Отец его сына. Демонтаж одного пиар-хода

Превратившись в публичную фигуру, Коля Лукашенко набирал репутационные очки с такой скоростью, будто он сам, а не его отец собрался побеждать в следующей президентской гонке. Именно в будущей политической кампании, на наш взгляд, стоит искать причину такого навязчивого медиа-зума вокруг фигуры самого юного Лукашенко.

Оговоримся сразу, что наша версия публичной промоции Коли Лукашенко не более чем гипотеза. Однако гипотеза, подтверждаемая социологическими исследованиями и поэтому вполне заслуживающая внимания.     

Рейтинговая ретроспектива

Для прояснения версии, которая объясняет трансформацию третьего сына белорусского президента из таинственного внебрачного ребенка в публичный протокольный атрибут, необходимо обратиться к персональному рейтингу первого президента Республики Беларусь (ППРБ). Начиная с 1994 года, т.е. с первых президентских выборов и по настоящее время персональный рейтинг ППРБ прошел 3 стадии трансформации или, говоря другими словами, три этапа:

- этап харизматической поддержки (1994-2002 гг.)
для этого периода была характерна опора на «широкие массы». В первую очередь на сельских жителей, пенсионеров, людей ностальгирующих по возврату в Советский Союз и т.д.;

- этап прагматической поддержки (2002-2006 гг.)
для этого периода была характерна опора на «новую отечественную элиту». Основной поддерживающей силой для ППРБ в этот период времени становится интенсивно формирующийся белорусский средний класс;

- инерционная поддержка (с 2006 года)      
в этот период мы можем наблюдать феномен кристаллизованного электората. Электората, голосующего за одну и ту же персоналию в любой ситуации.

Необходимо обратить внимание на прямую взаимосвязь между политико-деловыми циклами (т.е. взаимосвязь политических каденций с ситуацией в реальной экономике) и трансформационными этапами персонального рейтинга ППРБ.

Переход от харизматической к прагматической поддержке связан не с тем, что со временем обаяние лидера №1 приелось, но с изменением качества электоральной опоры ППРБ. В начале и середине 1990-х, когда основную массу потенциальных сторонников А.Лукашенко составляли малообразованные сельские жители и пенсионеры, он мог позволить себе вести политические кампании по наитию, разговаривая с электоратом на «одном языке». Позднее он уже был вынужден фильтровать свой новояз, попадая в электоральный ритм. Нужно заметить, что Лукашенко фактически всегда изменял модель своего публичного поведения вслед за изменением своей основной целевой аудитории.

По Маслоу

Во время второй президентской пятилетки экономическая ситуация в Беларуси меняется. Меняется в положительную сторону. Вслед за изменением экономической ситуации, с 2003 по 2007 г кардинальным образом меняется электоральная база ППРБ. Это связано с эффектом так называемого «белорусского экономического чуда», которое базировалось на реэкспорте российской нефти.

По данным экономиста Александра Чубрика 40% белорусского экспорта в 2006-м году составляла нефть и нефтепродукты. Положительная конъюнктура мировых цен на нефть повлияла не только на экономический рост и трансформацию республики в нефтяной оффшор. Вслед за экономическим ростом изменился рейтинговый ландшафт Республики Беларуси.

Основной электоральной опорой ППРБ становится динамично формирующийся белорусский средний класс. В тоже время «высокое материальное положение, рост благосостояния приводят к сдвигам в ценностной иерархии мотивов поведения. К другому типу мотивации человеческих поступков. Тут нет никакой новизны, это давно уже прописано в иерархии потребностей Абрахама Маслоу. Суть в следующем: по мере того, как удовлетворяются материальные потребности, все более и более важными становятся потребности другого рода – потребности самореализации, потребности творческие, потребности эстетические. Т.е. ценности более «высокого» порядка».

Пока был реальный рост белорусской экономики, и высокие мировые цены на нефть и нефтепродукты можно было закрывать глаза на те самые ценности «более высокого порядка». Большинство избирателей поддерживало уже не харизму Александра Григорьевича, а высокие по белорусским меркам и стабильные зарплаты.

Процесс прагматизации рейтинга начался после 2003 года... Динамика такова: рейтинг из харизматического постепенно трансформировался в прагматический. При таком качестве рейтинга главной «электоральной силой» была ценовая политика Газпрома.

Но вначале газовая «война» с Кремлем, затем санкции Вашингтона против флагмана белорусской экономики концерна «Белнефтехим», и, в конце концов, мировой экономический кризис привели к инерционному этапу персонального рейтинга ППРБ.  

