Методологический расцвет

Вера – то, ради чего умирают;
идеология – то, ради чего убивают.

Антони Бенн

Минская кольцевая дорога разрушается на глазах. Буквально через месяц после введения в строй ее южной части машины затрясло на первых микроухабах. Затем стала ощущаться быстро углубляющаяся колея. Зимой морозы немилосердно рвали дорогу на части. Ширина трещин, исполосовавших дорожное покрытие вдоль и поперек, достигала сантиметра.

Весной от магистрали оторвались и поплыли в сторону откосов крайние полосы. Летом их стали судорожно «склеивать» с основной дорогой. В итоге с начала августа на действующей южной части автострады рабочей оказалась только одна полоса. По остальным носится разнообразная автодорожная техника, дымятся горы асфальта и прохаживается рабочий люд в касках.

Изнывающие в застрявших автобусах пассажиры пытаются рассмотреть на пыльных спецовках строителей «самой современной автодороги в Европе» (А. Лукашенко) высокие правительственные награды, которыми наградил их от имени благодарного белорусского народа президент. Что при этом пассажиры говорят в адрес власти, дорожников и БТ, которое в свое время просто захлебнулось от радостных эмоций по случаю очередного стахановского подвига белорусских строителей, не поддается никакому воспроизведению.

Белорусскому общественному транспорту пока не приданы штатные идеологи – «люди высочайшей квалификации» (А. Лукашенко). Наш толерантный народ, доходя в пробках и толкучке до окаянного состояния, их бы немедленно линчевал. Но с другой стороны, так не напасешься никаких идеологов. Белорусский президент эти «неприятности» предвидел и заявил 13 августа: «Основную нагрузку (идеологическую) должен нести руководитель предприятия».

Это, конечно, правильно. В общественном транспорте (даже в сочлененный «Икарус» больше 150 человек все равно не затолкаешь) таким «руководителем» является водитель. Следовательно, когда автобус «заклинивает» на узкой полосе разбомбленной кольцевой между милицейским «опелем», на заднем сиденье которого две девицы показывают пассажирам языки, и «Мерседесом» с номерами районной администрации, то водитель должен взять в руки микрофон и провести с разъяренной толпой пассажиров умиротворяющую беседу о формировании активной гражданской и личностной позиции гражданина РБ в современных условиях. Можно быть уверенным, что результат такой «идеологической работы», когда «доходят до сознания и души каждого человека», может оказаться поразительным: ругаться, используя ненормативную лексику, начнет даже грудной младенец в памперсах, лежащий на руках молодой мамы.

Патриотичный читатель на этом месте обязан возмутиться: «Какое отношение имеет наша белорусская идеология к браку строителей?» – своеобразный аналог знаменитого российского анекдота «под Доренко»: «В августе утонул «Курск» и сгорела Останкинская телебашня. Вы спросите, какое к этому отношение имеет Лужков? А вот какое...» И в нашем случае «А вот какое...» имеется, так как на состоявшемся 13 августа в Администрации президента РБ идеологическом совещании Глава белорусского государства высказал «твердую убежденность», что в идеологической работе необходимо идти «от жизни». Что мы и делаем, так как понимаем, что отныне вся наша обыденная и, что греха таить, серая жизнь должна быть расцвечена активной работой дивизии штатных белорусских идеологов и «косящих» под них руководителей.

Очередное возвращение из исторического небытия комиссаров–политруков должно радовать обывателя, так как является своеобразным индикатором, что «Родина слышит, Родина знает…» о неуклонном снижении доверия к властям страны. Заняться в этих условиях рыночными преобразованиями, открыть страну для нормального инвестирования – дело сложное и политически опасное. Проще создать сеть идеологической промывки мозгов.

Несмотря на то, что уже в появившихся методологиях по «промыванию» можно найти и такие перлы идеологической мысли: « У белорусов ярко проявляются качества толерантности, терпения, дисциплинированности, коллективизма, взаимопомощь и сердечность» (цитирую по предположительно ведомственному документу «Концептуальные основы идейно-воспитательной работы с детьми, учащейся и студенческой молодежью»), что косвенно подтверждает мысль о том, что соседние народы – исключительно вурдалаки и упыри, у которых вышеназванные выдающиеся качества проявляются не очень ярко или вообще отсутствуют, тем не менее опытному идеологическому Рэмбо реальная жизнь «толерантного» и «терпеливого» народа вряд ли позволит расслабиться.

