Кадры – на стол

3 ноября президент награждал заслуженных людей Беларуси. К сожалению, официальные информационные ленты не сохранили имен лауреатов. Об отличившихся рабочих, специалистах и руководителях мы знаем лишь то, что они умеют ответственно и слаженно работать на разных участках белорусской экономики. В том, что общественное признание снизошло на безымянных адресатов, нет ничего удивительного. А. Лукашенко с присущей ему смекалкой наградил не конкретных людей, а «трудовые отношения», востребованные в сложившейся ситуации. Судя по тому, что приветственная речь президента началась с упоминания мирового экономического кризиса, ситуация в стране действительно щекотливая.

Здравствуй, кризис

За 4 дня до этого состоялось совещание с высшим руководством по итогам 9-месячного развития страны, на котором президент признал существование «непростой ситуации» в белорусской экономике. Подобные заявления делались и ранее, да и само слово «кризис» уже получило постоянную прописку в словаре главы государства и его ближайших коллег. Тем не менее, контекст, в котором прозвучали слова главного белорусского менеджера, дает повод считать, что именно с этого дня Беларусь официально вошла в Мировой экономический кризис.

В чем суть президентских претензий? Министры, их подчиненные, руководители белорусских предприятий – короче, белорусский управляющий класс якобы не справляется с кризисной ситуацией в экономике и рискует сорвать пятилетние планы развития государства, определенные в 2006 году на третьем Всебелорусском собрании. Наиболее актуальные текущие проблемы известны: большие складские запасы, отрицательное внешнеторговое сальдо, высокая кредитная задолженность.

Сегодня этим сложно кого-то удивить. Редкое европейское государство чувствует себя комфортно в условиях мирового снижения спроса и протекционизма на национальных рынках соседних стран. Также не удивительно, что президентские упреки традиционно касаются «боевой дисциплины» высших государственных чиновников, а не стратегии экономического развития, за которую по традиции отвечает сам А. Лукашенко и его администрация.

Не удивляет и жесткий характер критики президента в адрес правительства (дошло до ультиматума о предстоящих заменах в министерской команде). Год назад премьер-министр С. Сидорский не менее резко критиковал своих коллег за срыв планов по привлечению иностранных инвестиций в экономику. Тогда чиновников упрекали в неповоротливости и безынициативности, которые оборачиваются плохим инвестиционным имиджем Беларуси за рубежом. В этот раз подобные претензии С. Сидорскому предъявил сам президент, разве что на кону уже стоит не инвестиционная программа, а будущее экономики в целом.

Жертвы охоты за головами

По-настоящему серьезный разговор начался со следующих слов: «Надо признать, что те инструменты, которые мы использовали в благоприятное время, не дают должного эффекта в условиях мирового кризиса», – сказал А. Лукашенко и потребовал от своих подчиненных задуматься над ответами на те вызовы, которые бросил мировой экономический кризис.

Всем, кто желает прочувствовать последствия мирового кризиса для Беларуси, стоит представить себя на месте участника этого совещания. С одной стороны, над вами висит прогноз экономического развития, рассчитанный и всенародно одобренный в далеком докризисном 2006 году, и который нужно выполнять. С другой стороны, президент отмечает, что докризисные инструменты больше не работают и требует от вас новых управленческих решений. Сердечного ритма вам добавит тот факт, что мировой экономический кризис в Беларуси существует исключительно в виде «кризисных явлений» – внятной модели развития и преодоления МЭК на белорусском рынке мнений пока не представлено, на что недавно уже сетовала замминистра экономики Т. Старченко.

Еще раз. Вы один на один с прогнозными показателями, которых – говорят вам – уже не достичь привычными методами. При этом – говорят вам – мировая экономика находится в кризисе, но вы не знаете, как он устроен и как будет развиваться. Наконец, от вас требуют новых управленческих решений с поправкой на кризис, чтобы не сорвать те самые невыполнимые прогнозные показатели и дотянуть-таки до конца пятилетки. В довершение, вас грозят перевести на другую работу в связи с профнепригодностью и все это показывают по национальному телевидению.

