АЭС и национальная безопасность

Резюме

            Обеспечение энергетической безопасности является одной из ключевых мировых проблем. Она самым серьезным образом затронула все страны и подтолкнула к активным поискам решений, зачастую сопряженных с дополнительными рисками. Многие государства стали связывать надежды на обеспечение энергобезопасности с ядерной энергетикой и заявили о намерении строить свои собственные АЭС. Исходя из данных обстоятельств в Беларуси пришли к заключению о том, что «поскольку прогнозируется огромный всплеск интереса многих стран к созданию атомных станций и, соответственно, спроса на оборудование, нам надо успеть построить свою станцию в намеченные сроки»[1]. Однако тенденции развития ядерной энергетики и мировой финансово-экономический кризис вносят существенные коррективы в аргументацию и планы строительства белорусской АЭС.
В условиях нарастания неопределенности вследствие неблагоприятного кумулятивного эффекта, вызванного совпадением нескольких циклов (мировой экономический кризис, цикл финансирования строительства, флуктуации  цен на энергоносители, исчерпаемость ресурсов ядерного топлива и др.) создание АЭС как средства «кризисного реагирования» на вызовы энергетической безопасности не может рассматриваться в качестве оптимального способа действий и само по себе является проблемным решением.
Появление АЭС в Беларуси создаст принципиально новые долговременные уязвимости для ее системы национальной безопасности и сопряжено также с возникновением серьезных рисков регионального масштаба. К ним относятся ядерные техногенные, экологические, экономические риски, а также опасность дальнейшего ослабления энергетической безопасности и усиления зависимости от Российской Федерации
Потребуется создать весьма затратную новую инфраструктуру ядерной безопасности, осуществить глубокую перестройку и переоснащение системы национальной безопасности и ее подсистем. Они подвергнутся дополнительной нагрузке и напряжению и значительная их часть будет «работать на станцию».
Результаты системного многофакторного анализа побуждают к тому, чтобы, исходя из изменившейся обстановки, взвесить возможные альтернативы с тем, чтобы избежать нежелательных осложнений:

  • отложить начало строительства АЭС до стабилизации международной финансово-экономической среды;
  • сконцентрировать имеющиеся ресурсы на реализации и совершенствовании уже принятых программ по энергосбережению и развитию традиционных и альтернативных источников энергообеспечения;
  • рассмотреть складывающийся спектр возможностей регионального сотрудничества  с целью укрепления энергобезопасности государства;  
  • активизировать внешнеполитические усилия государства по созданию многостороннего  международного механизма решения энергетических проблем, в частности, в рамках «Восточного партнерства».

1. Cпецифика системы управления в целях ядерной безопасности

Термин "безопасность", используемый Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ) означает защиту людей и охрану окружающей среды от радиационных рисков и охватывает безопасность ядерных установок, радиационную безопасность, безопасность обращения с радиоактивными отходами и безопасность перевозки радиоактивного материала как в обычных условиях, так и вследствие инцидентов и других последствий утраты контроля за активной зоной ядерного реактора, ядерной цепной реакцией, радиоактивным источником или любым другим источником излучения[2].
Обеспечение безопасности включает меры по предотвращению инцидентов и смягчению их последствий, предупреждение и обнаружение хищений, диверсий, несанкционированного доступа, незаконной передачи или других злоумышленных действий по отношению к ядерным материалам, радиоактивным веществам и соответствующим объектам, а также адекватное противодействие.
Технология атомной энергетики принципиально отличается от традиционных технологий получения электроэнергии. Поэтому управление АЭС имеет существенные отличия по сравнению с традиционными генерирующими станциями. При управлении атомными электростанциями основное внимание уделяется ядерной безопасности, качественным характеристикам эксплуатации, обращению с радиоактивными отходами, радиационной защите, а также соответствующим национальным требованиям.
В руководствах МАГАТЭ термин «управление в целях безопасности» используется для определения мероприятий, которые  требуются для того, чтобы обеспечить поддержание приемлемого уровня безопасности АЭС на протяжении всего ее жизненного цикла, включая снятие с эксплуатации.
Особо подчеркивается, что управление в целях безопасности не являетя ни отдельным, ни дополнительным видом деятельности по отношению к другим видам деловой активности эксплуатирующей организации. Оно должно быть неотъемлемым компонентом управления всей организации, а безопасность станции должна иметь высший приоритет – доминирующий, при необходимости, над интересами производства и соблюдением графика работ[3].
Специфические особенности ядерной энергетики – чрезвычайно жесткие требования к условиям обеспечения безопасности в связи с повышенными по сравнению с традиционными источниками эксплуатационными рисками, а также особая опасность ядерных материалов и технологий с точки зрения риска их распространения и злонамеренного использования. В силу данных обстоятельств ядерная безопасность в современном мире обеспечивается совместными усилиями как национальных, так и международных механизмов.

