Республиканцы, они же демократы – 2

Прежде чем продолжить разговор о депутаткой группе «Республика», начатый в прошлом выпуске, хочу со всей ответственностью заявить:

я не являюсь членом движения «За достойную жизнь», никогда не была советником или помощником депутатов Фролова, Парфеновича и др., не работала в концерне «Белбабаевское» (правда, конфеты Бабаевской фабрики с детства люблю), а также не являюсь другом семьи ни одного из членов вышеупомянутой депутатской группы.

Я посчитала необходимым начать свою статью с этого заявления по той простой причине, что в моей прошлой статье некоторые читатели увидели ангажированное стремление «пропиарить» интересы «республиканцев», узрев в этом некий тайный, а может и корыстный интерес.

Скажу сразу, такая реакция мне понравилась, и не только потому, что на статью обратили внимание (хотя само по себе это приятно), не только потому, что меня считают способной кого-либо вообще «пиарить», а потому, что не перевелись еще, оказывается, люди, которые верят в то, что в нашей стране есть политика и политики, достойные отдельного внимания, а не только президент и его окружение.

Разумеется, если политикой называть любую управленческую деятельность по поддержанию, как у нас любят говорить, стабильности и порядка, то, конечно, политика есть всегда, как всегда есть на улице какая-либо погода, а у воды – какая-либо температура. Однако если понимать под политикой сферу взаимодействия, столкновения, урегулирования интересов, сферу публичной борьбы за власть, где ведется «политическая игра» (метафорическое определение политического маневрирования), то такого рода политика существует далеко не во всех странах и не при всех режимах.

Беларусь в этом смысле – пример весьма интересный. За последние годы сфера публичной политики (а о ней, собственно, и шла речь выше) у нас постоянно сужалась подобно шагреневой коже, пока почти совсем не сошла на нет. Уходили с политической сцены (а иногда и физически исчезали) политики, поредели ряды демонстрантов на уличных акциях, все более и более управляемым стал избирательный процесс (вот уж и президент признал это в своем знаменитом Послании), как-то совсем забылись большинством людей названия политических партий (некогда очень даже громких), а люди власти все менее и менее стали походить на представителей элиты и все более и более превращались в исполнителей под руководством даже не политика, а главного ЧПР-а страны. [1]

Появление депутатской группы «Республика» действительно привлекло всеобщее внимание среди прочих причин еще и потому, что это была заявка на участие в публичной политике. Дело ведь не в том, что «Республика» – это серьезный оппонент или политический соперник президента, а в том, что эта группа пытается сохранить остатки публичной политики и показать, что может быть и по-другому. Именно с этой точки зрения я бы и взялась анализировать их действия.

Мы уже писали о республиканцах, т.е. о персонах. Теперь пришло время написать о «Республике», т.е. о политических действиях этих персон. Пожалуй, самый главный упрек республиканцам можно адресовать как раз в том, что они слишком уж деятельны, в том смысле, что их действия носят порой хаотичный характер. Иногда кажется, что они, как дети, которым хочется попробовать все. Впрочем, они и есть в определенном смысле если не дети, то подростки – их политический стаж совсем невелик. Другое дело, что взросление в политике происходит или уж во всяком случае должно происходить значительно быстрее, чем в обычной жизни. Все эксперты сходятся во мнении, что у них нет четкой стратегии, хотя конечная цель их действий ясна – «чтобы народ жил лучше».

Если попытаться провести своего рода «политический аудит» их действий, то можно выделить несколько направлений работы «республиканцев». Во-первых, что совершенно естественно, это работа в парламенте, где они время от времени являются возмутителями спокойствия: то внесут альтернативный закон о собраниях, митингах, уличных шествиях, демонстрациях и пикетировании, то обращаются к президенту с письмом об имеющихся в стране недостатках и «бестолковщине».

На этом направлении есть у них свои удачи (например, распоряжение президента У. Латыпову разобраться по существу обращения генерала Фролова), но есть и явные провалы – неуклюжая попытка В. Фролова задать вопрос президенту после обращения последнего с Посланием к Национальному собранию. Вопрос, напомним, был настолько невнятен (слишком уж перемудрил депутат), что президент не преминул воспользоваться еще одной возможностью обернуть его неудачу в свою пользу. Можно и дальше говорить об использовании «республиканцами» парламентской трибуны, однако есть ли смысл? В стране, где парламент не только не играет существенной роли в определении политики, но и не является сколько-нибудь заметным ньюсмейкером, парламентская трибуна – это не более чем предмет мебели, стоящий в одном из залов в Доме правительства, и никакого переносного смысла здесь искать не надо.