Пока идеологи не получат в свои руки карательных функций, а этот процесс не за горами, так как, по исторической традиции со времен католической инквизиции, идеологи – первые «стукачи» и по совместительству палачи, найдется немало желающих отведать «комиссарского тела». Можно только представить, какой плотоядный стон раздался бы в филиалах АСБ «Беларусбанк» в разгар оплаты самых высоких в СНГ коммунальных счетов, если бы к ним обратился с идеологическим воззванием директор банковского филиала. Без помощи ОМОНа не обойтись.

А какой непочатый край работы для идеологов на наших «самых современных в СНГ» предприятиях, каждое второе из которых является реальным банкротом. В то время, как дирекция занята выбиванием очередного «зарплатного» кредита, идеологи должны были бы ходить по цехам и разъяснять преимущества «белоруской» экономической модели перед «загнивающими» капиталистическими антинародными клонами, угнездившимися у наших соседей.

Особый простор для идеологической работы ждет «политруков» в сфере малого бизнеса. Появление идеолога в толпе лавочников и киоскеров, многие из которых волевым решением минских «городничих» были лишены своих не раз вперед оплаченных мест работы, может оказаться сродни работе миссионера среди кровожадных язычников – каннибалов. Глядишь, со временем, некоторые из этих съеденных комиссаров могут быть причислены к лику «святых», пострадавших за белорусскую национальную идею.

Нас ждет методологический расцвет. Так и видишь на полках возрождаемых «красных уголков» под портретом первого белорусского президента брошюрки с многообещающими названиями «Методология внедрения понятий о белорусской государственности в сознание бомжей и маргиналов» или «Использование идейных основ белорусской модели развития в работе бухгалтерии». Не плохо было бы дополнить такую полезную во всех отношениях библиографию тематическими сборниками цитат А. Лукашенко в формате «А. Лукашенко о модернизации белорусской гинекологии» или «А. Лукашенко – последняя надежда россиян, изнывающих под игом олигархов и Кремля». Нет никаких сомнений в том, что скоро мы это «добро» получим на руки.

Это настоящая революция. До сих пор, в течение последних девяти лет, власть предъявляла претензии в основном на наши имущественные и гражданские права: всячески охраняла нас от капиталистического рынка и приватизации, отстраняла от реального права отдать свой голос за наше настоящее и будущее, боролась за равенство в нищете. Сейчас ей уже мало наших денег и надежд. Власть ломится в наш дом за нашей душой и душами наших детей. Она решила, исходя от кошмара нашей жизни, что пришло время принести в жертву наше сознание. С целью роста нашего благосостояния и авторитета молодого белорусского государства мы все обязаны стать зомби. Так необходимо для нашего государства, и так желает наш президент. И это правильно, так как «надо хлеб убирать сейчас» (А. Лукашенко), а не умничать и рассуждать на темы прав, свобод и коммунальных платежей. Вот такая идеология «от жизни».

Но все-таки есть у нас национальная идеология или нет? В каждом ведомстве уже успели наплодить методики, но где же то самое заветное, вооружив которым народ, можно не пять миллионов тонн зерна собрать, а все десять при том же объеме «выпитой» солярки. Ведь было поручение президента еще в 2002 году, а в марте текущего года – продублировано, шустро разработать «национальную идею».

Однако за последние пять месяцев (если проанализировать бесконечные идеологические пропагандистские кампании, которые волной за волной буквально изливаются из государственных СМИ) вся наша «национальная идея» сводится всего к двум тезисам: «Президент всегда прав» и «Россия – исчадие ада». Чтобы в этом убедиться не нужно применение какого-либо сложного идеологического инструментария, а достаточно посмотреть вечернюю «Панораму» и полистать страницы цветных и сказочно дешевых газет «европейского уровня», набитых письмами читателей-ветеранов конвойных войск.

Но в славный и критически важный для власти 2003 год пенсионеры-патриоты вряд ли ей помогут. Вот почему президент, глубоко обеспокоенный тем, что мозги подданных до сих пор замусорены всяким «хламом», который без сомнений отвлекает народ от поголовной сдачи молока и скотины по новым ценам, организовал совещание. Тема мероприятия – «Система и технология идеологической работы в стране в современных условиях» – собрала высших чиновников страны, руководителей государственных СМИ и разного рода лиц, претендующих на почитание их научных заслуг.

Спектакль для электората в целом удался. Режиссер и одновременно основной артист на сцене демонстрировал капризы в формате беременной женщины. Вроде как он хочет что-то, но сам не знает что. Вот он и принимал перед телекамерой позы глубоко обиженного и оскорбленного невниманием и неуважением. Остальная массовка должна была изображать толпу непонятливых нянюшек и прислуги, обязанностью которых было увещевать, поглаживать по головке и совать за щечку «Чупа-Чупс».