Коля Лукашенко – маркер нового рейтингового этапа

Что следует из всего вышесказанного? Если верен прогноз о том, что из-за ухудшающейся экономической ситуации в стране власть пойдет на организацию досрочных президентских выборов в 2010 г, мы можем с уверенностью прогнозировать новый этап персонального рейтинга ППРБ.

Очередная волна электоральной поддержки не будет связана с ростом благосостояния (в условиях экономического кризиса это очевидно); рискнем утверждать, что она не будет связана и с харизмой; также можно предположить, что власть не пойдет на откровенно силовые методы обеспечения электоральной поддержки.

Таким образом, во-первых, мы видим реальную заинтересованность власти в электоральной поддержке. А во-вторых – еще раз повторимся, что если верен наш прогноз о досрочных выборах, то фактически в 2008 г был дан старт новой президентской кампании. В таком случае, взаимосвязь между публичным появлением Коли Лукашенко весной 2008 г и новой фазой электоральной поддержки ППРБ становится еще более прозрачной.

Коля Лукашенко, как публичная фигура белорусской политической сцены – это маркер нового рейтингового этапа Лукашенко. Т.е. в следующем политико-деловом цикле рейтинг ППРБ из области рационального будет постепенно смещаться в область иррационального – интимного.

Поясним, что мы имеем в виду. Измененное электоральное сознание как уже говорилось выше, тяготеет к ценностям «более высокого порядка». Естественно, это нельзя не учитывать. Но в тоже время, существует целый ряд чужих для белорусской политической системы ценностей. Такие ценности как свобода, перемены, мобильность, достоинство, верховенство закона и т.д.

Следовательно, в белорусской политической игре ставка делается на такие ценности как стабильность и семья. Последнее имеет принципиальное значение в контексте нашего разговора. Всю свою жизнь человек проживает не только как мужчина или женщина (маркированный по признаку пола), но он также всю свою жизнь проживает в семье, он маркирован как человек семейный; именно такой институт как семья создает (производит) и воспроизводит человека типа «homo familius». Чтобы быть включенным в социальные отношения, необходимо осознавать и признавать собственную принадлежность к семье, т.е. быть homo familius.

И выходя в публичное, социальное пространство, с большой долей уверенности можно сказать, что человек, структурированный как человек семейный, перенесет принципы семейности в «большую» семью – социум.

Как одна большая семья

Любая нация, является ничем иным как воображаемым сообществом. Белорусская же нация на данном политическом этапе моделируется по принципу одной большой семьи, во главе которой находится символическая фигура Отца.

Но для того, чтобы белорусская нация воспринималась как традиционная нуклеарная семья и, следовательно, для того чтобы лидер и отец нации мог рассчитывать на иррациональную электоральную поддержку, основанную просто на любви или симпатии к фигуре Отца, этот публичный образ должен был быть завершен до конца. Т.е. должна была появиться либо первая леди, либо фигура её заменяющая/замещающая, которая бы не вызывала отторжения в общественном сознании.

Роль супруги президента в белорусском политическом контексте скорее трагична, и поэтому появление новой фигуры на этом поле в любом случае воспринималось бы сквозь призму личной трагедии первой жены. Поэтому была найдена замена – Коля Лукашенко. Он призван подтвердить наличие у главы государства легитимного социального статуса и легитимной приватной территории.

Возьмем на себя смелость прогнозировать, что следующий трансформационный этап персонального рейтинга ППРБ измениться с инерционной поддержки в сторону интимной поддержки.

Мы видим, что не отказываясь от «идеологии и психодинамики мужского превосходства» в очередной раз ППРБ проводит ребрендинг своего образа. Он трансформируется в публичную фигуру отца. В отца во всех смыслах этого слова, в том числе и буквальном. Будущая электоральная поддержка будет основываться на социальных практиках характерных для концепции традиционной нуклеарной семьи, понятных и знакомых всем членам белорусского общества. Фигура Отца будет пользоваться не харизматической, не прагматической, не инерционной и не репрессивной поддержкой. Вероятнее всего будущая поддержка будет основываться на интимной близости homo familius и фигуры Отца нации, как бы странно и нелепо на первый взгляд это не звучало.

Так или иначе, на наших глазах происходит трансгрессия структур белорусской власти, проникающей в прежде недоступные ей сферы символических культурных ценностей. Такая неформальная система мобилизации одобрения более надежна для власти: она практически не позволяет сказать «нет».

Обсудить публикацию

 

Метки