2. Ядерная энергетика в Беларуси как фактор трансформации
системы национальной безопасности

Национальная безопасность, как известно, является системой, включающей множество подсистем. Так, ныне действующая концепция национальной  безопасности РБ (2001 г.) охватывает политику, экономику, экологию, а также военную, информационную и  гуманитарную сферы. В каждой их них функционируют подсистемы – нормативно-правовые, организационные, технические и другие.
К моменту принятия решения о строительстве АЭС в Беларуси уже был создан ряд общегосударственных систем и связующих их элементов, необходимых для обеспечения ядерной и радиационной безопасности. К ним относятся единая государственная система учета и контроля источников ионизирующего излучения (ЕГСУК); национальная система экспортного контроля; национальная система мониторинга окружающей среды (НСМОС), включающая радиационный мониторинг;  государственная система предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций (ГСЧС), включающая отраслевые и территориальные подсистемы; система мониторинга и прогнозирования чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера; система социально-гигиенического мониторинга;  единая государственная система контроля и учета индивидуальных доз облучения; система радиационного контроля продуктов питания и сельхозпродукции Минсельхозпрода РБ и др.
Создание АЭС и ядерного сектор энергетики в стране влечет за собой необходимость радикальной трансформации всей системы национальной безопасности. Это предполагает значительную дополнительную нагрузку на имеющиеся организационные, материальные, технологические и человеческие ресурсы, которые не только нуждаются в существенном усилении и адаптации к новым условиям, но и в образовании целого ряда новых подсистем. Кроме того, что принципиально важно, – потребуется обеспечить их согласованное и эффективное функционирование как единого целого.
Кардинальная задача №1 – построение новой (под)системы обеспечения ядерной безопасности.

3. Система ядерной безопасности, которую нужно создать

            Интегрированный подход к обеспечению безопасности АЭС предполагает, что государство берет на себя ряд обязательств:

  • формирование правовых и организационных механизмов, регулирующих деятельность в ядерной сфере;
  • осуществление оценки и регулярных переоценок «проектной угрозы[4]»;
  • создание, поддержание и развитие системы учета и контроля за ядерными и радиоактивными материалами, системы физической защиты ядерных и радиоактивных материалов и ядерных установок и системы противодействия незаконному обороту ядерных и радиоактивных материалов;
  • обеспечение соответствующей готовности полицейских, пограничных и таможенных служб;
  • создание подразделений, специализирующихся в области ядерной безопасности в органах государственной безопасности;
  • создание и развитие систем подготовки специалистов и технических средств, а также  формирование эффективной культуры ядерной безопасности.

В связи с появлением АЭС потребуется провести значительную работу по переводу системы учета и контроля ядерных материалов, а также их физической защиты на качественно более высокий уровень, соответствующий рекомендациям МАГАТЭ. Эти меры относятся ко всему ядерному материалу при его использовании, хранении и при транспортировке, а также ко всем ядерным установкам.
Все это обусловливает необходимость целого ряда последовательных шагов – таких, как наращивание нормативно-правовой и организационно-технической базы, завершение комплектования вновь созданных структур: Госатомнадзора (Министерство по чрезвычайным ситуациям) и Департамента по ядерной энергетике (Министерство экономики) специалистами, формирование новых подразделений в МЧС и МВД, подготовка специалистов для работы на АЭС и ее обслуживания  и многое другое.
Всего для создания нормативной базы в сфере ядерной энергетики планируется принять несколько сотен документов.
Пока не разработаны нормативно-технические документы в области оценки безопасности станции. Также не решены вопросы с утилизацией радиоактивных отходов и окончательного захоронения отработанного ядерного топлива, – как технические, так и финансирования.
Формирование культуры ядерной безопасности[5] в Беларуси – особо сложная задача, поскольку ее приходится решать практически «с нуля» – параллельно с созданием ядерной энергетики.
Система подготовки и переподготовки кадров для АЭС – важный, но лишь первый шаг на пути формирования культуры ядерной безопасности. Главный показатель ее наличия – безопасное функционирование ядерных  установок в результате достижения и поддержания требуемых критериев отдельными работниками, а также структурными подразделениями и задействованными организациями в целом.