Периодически президент поднимал одного из «свитских», требуя идей и новаций, одновременно предостерегая от «словоблудия». Это не помогало, народ все больше «блудил», а не говорил то, что от него ждал глава государства. Не скрою, что наблюдать за белорусским правительственным вариантом «Поля чудес» было исключительно занятно. Над головой президента незримо висело «Слово» из некоторого количества букв, который «поднятый» должен был угадать. Так и слышалось: «Крути барабан. 100 очков. Буква». Чиновник брякал: «Штатные идеологи!» «Неправильно», – хмыкал ведущий в усы и поднимал следующего. Это было прекрасно, но ощущались некоторые недоработки. Поднимаемые из кресел, в соответствии с традициями знаменитого телевизионного шоу, должны были преподносить ведущему всякие дары – мешки с белорусским зерном и картошкой, снопы льна, туркменские халаты и ковры, кубинский ром и северокорейский соевый соус, но, судя по всему, пожадничали. Ничего, в следующий раз исправят.

Однако картинку испортил наш «академик» – господин Мясникович, что косвенно подтверждает мысль об опасности «заносов» при рокировке кадров. Жил-был себе чиновник, искривлялся в полном соответствии с линией партии и правительства, а как оброс научными степенями и возглавил академическое «ранчо», так решил, что имеет право «умные» веши озвучивать. Опасное заблуждение, так как умный в нашей гордой и свободной стране только один человек. Остальные все поголовно скобелевы. А Михаил Владимирович взял и заявил, что «может быть, это звучит и старомодно, банально, но должна быть идеологическая платформа. То есть материал, с которым должна работать оргструктура». На лицо Александра Григорьевича упала тень.

Браво, профессор Мясникович! Если когда-нибудь в академиях государственной службы будет введен курс «Борьба за выживание в джунглях государственного аппарата», то кадры с этим моментом должны быть использованы в качестве учебного пособия. Вот так, в духе фразы мальчика из бессмертной сказки Г.Х. Андерсена, можно просто и незатейливо продемонстрировать всей стране, что «король-то голый!» Отличный и неотразимый номенклатурный удар. Есть чему поучиться молодому поколению.

Интрига была еще в том, что «король» и сам прекрасно понимал, что он идеологически «голый». Он и сам понимает, что тот коктейль идейной компиляции, который после известного мартовского идеологического шабаша ему соорудили придворные толкователи «царских снов», не тянет даже на курсовую работу студента философского факультета. Вот он почти инстинктивно и кидался к своим «портным» с надеждой, что они вот тут сразу и сочинят ему одежонку из кусочков марксизма, национал-социализма, псевдолиберализма и шаманства народов Севера. Даже к господину Латыпову обратился, который, как всегда, перевел все в шутку: «...если мы не дойдем до предприятия, до человека, все это будет впустую». С чем дойти то до этого загадочного «человека»? С бутылкой что ли?

Нельзя забывать, что А. Лукашенко внес немалый вклад в построение белорусской идеологической «избушки на курьих ножках». Ведь помимо того, что он действительно построил современное белорусское государство в классическом феодальной формате, о чем совершенно справедливо писал Юрий Дракохруст (Ю. Дракохруст. Великое княжество Литовское), он умудрился на международной арене соединить свой мятежный образ и Республику Беларусь в одно целое, а на внутренней политической арене сформулировать некую «святую троицу» – Государство, Народ, Президент. Для создания мутанта идеологии и религии не хватает самой малости – «чуда»!

Вот Александр Григорьевич и искал «чудо» среди своих «апостолов». Однако «соратники» оказались не на высоте, они все больше на макушку «ведущего» посматривали – засиял нимб или еще рано в ножки валиться.

Валиться в ножки рано, господа. Это мы, политические аналитики, вам скажем, когда первый белорусский президент окончательно будет готов к причислению к лику святых и непорочных. Но это будет не скоро, так как он сам себе подвиг и назначил: «Завоевание России и всего славянского мира». Не зря же он Александр. Амбиций у него хоть отбавляй, но, без сомнений, белорусский народ в этом мессианском походе окончательно загнется. Иначе говоря, может оказаться не достойным своего президента. Без сомнений, Александр Григорьевич нуждается в помощи для создания идеологического допинга. (Справедливости ради, надо отметить, что в данном случае А. Лукашенко использует термин «иммунная система», что косвенно свидетельствует о том, что медицинские познания главы белорусского государства растут не по дням, а по часам).

Ведь до сих пор так и не написана белорусская «Малая земля» или «Новая Библия для белоруса», что говорит о том, что даже в недрах такого идейно-политического и организационного монстра, как Администрация президента РБ, не оказалось группы идеологических мастеровых.

