Проспект Победителя

Проспект Победителя

 

Какой же праздник без подарков? Накануне 60-летнего юбилея Победы Александр Лукашенко осчастливил свой народ, дав новые имена ряду улиц и проспектов Минска. Как обычно, это было сделано по многочисленным просьбам «трудящихся и ветеранов», но стало для них полной неожиданностью.

Конечно, можно и нужно говорить о том, во что это обойдется городу, сколько будет потрачено денег, времени и нервов. Действительно, как теперь понять, есть в Минске улица Варвашени или уже нет? Скажу откровенно, мне не так уж важно, чтобы улица, названная в честь первого секретаря Минского горкома партии в период с 1950 по1957 годы И.Д.Варвашени, непременно сохранилась на карте Минска. Но предполагаю, что для многих будет болезненным перенос проспекта Машерова с его привычного места. Кто-то пожалеет о Староборисовском тракте и улице Иерусалимской. И все же самым примечательным в этом ряду все же станет переименование двух главных проспектов города, которые теперь называются проспектом Независимости и проспектом Победителей.

На фоне событий, развернувшихся в последние дни, и, в частности, высказываний Дж. Буша и лидеров балтийских стран в адрес «последнего европейского диктатора» такой шаг выглядит более чем демонстративно. Позволю себе цитату, которая обошла уже все сколько-нибудь оперативные информационные издания Беларуси. «Все мы обязаны защищать свободу в Беларуси. Люди этой страны живут в условиях последней диктатуры в Европе, и они заслуживают большего. Правительства Латвии и Литвы работали над созданием поддержки демократии в Беларуси и развитием правдивого информирования через радио и газеты. Вместе мы установили твердый стандарт: репрессиям нет места на этом континенте … Теперь у нас новая миссия: не только победить последнего диктатора, но победить саму идею диктатуры…», – заявил Дж. Буш.

Реакция официального Минска последовала незамедлительно. На торжественном собрании по поводу юбилея Победы Александр Лукашенко подчеркнул, что в мировой практике еще не было такого, чтобы обсуждалось положение в каком-либо государстве без присутствия представителя той страны. «Я думаю, в странах Балтии своих проблем предостаточно, которые они могут обсудить со своим «хозяином». А мы сами разберемся со своими проблемами», – заявил он, обращаясь к ветеранам.

Что ж, в таком высказывании есть, на первый взгляд, свои резоны. Мне, например, как гражданину Беларуси не очень приятно, когда о моей стране говорят «в третьем лице». Мне неприятно, что ее называют последней диктатурой Европы. Мне не нравится и то, что на праздничных трибунах в Москве, куда приехали руководители 54 государств мира, нет руководителя моей страны. Но все это чувства. Остается вопрос – почему?

Официальный Минск с готовностью объясняет своим гражданам, что весь мир ополчился на Беларусь, поскольку она – последний «островок стабильности» в мире, полном насилия, терроризма, страха и диктата, что Беларусь – единственная из постсоветских европейских стран, осмелившаяся пойти каким-то своим путем. Путь Беларуси давно назван во всех учебниках по политологии. И зовется он в лучшем случае авторитаризмом, а в худшем – диктатурой. Что же до уникальности, то в конечном счете все страны идут своим путем. И путь этот часто нелегок. И проблем у всех – предостаточно (тут Лукашенко прав). Но императив современного мира (при всем разнообразии путей и моделей)  – обеспечить предсказуемость поведения каждой из стран и умение строить партнерские отношения.

Последнее утверждение звучит невероятно банально, но оттого ничуть не менее верно. Переводя его с дипломатического языка, скажем: никому не интересно иметь в центре Европы страну, режим которой напоминает этакую «обезьяну с гранатой» (никогда не знаешь, чем такие игры могут закончиться). Тем более, что он (режим) всячески демонстрирует свою агрессию, даже в такой святой для всех праздник, как День Победы. В этой связи, кстати, весьма примечательны различия между выступлениями российского и белорусского президентов по поводу юбилея Победы. 9 мая на Красной площади Путин говорил о гуманистических идеалах, цивилизованном диалоге, примирении. Вот, пожалуй, одна из наиболее характерных цитат: «Мы строим свою политику на идеалах свободы и демократии, на праве каждого из государств самостоятельно выбирать свой путь развития. Мы строим ее на доверии и поиске цивилизованной перспективы для всех народов. Включая тех, кто прошел через трудный опыт прошлой конфронтации и смог найти новую дорогу к международному диалогу и сотрудничеству».