4. Дальнейшие шаги по повышению качества участия в международных режимах ядерной и радиационной безопасности и нераспространения

Беларусь является участницей около 20 международных соглашений в области ядерной и радиационной безопасности, таких, как Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), конвенции о ядерной безопасности, о физической защите ядерного материала, о борьбе с актами ядерного терроризма и др.
В 1995 г. было подписано и реализуется Соглашение о гарантиях с Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ). Беларусь проводит последовательную политику в сфере экспортного контроля. Являясь с 2000 г. членом Группы ядерных поставщиков, она включила ее руководящие принципы в свое национальное законодательство. В 2001 г. была подана заявка на вступление в Комитет Цангера.
Минск разделяет цели Инициативы по безопасности в сфере распространении оружия массового уничтожения (ИБОР) и готов к сотрудничеству с ее государствами участниками[6]. В июне 2009 г. Беларусь присоединилась также к Глобальной инициативе по борьбе с актами ядерного терроризма.
Однако даже при заметном вкладе белорусского государства в укрепление режима нераспространения в целом и, в частности, в реализацию положений Резолюции 1540 Совета Безопасности ООН, предстоит провести значительную работу. Согласно данным на 2006 г. белорусская сторона выполнила около 23,4% от зафиксированных в Резолюции обязательств[7].  Это соответствует среднему показателю для всех 84 государств, фигурирующих в исследовании (23,5%). Для сравнения: согласно данным того же источника объем выполнения со стороны Швеции составил 23,8%; России – 28,4%; Литвы – 38,2%; Польши – 46,9%; США – 77,2%.
На очереди – ратификация подписанного Беларусью в ноябре 2005 г. Дополнительного протокола к Соглашению между РБ и МАГАТЭ о применении дополнительных гарантий  в связи с ДНЯО, который усиливает возможности агентства в осуществлении его верификационной деятельности.
Логичным шагом стало бы и официальное выражение Минском согласия на принятие Поправки к Конвенции о физической защите ядерного материала, расширяющей ее сферу действия и налагающей на государства-участников обязательства принять специальное законодательство и учредить уполномоченные органы, соответствующие рекомендациям МАГАТЭ по устройству государственной системы физической защиты ядерных материалов и ядерных установок.

5. АЭС – непредсказуемо дорогой «суперджет без посадочной полосы»

