря уже об инициативе работников, он невыгоден предпринимателем в целом. Разумеется, отдельным руководителям контрактная система позволяет держать трудовые коллективы в узде. Особенно в  малых городах и в сельских районах, где в случае потери работы практически невозможно найти другую равноценную или лучшую. Как правило – только худшую по условиям и оплате труда. Если повезет.

Контрактная система создает постоянный психологический дискомфорт для работников, не способствует выработке корпоративного духа в коллективах, провоцирует проявления отрицательных личностных качеств и не способствует реализации работниками их права на объединение в профессиональные союзы, альтернативные ФПБ. В смысле меньшей лояльности к нашему безусловно «социальному государству».

Следовательно, контрактная система не выгодна отдельным работникам и трудовым коллективам. Но выгодна официальным профсоюзам, поскольку напрочь исключает возможность конкуренции им со стороны независимых профсоюзов.

Если социально-экономические права рассматривать как нечто дарованное людям государством, как своеобразную уступку их прихотям, то контрактная система, ограничивающая притязания и потребности работников, выгодна. Но не государству, а разноуровневым управленцам, аппарату управления, действующему от имени государства.

А государству, которое в основополагающих своих документах декларирует себя как демократическое социальное государство, это невыгодно. А коль так, то столь широкое применение контрактной системы найма не выгодно и обществу целом.

По всему выходит,  этот разрушительный для экономики декрет надо отменить, а не «усовершенствовать». Пойдут ли на это Лукашенко и Козик, представляющие в обществе свои собственные интересы, вопрос риторический.

Обсудить публикацию

 

Метки