Лукашенко как обычно не упустил возможности пригрозить всему миру. Обращаясь 8 мая к ветеранам, он подчеркнул: «Вы должны четко понимать: если даже в чем-то мы слабее их (имеются в виду западные страны. – Н.И.), то дух у нынешней молодежи, у тех, кого вы избирали, нисколько не слабее, чем у вас. И, если надо, мы его продемонстрируем. … Власть в Беларуси едина и монолитна как никогда, потому что поддержана народом, и бояться нам абсолютно нечего. Мы никого не хотим пугать, мы просто предупреждаем, что за свою землю, за своих детей и семьи мы будем бороться точно так, как вы это делали всегда».

Нам не привыкать к резким высказываниям Лукашенко. Он не церемонится ни с ближним, ни с дальним зарубежьем. Можно было бы вообще не обращать внимания на подобные речи, если бы не тот страх, который снедает президента Беларуси последнее время. Сегодня этот страх виден уже невооруженным глазом. Достаточно было взглянуть на хмурое выражение лица, с которым он наблюдал за песнями и плясками, развернувшимися перед праздничной трибуной 9 мая в Минске. И дело не только в проливном дожде. Сегодня Лукашенко чувствует себя загнанным в угол, его мучают призраки цветных революций, у него нет надежных союзников (кроме, пожалуй, уж совсем одиозных режимов), он не верит своему народу и уж тем более не верит своему окружению. По-человечески ему не позавидуешь. Но платить рано или поздно приходится за все.

Страх, как утверждают психологи, порождает разные типы поведения. Одни люди замирают и прекращают что бы то ни было делать вообще. О таких говорят: парализован страхом. Другие становятся чрезвычайно агрессивными и склонными к самым непредсказуемым действиям: «Помирать, так с музыкой!». Этого, по-видимому, и надо более всего опасаться народу, чей правитель находится во власти страха. Последние выступления Лукашенко выдают все его тревоги и опасения. Уж не знаю, кто сегодня занимается имиджем президента, но им бы стоило всерьез задуматься о том, чтобы запретить ему высказываться относительно цветных революций, твердить о стабильности и заклинать народ быть верным ему, любимому.

Впрочем, страхи президентов – это тема отдельного разговора. Мне бы хотелось поговорить сейчас о другом, а именно о том, что, собственно, предполагает цивилизованное сообщество делать со страной под названием «Беларусь»? На пресс-конференции Дж. Бушу задали вопрос: может ли Вашингтон договориться с Москвой и сделать так, чтобы Александр Лукашенко больше не был избран на пост президента Беларуси? Он ответил: «Можно ли заключить соглашение, по которому решается судьба других? Мы не заключаем тайных соглашений. Единственное соглашение – о свободе. Людям следует позволить выразить (свое мнение) на свободных выборах».

И тут следует главный вопрос: «Как?». То, что в Беларуси давно уже никто не считает голоса народа, а протоколы заседаний избирательных комиссий пишутся за две недели до дня голосования, – не секрет даже для тех, кто «сам обманываться рад». Об этом недавно напрямую говорил известный депутат Кучинский. Собственно, известен он, в первую очередь, своим высказыванием о том, что готов защищать президента с гранатометом в руках. В интервью «Народной воле» он заявил: «Пусть многие попали в Овальный зал при помощи административного ресурса (ничего себе пусть?! – Н.И.), но ведь одного ресурса не достаточно. Все равно должна быть харизма, личность! Так что, поверьте, здесь много грамотных, думающих и понимающих». Как будто извинялся, право слово.