В мае нынешнего года Международное энергетическое агентство опубликовало доклад под названием «Воздействие финансово-экономического кризиса на глобальные инвестиции в энергетику». В нем констатируется, что во многих государствах мира кризис может привести к приостановке или полному отказу от вновь начатого строительства АЭС[8].
Ситуация в ядерной энергетике и мировой экономический кризис ставят под вопрос саму исходную точка отсчета, согласно которой в мире происходит «ядерный ренессанс». Вопреки широко распространенным иллюзиям по поводу «ядерного ренессанса» в мире происходит обратный процесс. Доля ядерной энергетики в суммарном мировом производстве электроэнергии постепенно сокращается и упала с 18 % в 1993 г. до 14% в 2008 году.
Удлиняются сроки строительства и ввода в эксплуатацию (в случае с белорусской АЭС в силу многих обстоятельств начало строительства оказалось отложенным уже не менее чем на 1 год по сравнению с ранее запланированным графиком), а также проявляется тенденция к удорожанию возведения, эксплуатации и выводу из эксплуатации АЭС.
Как следует из документов МАГАТЭ и Всемирной ядерной ассоциации  (WNA), зависимость от уранового импорта значительно выше, чем от нефти или газа. В ближайшие года прогнозируется падение нынешнего уровня предложения «гражданского» урана на мировых рынках (текущая потребность – примерно 65 000 т в год). Это связано, во-первых, с исчерпанием т.н. «вторичных ресурсов» - запасов, накопленных за годы «холодной войны», а также полученных благодаря конверсии ядерных зарядов в реакторное топливо и, во-вторых, с тем, что ныне действующие урановые рудники не смогут компенсировать образовавшийся разрыв между спросом и предложением, а подготовка к разработке новых месторождений потребует значительных затрат и времени.
Из-за проблем с обеспеченностью поставок реакторного  топлива в ближайшие 3-5 лет возможно закрытие 5% всех ядерных реакторов, прежде всего в странах, не обладающих собственными месторождениями  урана и обогатительными комплексами[9].
Разумеется, при вероятном росте спроса на уран – в случае реализации многих проектов АЭС – неизбежен рост цен и обострение конкуренции.
Однако это лишь «видимая часть айсберга». 
До сих пор ни одно государство в мире не имеет решения проблемы захоронения радиоактивных отходов и по этой причине АЭС иронично называют «суперджетом, для которого до сих пор не создана  посадочная полоса»[10].
К тому же, в каких бы ограниченных масштабах не происходил «ядерный ренессанс», он неизбежно влечет за собой новую зависимость  стран, создающих ядерную энергетику, от отдельных государств или их консорциумов, выступающих в роли поставщиков ядерного топлива и/или реципиентов радиоактивных отходов.
При дальнейшем, а тем более расширенном использовании ядерного топлива будет нарастать количество отходов. Соответственно будут возрастать и стоимость их хранения, переработки и захоронения.

6. АЭС в плену «циклов нерешения проблем»

Судя по доступным публикациям, средне- и долгосрочные аспекты планирования проекта белорусской АЭС недостаточно проработаны. Это касается прежде всего кумулятивного эффекта от нарастания факторов неопределенности в результате неблагоприятного наложения  нескольких циклов:

  1. цикл мирового экономического кризиса

 

неизвестные величины:
продолжительность
                                          динамика
последствия

  1. цикл финансирования этапов строительства, введения в эксплуатацию, функционирования и вывода из эксплуатации

 

      неизвестные величины:
объемы, стабильность и гарантированность финансирования
степень возможного удорожания
продолжительность

  1. циклы введения в эксплуатацию, функционирования и выведения из эксплуатации

 

     неизвестные величины:
продолжительность

  1. циклы флуктуации  цен на энергоносители и исчерпаемости ресурсов ядерного топлива

 

      неизвестные величины:
динамика

  1. цикл старения и обновления базовых технологий (научно-технических инноваций)

 

      неизвестные величины:
продолжительность
виды и эффективность новых технологий
Таким образом, подготовка к строительству АЭС в Беларуси ведется в условиях множественных факторов неопределенности, что потенциально значительно расширяет диапазон известных «классических» рисков ядерной энергетики и может способствовать своеобразному негативному синергетическому эффекту.

«Идеальный» жизненный цикл белорусской АЭС без поправок на вероятные осложнения выглядит следующим образом:

Строительство:   2010 – 2016-2019 гг.

Испытания и ввод в эксплуатацию (оценочно – около 1 года):     2017-2020 гг.

Промышленная эксплуатация (оценочно – до 60 лет):        2077-2080 гг.

Полная остановка реакторов, вывод из эксплуатации и разборка (оценочно – до 40 лет и более):                      2099-2140 гг.

Временное хранение радиоактивных отходов на территории АЭС  (способ и временные рамки не определены):         начиная с ( ? )

Окончательная утилизация радиоактивных отходов и захоронение отработанного топлива (способ и временные рамки не определены):                        начиная с ( ? )

