Танковая парковка у российского дома

Танковая парковка у российского домаВ последнее время происходят события, которые самым наглядным образом характеризуют сегодняшнее состояние отношений России и НАТО и позволяют сделать прогнозы относительно их ближне- и среднесрочной перспективы.

         С 6 мая по 1 июня в Грузии под эгидой НАТО и под мандатом ООН состоятся военные учения. В рамках Cooperative Longbow-09 штабные офицеры будут отрабатывать процедуры оперативного взаимодействия при проведении миротворческой операции силами международной бригады. Этот этап пройдет в Тбилиси. 18 мая на базе Вазиани начнутся уже военно-полевые маневры Cooperative Lancer-09 силами до батальона от каждой страны. В Брюсселе утверждают, что оружие и военная техника даже в полевой части учений использоваться не будут.

Вообще говоря, это даже не чисто натовская тусовка, а мероприятие в рамках программы «Партнерство ради мира». Первоначально намечалось, что в ней будут участвовать 1300 военнослужащих из 10 стран НАТО, а также из Армении, Азербайджана, Боснии, Казахстана, Македонии, Молдовы, Объединенных Арабских Эмиратов, Сербии и, разумеется, Грузии. Если учесть, что численность батальона грузинской армии составляет 500-600 военнослужащих, то можно предположить, что остальные страны будут представлены максимум ротами или взводами, а  скорее всего, просто отдельными офицерами.

Эти весьма скромные по масштабам и целям маневры были запланированы еще за несколько месяцев до прошлогодней августовской войны. Они открыты для всех стран-партнеров альянса, включая Россию, которая тоже получила приглашение. Тем не менее, в Москве к этому мероприятию отнеслись крайне болезненно.

Застрельщиком стал постпред страны при НАТО Дмитрий Рогозин, который заявил, что «Москва восстановила военное сотрудничество с альянсом не для того, чтобы около российских границ проходили международные военные учения». Любопытно, что он назвал это «абсурдом и провокацией», хотя сам признал, что никаких обещаний Москве в Брюсселе не давали (www.gazeta.ru/politics/2009/04/16_a_2974875.shtml).

Судя по всему, именно Рогозин становится рупором бескомпромиссной российской дипломатии на данном направлении, поскольку хлесткие высказывания вылетают из его уст с завидной регулярностью: «В Арктике нет ничего интересного – разве что женитьба белых медведей»; «Никому не нравится, когда чужой танк паркуется у вашего дома» и пр.

Он же забил тревогу по поводу возможных провокаций против военнослужащих НАТО во время учений с тем, чтобы свалить их организацию на Южную Осетию. И даже договорился до того, что в условиях борьбы Саакашвили с оппозицией учения могут рассматриваться как вмешательство альянса во внутренние дела Грузии (www.gazeta.ru/politics/2009/04/16_a_2974875.shtml).

Министр иностранных дел Грузии Григол Вашадзе заявил по поводу этих высказываний, что Рогозин «не тот человек, чей интеллектуальный уровень стоил бы комментариев грузинских официальных лиц» (www.iamik.ru/?op=full&what=content&ident=502678).

Не остался в стороне и сам Дмитрий Медведев: «Когда тот или иной военный блок проводит учения по линиям, где еще совсем недавно была очень высокая степень напряжения, и там сейчас все совсем непросто, то это грозит всякого рода осложнениями… Такие решения разочаровывают и не способствуют возобновлению полноценных контактов между Российской Федерацией и НАТО. Мы будем самым внимательным образом отслеживать, что там будет происходить, и в случае необходимости принимать те или иные решения» (http://grani.ru/Politics/World/US/RF/p.150046.html).

Между тем, отношения эти только-только начали налаживаться. В марте страны альянса приняли принципиальное решение о возобновлении работы Совета Россия-НАТО, которая была прекращена после войны в Южной Осетии, к лету 2009 года. (Кстати, именно та война и не дала провести нынешние учения еще в 2008 году, на который они были намечены изначально.) Первое заседание Совета на уровне министров должно было состояться в конце мая или начале июня.

При этом от России не потребовали каких-то новых шагов, фактически признав сложившееся в регионе статус-кво. По сути, было решено действовать так, как будто войны не было: с одной стороны, вернуться к полномасштабным отношениям с Москвой, а с другой — не просто продолжать, но даже наращивать военные контакты с Тбилиси.

Казалось бы, цель Кремля достигнута, а раскручивая скандал, он разрушает то, чего сам так усиленно добивался – иллюзию примирения.  Однако, как известно, аппетит приходит во время еды – можно предположить, что российским властям захотелось окончательно удалить альянс с Кавказа.

Не исключено также, что столь гипертрофированной реакцией Москва хочет отвлечь внимание от собственных действий в Абхазии и Южной Осетии. Известно, что она создает военно-морскую базу в абхазской Очамчире и восстанавливает военно-воздушную в Гудауте. В южноосетинском Ахалгори, откуда можно вести артиллерийские обстрелы Тбилиси, также планируется размещение постоянной военной базы. Между прочим, учения носят временный характер, а военные базы строятся на долгосрочную перспективу.

Кроме того, в то же самое время Россия проводит масштабные  маневры Черноморского флота и 58-й армии на территории Северокавказского военного округа, а также в Южной Осетии и Абхазии, причем с участием такого количества военнослужащих, которое в несколько раз, если не на порядок, превышает число участников натовских учений.