Проще всего с национальной идеей. Некоторые умные головы уже успели сформулировать идеологическую ось «Родина – интеллект – благосостояние», что означает ничто иное, как припев из старой советской песни «Раньше думай о Родине, а потом о себе...» Чем закончились эти пения в духе героев М. Булгакова, мы хорошо помним.

Обратимся к ненавистному для А. Лукашенко опыту господина Путина, который не далее, как в прошлом году выдвинул задачу удвоения за пять лет ВВП страны. Очень емкая идея, захватившая поголовно весь политический спектр, превратилась в своеобразное сито, через которое можно пропускать все положительные или отрицательные явления в жизни России. Критерий для всего и всех одинаков: способствует ли это (он/она) экономическому росту в стране? В данную «колею» постепенно «соскальзывают» идеологические наработки политических партий, российских «фабрик мыслей», политические программы для будущих выборов. Отсюда и курс на российское национальное государство, масштабные поиски места России в современном мире, лютая борьба за определение пути развития российского капитализма и т.д.

Белорусов вряд ли устроит такой пример, так как, во-первых, учитывая, что ВВП мы считаем не по объему проданного, как «по торгашески» поступают россияне, а по объему произведенного (причем безразлично чего), то статистически мы можем превзойти ВВП хоть в пять раз за исторически короткий срок. А во-вторых, для нас, морально-нравственных «лидеров восточно-европейской цивилизации», борьба за ВВП – слишком утилитарно. А. Лукашенко уготовил для белорусов иное предназначение.

Белорусский президент неплохо знает свой народ. Во всяком случае, иногда возникает уверенность, что он разбирается в психологии белорусов гораздо лучше, чем оппозиция. Александр Григорьевич чувствует, что до сих пор огромная масса населения республики не считает своим национальным гнездом кусок земли в 300–350 км вокруг столицы, что белорусы не против взять на себя мессианские, почти имперские функции, что немалая часть коренных белорусов вполне срослись с имперской идеей, и построение в их небольшой и бедной стране пародии на СССР вызывает у них полное одобрение. Весь этот идеологический «букет» стоит по колено в стихийно укоренившихся идеях национального превосходства над соседями, для обоснования чего используется и мифы об особой этнической неповторимости. Фактически, современная Беларусь – далеко не первый в истории случай, когда осколок империи пытается подхватить с земли имперского орла. Это потом приходит понимание, что империи неповторимы, но соблазн велик, так как имперская идея – хороший ускоритель для созревания нации и государства.

Не беда, что для такой суперидеи не хватает буквально всего. Белорусский президент достиг своего поста, также ничего не имея за душой. Как настоящий язычник-шаман, он уверен в своих почти мистических способностях решить любую проблему силой собственного характера, а если характера не хватит, то просто грубой силой. Отсюда и невероятный фанатизм в отстаивании своей точки зрения, самоуверенность, восприятие своего господства над миллионами как естественное право, принадлежащее только ему. Он преисполнен всем этим и считает, что народ сам, при помощи собственной интуиции должен выбрать его на роль не очередного президента, а Пророка, который определяет жизнь людей на тысячелетия. Для этого он всеми силами вбивает в головы белорусов, что для него нет ничего недостижимого, что он может позволить себе стравливать супердержавы, «гонять» огромные корпорации, карать и миловать кого угодно. Он сам себя превращает в почти мистическую личность, вызывающую ужас и трепет. И он немало в этом преуспел. Вспомните, к примеру, попытку депутата Фролова на апрельском выступлении А. Лукашенко перед парламентом страны задать ему вопрос.

Вот он и ждал 13 августа, что кто-то из его соратников заявит: «Основа нашей национальной идеи, фундамент белорусской государственной идеологии – Александр Григорьевич Лукашенко. Такие понятия, как Беларусь, белорусский народ и личность его президента полностью совпадают. Отрицание А. Лукашенко равнозначно отрицанию самого белорусского государства и белорусского народа». Вот это и есть настоящая идеология «от жизни», так как давно вся жизнь рядового белоруса вертится вокруг проблемы – с какой ноги нынче встал президент страны?

Для примера обратимся к еще одному «батьке» – официально признанному «Отцу всех туркмен». Он в своей библии для народа – «Рухнама» – вполне определенно заявляет, что «Чем сложнее время, тем острее потребность видеть издалека и далеко вперед, поскольку народу необходимы долгосрочные духовные ориентиры. Должна существовать доктрина, на которой бы базировалась общественная жизнь государства. Доктрина, которая вытекает из самой сути жизни народа, особенностей его судьбы и истории...»

...Мы уже знаем, что «вытекло» «из самой сути жизни» туркменского народа – пожизненное президентство господина Ниязова.

Метки