В то же время, по последним оценкам, например, Органа регулирования ядерной безопасности Франции (ASN) требуется по меньшей мере 5 лет для того, чтобы создать правовую инфраструктуру для ядерной энергетической программы, от 2 до 10 лет – чтобы провести лицензирование, и около 5 лет – чтобы построить АЭС. Итого – не менее 15 лет до того момента, когда в стране, где ранее не существовало требуемой инфраструктуры впервые сможет быть введена в эксплуатацию атомная электростанция[11].
Если применить эту временную шкалу к Беларуси, то получается, что при благоприятных условиях станция сможет начать работу не ранее 2025 г. Однако, согласно авторитетным экспертным прогнозам, через 30-50 лет ожидается появление значительно усовершенствованных и новых, более безопасных и эффективных энергетических технологий, включая ядерные[12]. А это будет означать, что даже не достигнув середины своего жизненного цикла белорусская АЭС может оказаться устаревшей и не будет соответствовать качественно новым стандартам безопасности и эффективности.
В конечном счете, масштаб начинания по созданию АЭС в Беларуси соизмеряется в финансово-экономическом плане – с размером государственного бюджета (плюс выплата процентов по внешним заимствованиям) при значительном росте внешнего долга.
Как показывает мировая практика, стоимость выведения станции из эксплуатации может составить сумму до 40 % и более от стоимости ее строительства[13]. Это многолетний процесс, в ходе которого  персонал станции, ее системы и, соответственно, вся инфраструктура жизнеобеспечения должны продолжать свое функционирование.
В плане национальной безопасности требуется создать весьма затратную новую инфраструктуру ядерной безопасности, осуществить глубокую перестройку и переоснащение системы национальной безопасности, ее нормативно-правовых, организационно-технических элементов, а также организовать специальную систему подготовки и переподготовки специалистов. Вся система национальной безопасности подвергнется дополнительному напряжению и значительная ее часть будет «работать на станцию».
С точки зрения экологии появляется новый регион с особым режимом экологической/радиационной безопасности (в дополнение к территориям, подвергшимся радиоактивному заражению в результате аварии на Чернобыльской АЭС) и являющийся источником потенциальных рисков для страны и центральноевропейского субрегиона. АЭС привносит в процесс развития всей социоприродной системы Беларуси принципиально новый, обладающий значительным потенциалом воздействия, в том числе опасного по своим последствиям, техногенный цикл продолжительностью более чем в 100 лет.
Эксплуатация станции – само по себе весьма рискованное предприятие, при котором ряд серьезных проблем, не имеющих на сегодняшний день оптимальных и, что самое главное, безопасных решений (способы надежного и безопасного окончательного захоронения радиоактивных отходов и отработанного ядерного топлива), будут «импортированы» в результате реализации крайне дорогостоящего и экологически рискованного  проекта и «переданы» последующим поколениям в надежде, что в будущем нужные технологии появятся.
Намеченный 25-процентный вклад АЭС в белорусский энергетический «микс» не является панацеей. В плане энергетической безопасности происходит скорее не столько ее усиление или  диверсификация поставщиков энергоносителей, сколько замена доли зависимости страны от поставок газа на новую зависимость от российских ядерных материалов и технологий и know-how (в дополнение к кредитной привязке). А это, в свою очередь, будет способствовать зависимости политической.
Моно-ориентация на РФ проблематична также по той причине, что даже по оценкам авторитетных  российских специалистов в сфере атомной энергетики ее система ядерной безопасности имеет существенные недостатки и значительно уступает по качеству и эффективности в сравнении, например, с США[14].

7. Региональный «ядерный ренессанс» как риск перепроизводства

При условии одновременной реализации программ ядерной энергетики в Беларуси и соседних странах выгоды для нашей страны выглядят не столь однозначными.
Для усиления связи с энергосистемой Польши предлагается строительство линии электропередачи напряжением 400 кВ «Россь (Беларусь) – Белосток – Нарев (Польша)» со вставкой постоянного тока и осуществление на этой основе транзита и экспорта электрической энергии в Польшу с годовым объемом до 6 млрд. кВтч[15]. Однако Польша сама планирует строительство АЭС на своей территории (кроме того, что собирается принять долевое участие в создании АЭС на территории Литвы).
В августе 2009 г. правительство Польши обнародовало планы строительства первой польской АЭС. Ранее государственная Польская энергетическая группа (PolskaGrupaEnergetyczna - SA PGE) сообщила, что намеревается построить две АЭС, каждая мощностью по 3000 MWe, с двумя или тремя энергоблоками. Предполагается, что первая из них будет введена в эксплуатацию к 2021 г., – примерно в те же сроки, что и Балтийская АЭС в Калининградской области (2300 MWe)  и новая АЭС в Литве (3400 MWe)[16].
Надежды на то, что излишки белорусской электроэнергии в результате начала работы белорусской атомной станции будут востребованы соседями и обернутся доходами от экспорта, могут оказаться неоправданно завышенными.