Сложно сегодня работать в белорусском правительстве. Коварный МЭК ударил как раз туда, где сложнее всего применять инструменты Белстата. Потому что настоящий кризис – это не когда сокращается ВВП или растет внешнеторговое сальдо, а когда мы не знаем, как с этим бороться. Слабым звеном оказываются люди. Как следствие, в государственных кабинетах начинаются «шарахания» и принимаются «келейные решения», что было видно летом на примере постановления № 991. Кризис – это еще и рассогласованность политики, что видно сейчас на примере двух прогнозов развития на будущий год, предложенных правительством (один с учетом кризиса, другой с учетом плановых показателей).

Зато кризис высветил богатый набор неписаных правил белорусской традиции управления, которые угрожают валовым показателям. Первый серьезный удар по неформальной культуре хозяйствования в этом году сделала Администрация президента.

Семейственность (и протекционизм). В ходе проверок в белорусских регионах команда В. Макея обнаружила целые родовые гнезда потомственных чиновников. Ролевой моделью для презентации в СМИ был выбран Столинский район и семья Демко, в которой глава семьи, его сын, сват и свояченица возглавляли соответственно райисполком, отдел по делам молодежи, местный СПК и Совет депутатов. Как отметил В. Макей, семейственность подрывает имидж власти и вызывает недовольство людей. Проверка по понятным причинам (см. следующий параграф) не поднималась на республиканский уровень.

Формализм (и волокита). Это, согласно все тому же майскому отчету Администрации, главный враг успешной кадровой политики в органах госуправления и государственных организациях. Ревизоры обнаружили, что львиная доля кадровых рекомендаций пишется белорусскими чиновниками по копирку: «Нет за этой рекомендацией конкретного человека, конкретного лица». Перечисляя наиболее востребованные в кризисной ситуации управленческие качества, В. Макей назвал ответственность, высокий профессионализм и устойчивость в нравственном отношении.

2 ноября генпрокурор Г. Василевич подогрел ситуацию своим информационным письмом на имя С. Сидорского, в котором отмечается недостаточно активная позиция правительства в борьбе с коррупцией в собственных министерствах. Неудивительно, что формализм был обнаружен и в работе внутренних министерских антикоррупционных комиссий: состояние и тенденции развития коррупции не достаточно глубоко анализируются, а действия комиссий из разных министерств должным образом не координируются. Кроме этого, формализм и волокита неоднократно всплывали в критике работы госаппарата в 2008 году в связи с невыполнением планов привлечения инвестиций и программы приватизации белорусских предприятий (см. Директива №0, http://nmnby.eu/pub/0901/13m.html).

Как справляться с этими напастями в республиканских масштабах – не понятно. Возможно, в Администрации об этом догадываются. Хотя, жизненный опыт подсказывает, что если эти пагубные экономические привычки и исчезают, то не со сменой текущих кадров, а со сменой нескольких поколений. Ведь подробно описанный случай семьи Демко в Столинском районе – это еще и воплощение исконной традиции толоки и громады, которые один известный белорусский социолог включил в реестр национальной идентичности.

Кто захочет гореть на работе?

В Администрации поставили действительно высокую планку мастерства для идеального белорусского чиновника. Управленец новой формации должен уметь отличать семью от семейственности, любовь от протекционизма, рассудительность от волокиты и формализма и при этом не завалить показатели третьего Всебелорусского собрания. Задача не из легких.

Только новые белорусские кадровики пока так и не сформулировали никакого достойного вознаграждения за кризисный менеджмент. Энергичных людей с творческим подходом, о назначении которых на руководящие должности ратует В. Макей, в следующем ноябре скорее всего ждет короткая слава безымянного труженика, когда президент снова вместо людей будет награждать должности.

Все это по-осеннему грустно. Однако, уже тот факт, что неформальные правила белорусского менеджмента режут нам слух по радио и телевизору и мозолят глаза в интернете, говорит о том, что они начинают давать сбой. Потому что очень сложно одновременно играть и обсуждать правила игры.

Обсудить публикацию

 

Метки