Предположить же, что российское руководство всерьез опасается некоего негативного для себя развития событий, крайне затруднительно. Уж если даже генерал-лейтенант Александр Синайский, секретарь Совета министров обороны государств-участников СНГ, считает предстоящие учения всего лишь «политическим демаршем» и не видит поводов для беспокойства (www.newsru.com/russia/18apr2009/nator.html), то, думается, там и в самом деле ничего опасного нет.

Короче говоря, имеет место сплошное лицемерие. Данный вывод можно подтвердить еще и тем фактом, что свою филиппику российский президент произнес после встречи не с кем-нибудь, а с коллегой из Азербайджана, страны, которая будет участвовать в маневрах, объявленных «провокационными». Собирались там участвовать и другие союзники России по Организации Договора коллективной безопасности – Казахстан и Армения, но жесткой риторики в их адрес не прозвучало. Правда, Астана вроде бы в конце концов от участия отказалась, неофициально объяснив это нежеланием осложнять отношения с Москвой.

В итоге альянсу был предъявлен ультиматум: если натовское командование не пересмотрит свою позицию и не отменит учения, то Россия откажется от возобновления с ним военных контактов. И не дожидаясь официальной реакции Брюсселя, Рогозин уже объявил об отмене заседания Совета Россия-НАТО на уровне начальников генеральных штабов, намеченного на 7 мая. Впрочем, на вопрос, окажется ли под угрозой афганский транзит альянса через территорию Россию, он ответил, что «мы никогда не ставили транзит под сомнение, даже во время войны. Это стратегический интерес, у нас здесь общий враг». Вот она, истинная принципиальность!

Как и следовало ожидать, Пентагон отреагировал спокойно. В заявлении представителя американского оборонного ведомства США было только выражено вежливое сомнение в том, что России вообще когда-нибудь смогут понравиться учения НАТО.

Так все-таки  в чем причина такого неадекватного поведении Москвы?      Можно, вероятно, согласиться с экспертом Центра трансатлантических исследований американского Университета Джонса Хопкинса Дональдом Дженсеном, который полагает, что «нынешний режим является фундаментально нестабильным», поэтому ему необходим внешний враг (www.kommersant.ru/doc-rss.aspx?DocsID=1146507).

Действительно, милитаристское сознание, сформированное у российского населения за годы советской власти, продолжает укрепляться, несмотря на то, что стране уже давно никто не угрожает. На вопрос социологов: «Как вы думаете, существует ли сейчас военная угроза России со стороны других стран?», положительный ответ дала половина опрошенных (www.levada.ru/press/2009040102.html).

По мнению экспертов, различные представления у НАТО и России существуют как минимум в четырех областях (http://www.inosmi.ru/translation/247904.html):

- при оценке угроз НАТО исходит из намерений потенциального противника. Россия же считает потенциальной угрозой географическое пространство и заключенный в рамках этого пространства военный потенциал. Этим объясняются ее постоянные протесты против процесса расширения альянса.

- Россия мнит себя великой державой, находящейся примерно на том же уровне, что и Соединенные Штаты Америки. Например, по поводу возможного вступления в НАТО тот же Рогозин заметил, что «великие державы не вступают в коалиции, они создают коалиции. А Россия считает себя великой державой». Как представляется, не стоит доказывать, что такое утверждение очень далеко от действительности.

- Россия продолжает  культивировать мысль о том, что ее не понимают и постоянно стараются изолировать. На самом же деле ее вовлекают во все возможные организации и форумы, приняли даже в ряды «большой семерки», хотя она явно не соответствовала критериям.

- Для Североатлантического альянса Совет Россия-НАТО был прежде всего форумом для определения областей взаимных интересов и общих действий. Что же касается щепетильных вопросов, то между сторонами периодически существовало так называемое «соглашение не соглашаться». А Россия расценивала Совет как средство для рассмотрения и решения таких трудных вопросов, а также как инструмент давления на процесс принятия решений НАТО.

Разумеется, данные противоречия не исключают возможности сотрудничества. Основными сферами его видятся Афганистан и контроль над вооружениями, то есть главными приоритетами становятся урегулирование кризисов и наращивание мер доверия. Однако не следует предаваться иллюзиям, что подобное взаимодействие может поставить Россию на путь, ведущий к свободе и демократии. Реальное сотрудничество с ней станет возможным только в том случае, если оно будет базироваться не на принятии желаемого за действительное, а на прагматических действиях и конкретных проектах.

Пока, к сожалению, перспективы не обнадеживают, хотя, скажем, Збигнев Бжезинский верит, что Россия встанет на путь модернизации. Его надежды связаны с тем, что силовики или выходцы из КГБ, которые правят Россией, «не воссоздали свое поколение», а люди, идущие за ними, привыкли вести вполне европейский образ жизни. Они много путешествуют, получают образование за границей. Поэтому, дескать, руководящие должности постепенно будут занимать люди, закончившие Лондонскую школу экономики и бизнес-школу в Гарварде.

Однако директор Центра по изучению Евразии, России и Восточной Европы в Джорджтаунском университете, профессор Анжела Стент сообщила, что недавно читала лекции студентам МГИМО, приехавшим на стажировку. Им было по 25 лет, они прекрасно говорят по-английски, много путешествуют, некоторые учились за границей. Но они считают катастрофой распад СССР, думают, что Украина и другие соседи России должны быть зоной ее особых интересов, и что война в Грузии была затеяна нефтяной компанией Дика Чейни (www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1148522&NodesID=5).

В свете этого возникает естественный вопрос, сколько же поколений должно будет смениться в России, чтобы прогноз Бжезинского оправдался?

Обсудить публикацию

 

Метки