Теперь о контактах с оппозицией. Наиболее известной и, пожалуй, наиболее эпатажной акцией можно считать проведение 27 февраля 2003 г. круглого стола с представителями всех политических партий в стенах Палаты представителей. Разговор, который состоялся в рамках этого круглого стола под названием «Незалежная Беларусь яднае нас», сам по себе был весьма традиционным. Говорили об угрозе суверенитету, о необходимости не допустить подписания Конституционного акта Союзного государства и даже о том, что на станции метро «Площадь независимости» до сих пор висит табличка «Площадь Ленина». Словом, все было, как всегда, однако ряд таинственных событий (исчезновение ключа от кабинета, где должно было состояться заседание, и спешный побег из здания человека, который должен был выписать пропуски гостям), а также гневная реакция главы государства сделало эту акцию чуть более заметной в ряду иных подобных. Но тут уж постарались сами власти.

«Роман» депутатской группы «Республика» с оппозицией продолжился и во время подготовки очередного «Марша свободы», накануне которого генерал Фролов заявил: «Проведение массовых акций – это один из способов, которые могут повлиять на власть». Однако, и мы писали об этом в одном из предыдущих выпусков, участие в «Марше свободы» стало одной из главных неудач лидеров республиканцев. Действительно, одно дело было бы оказаться во главе многотысячной колонны, а совсем другое – в одной кампании с известными политическими неудачниками и их немногочисленными сторонниками.

Однако, «назвался груздем – полезай в кузов», и руководители «республиканцев» решили сами создать новое движение и даже «приватизировали» известный лозунг «За лучшую жизнь», за который сразу же разгорелись споры на тему: «Чужого не трожь!..» Заметим, кстати, что качественные (в смысле не количественные) социологические исследования, проводившиеся в нашей стране, показали, что именно словами «лучшая жизнь» люди формулируют свои ожидания от политики. Так что в этом смысле название можно считать удачным, но его все же пришлось поменять на «Граждане за достойную жизнь».

За последнее время новое Движение распространило несколько обращений и заявлений. Вообще «республиканцы» весьма активны именно в этом жанре. Заявления, сделанные ими в качестве парламентариев, персональные обращения, а также обращения от имени Движения в принципе можно и нужно анализировать в совокупности. Что же предлагается новой политической силой (а именно таковой считают себя авторы)?

Во-первых, они, по обыкновению, бьют тревогу по поводу нынешнего бедственного положения страны. Инфляция, рост убыточных предприятий, рост явной и скрытой безработицы, рост цен, в том числе и на коммунальные услуги, обострение демографической ситуации («ежегодно наша страна теряет население города, равное Кобрину!»), нищенское состояние науки и культуры, образования и медицины – вот перечень основных проблем, а точнее сказать - бед нашего общества. Что ж, все правда, и все, увы, привычно. Даже такие эмоционально сильные слова и выражения, как «системный кризис», «катастрофа», «далеко за гранью бедности», «вымирание» и др. давно уже не пугают граждан. Люди живут в условиях системного кризиса не первый год и худо-бедно к нему приноровились. У Леонида Андреева один из рассказов, который написан им от лица заключенного, заканчивается фразой: «На закате наша тюрьма прекрасна». Так и большинство наших граждан может сказать: «Весной, да еще в пятницу, да еще после обеда, жизнь в нашей стране очень даже ничего».

К чему я об этом? А к тому, что при составлении любых программных документов, адресованных широкому кругу читателей, не стоит пренебрегать сложившимися стереотипами и правилами восприятия текстов, иначе, может статься, дальше первого абзаца вообще никто читать не будет. Замечу попутно, что личное Обращение генерала Фролова к офицерам и прапорщикам, где он говорит все о том же, но другими словами, написано куда как лучше и производит впечатление не только на людей в армейских погонах.