8. Энергетическая революция против энергетического кризиса

Риски безопасности, терактов, распространения и т. д., сопряженные с развитием ядерной энергетики в государствах, где не создана необходимая инфраструктура и организационная культура ядерной безопасности  могут показаться неизбежными в условиях, когда требуется сделать невозможное, чтобы удовлетворить растущие энергетические потребности и одновременно уменьшить выбросы углекислого газа в атмосферу. Однако это лишь кажущаяся дилемма.
Глобальный экономический кризис побуждает к инновационному мышлению[17]. В ответ на кризис Всемирный совет по возобновляемой энергии (WCRE), образованный в 2001 г., выдвинул оригинальное контрпредложение по распространению, однако не ядерной энергетики, а глобального распространения возобновляемой энергетики. По аналогии с Договором о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) Совет призывает к подписанию Договора о распространении возобновляемой энергии и учреждению Агентства по возобновляемой энергии (по аналогии с влиятельным Международным агентством по атомной энергии).
Данное предложение можно рассматривать как крайне важное в нынешних обстоятельствах дополнение ДНЯО. Речь идет о том, что государства, обладающие ядерными технологиями могут дополнительно реализовывать свои обязательства согласно статье IV Договора о нераспространении [18] путем предоставления государствам, которые в этом нуждаются, технологий получения возобновляемой энергии, отдавая последним приоритет (когда возможно) и не ограничиваясь лишь ядерным вариантом[19].
Новое прочтение канонических положений ДНЯО перекликается с решением министров энергетики «Большой восьмерки» на встрече в Риме в мае нынешнего года о  начале создания многосторонней технологической платформы, объединяющей  разнообразные способы производства энергии с низкими выбросами парниковых газов, а также форумы и инициативы в этой области[20].
Решения «Большой восьмерки» созвучны с позицией белорусской дипломатии, которая еще на 62-й сессии Генеральной Ассамблеи в 2007 г. выступила с предложением создать под эгидой ООН международный механизм обеспечения доступности для всех государств современных передовых технологий использования новых и возобновляемых источников энергии[21].

9. Альтернативы строительству АЭС в ближайшей перспективе

В условиях глобального экономического кризиса и фактического спада в развитии ядерной энергетики в мире создание АЭС как средства «кризисного реагирования» на вызовы энергетической безопасности не может рассматриваться в качестве оптимального способа действий и само по себе является проблемным решением.
Резкий скачок уровня неопределенности в региональной и глобальной финансово-экономической и энергетической системах, обострение проблемы безопасности поставок энергоресурсов и, как следствие, – энергообеспечения, побуждает к тому, чтобы еще раз, исходя из новой, уже изменившейся обстановки, проанализировать все «за» и «против» строительства АЭС в Республике Беларусь и взвесить возможные альтернативы с тем, чтобы избежать нежелательных осложнений:

  • отложить начало строительства АЭС до стабилизации международной финансово-экономической среды и проявления благоприятных комплексных тенденций развития ситуации в стране и мире (включая динамику цен и доступность энергоресурсов, реальную обеспеченность финансирования проекта, геополитические, инновационные и другие ключевые факторы);
  • сконцентрировать имеющиеся ресурсы на реализации и совершенствовании уже принятых программ по энергосбережению и развитию традиционных и альтернативных источников энергообеспечения;
  • рассмотреть складывающийся спектр возможностей регионального сотрудничества  с целью укрепления энергобезопасности государства, включая вопрос о целесообразности подключения к энергетическим проектам в регионе, в том числе участие в строительстве и последующем использовании АЭС в Литве (или Балтийской АЭС в Калининградской области);   
  • активизировать внешнеполитические усилия государства по созданию многостороннего  международного механизма решения энергетических проблем (в т.ч. по развитию новых  энергетических технологий) и включению Беларуси в формирующиеся инициативы и перспективные форматы такого сотрудничества, в частности, в рамках «Восточного партнерства».

 

[1] См. например: «Мегаватты независимости» - круглый стол журнала «Беларуская думка», №2, 2009.

Метки