В чем же видят инициаторы Движения причину всех бед и зол? Ответ однозначен: в нынешней системе власти и нынешнем руководстве. Давая столь недвусмысленный ответ, авторы документа прямо ставят на Движении отчетливую печать: «Оппозиция». В свое время депутатская группа «Республика» пыталась позиционировать себя как третью силу, а именно: как альтернативу действующим на тот момент политическим акторам. Критикуя власть, она старательно подчеркивала, что не является оппозицией. На мой взгляд, это было вполне разумно. После сокрушительного поражения на президентских выборах примыкать к оппозиции было бы вовсе уж неразумно. Однако заявить о своей альтернативности оказалось значительно трудней, чем придерживаться ее на практике. И дело тут не в некоторых неудачных слишком резких словах и оборотах, а в самой программе действий, предложенной теми, кто хотел быть «альтернативой».

Главная задача, выдвинутая «республиканцами», – через свободные и честные выборы изменить политический и экономический курс страны для обеспечения достойной жизни гражданам Республики Беларусь. Проще говоря, гражданам предлагают: давайте проведем выборы по-честному, а там посмотрим, кто действительно нужен народу. Главное преимущество такой программы в том, что она предполагает не крупномасштабные программы по изменению макроэкономических тенденций, а вполне понятное действие – сбор подписей под обращением граждан за изменение Избирательного законодательства РБ. Гражданам предлагается воспользоваться заложенным в ст.74 Конституции РБ правом законодательной инициативы и начать сбор подписей за выдвижение нового проекта Избирательного кодекса, который предполагает 4 главных изменения: отмена досрочного голосования, введение представителей политических партий и общественных организаций в состав избирательных комиссий, расширение полномочий наблюдателей и предоставление участникам избирательной кампании права на судебную защиту. В случае если лидерам движения удастся собрать 450 тыс. подписей, они смогут инициировать республиканский референдум. Скажем сразу, что дело это – практически безнадежное, и не только потому, что, согласно той же статье 74, референдум назначает президент, который вряд ли согласиться «пилить сук, на котором сидит».

Определенные сомнения вызывает и возможность собрать искомые 450 тыс. подписей. Во-первых, это трудно сделать в силу скудости организационного ресурса. У нового движения пока еще нет понятной организационно-управленческой схемы деятельности. Я имею в виду не распределение должностей (оно, наверное, уже состоялось), а четкий план-график действий, ясный и понятный всем желающим примкнуть к движению. В свое время на этом очень сильно «погорела» «Хартия 97», которая начиналась как широкомасштабная петиционная кампания. Однако увлеченность хартийцев внешнеполитической и иной деятельностью привела к тому, что кампания захлебнулась, и только нерасторопность и несообразительность власти не позволили последней использовать результаты сбора подписей под «Хартией» в свою пользу: смотрите, мол, в нашей стране оппозиционеров не более 1%!.

Впрочем «республиканцев» и возглавляемое ими движение ожидает и еще одна трудность, а именно – необходимость привлечь внимание населения к правозащитной тематике. Движение «За достойную жизнь» строится именно как правозащитное. В этом убеждают нас все сделанные ими заявления и обращения. Это понимают и сами авторы документов. Неслучайно в Обращении под названием «Первейшая задача – изменение Избирательного кодекса» встречаются такие строки: «Наберитесь сил, прочитайте Конституцию Республики Беларусь, сравните то, что записано в ней, с тем, что делается в стране». Авторы как будто делают предположение, что Конституция – неподъемный для простого народа документ, который написан едва ли не на чужом языке. А ведь они правы! Практика нарушения прав человека в нашей стране настолько повсеместна, что большинство граждан в принципе не мыслят в терминах дискриминации прав. Не платят зарплату? Не хватает на жизнь? Закрыли газету? Нет горячей воды? Не чистят зимой улицы от снега? Наконец, не хватает на жизнь? Ну, «так уж повелось на нашем заводе», как любили писать советские газеты. Можно ругать начальство, сетовать на несчастную судьбу страны, на какой-то «не такой» народ, но представить себе эту ситуацию как нарушение прав человека, то есть нарушение их личных прав, могут далеко не все.

Честь и хвала тем, кто начнет будить в народе то, что называется правосознанием, но ясно одно – на быстрый успех здесь рассчитывать не приходится. Большинство людей в нашей стране вряд ли связывают необходимость изменений в Избирательном кодексе со скудным рационом питания и тем, что ботинки детям купить не на что. А ведь связь между этими двум явлениями существует. И объяснить ее можно. Только для этого нужно время. Есть ли оно у нынешних белорусских «республиканцев?

[1] ЧПР – человек, принимающий решение. ЛПРы – люди, принимающие решения.

Метки