Как же в таких условиях обеспечить свободные выборы? Вряд ли приходится рассчитывать на помощь международных наблюдателей. Как показала практика последних лет, все основные фальсификации совершаются при подсчете голосов непосредственно на избирательных участках. А их (участков) будет несколько тысяч. Такой армии наблюдателей от ОБСЕ, ООН и др. не будет. Что же касается своих, отечественных наблюдателей, то их, как правило, и близко не подпускают к столу, где «колдует» над бюллетенями председатель участковой комиссии и пару робких тетенек, готовых закрыть глаза на все. Кроме того, Беларусь может и не пригласить иностранных наблюдателей. Имеет право. А по собственной инициативе, согласно международным нормам, они в страну приехать не могут.

Какие-то иные варианты развития событий – вторжение иностранных войск, диверсии, войны, которыми уже пугают и с каждым днем будут пугать еще больше с экранов ТВ, – в ближайшее время в Беларуси вряд ли возможны. Собственно, тогда речь уже пойдет не о выборах, а о массовых беспорядках и столкновениях. Но и это – тема отдельного разговора.

Вернемся к выборам. Я утверждаю, что честные и справедливые выборы в стране возможны. Но только в том случае, когда каждый, кто ответственен за подсчет голосов, поймет всю меру своей ответственности и то, что отвечать придется еще в этой жизни. И отвечать не только перед собственной совестью, но и перед законом. В этой связи позволю себе напомнить заинтересованным лицам статьи 191 и 192 Уголовного Кодекса РБ, где ясно и недвусмысленно говорится о том, что за фальсификации при подсчете голосов можно и 5 лет лишения свободы схлопотать. Без конфискации, правда. Ну, да что там конфисковывать у тех же членов участковых избирательных комиссий.

Можно возразить: такая норма была в законодательстве и раньше. Была, но угроза ее применения казалась очень и очень туманной. Никогда раньше перемены не были так возможны, как сейчас. Все основные фальсификации совершались, повторю, теми, кто сегодня занимает отнюдь не самые высокие места в социальной иерархии (речь, конечно, не идет о членах Центральной избирательной комиссии). Сегодня важно донести до них, как и до всех белорусов, простую мысль, которую яснее ясного сформулировал президент США: Беларусь – последняя диктатура Европы. Именно эта мысль может избавить всех от того страха, который все еще испытывают сегодня люди перед чиновниками районной администрации, а те – перед областным начальством.

Повторим: «Беларусь – последняя диктатура Европы». Сама по себе эта фраза энергетически достаточно сильна, чтобы стать фактором изменений в общественном сознании. Люди не хотят быть последними, быть в меньшинстве и уж тем более жить в изоляции, особенно если непонятно – ради чего? Благополучия и спокойствия одного человека?

Вопрос о том, сколько людей в Беларуси поддерживают Лукашенко, по-прежнему остается спорным. Рейтинги – дело лукавое. Но поставим его иначе. Много ли найдется белорусов, готовых защищать президента, выйдя на улицы без понукания своего начальства. Много ли тех, кто готов защищать его до последней капли крови с оружием в руках? Думаю, не много. Постепенно в сознании народа происходит разделение таких понятий, как, с одной стороны, «суверенитет», «свобода», «независимость», и, с другой – «Лукашенко». Последний уже порядком надоел своему народу. Недавно мне рассказали примечательный эпизод. Одна гражданка отправилась в Министерство юстиции за тем, чтобы начать процедуру ликвидации общественного объединения, учрежденного ею несколькими годами ранее (слишком уж хлопотно стало его содержать). Высокопоставленный чиновник этого ведомства сказал ей, даже не понизив голос до шепота: «Не торопитесь. Не будет же этот маразм длиться вечно!». Хотелось бы верить.

Еще несколько дней назад Александр Лукашенко ездил на работу по проспекту Машерова, сворачивал на проспект Скорины, далее – в «красный дом» на улице К. Маркса. Сегодня его путь лежит по проспекту Победителей и далее – на проспект Независимости. И мечтается ему о том, что он и есть самый главный Победитель, независимый от всего мира. Пора очнуться и увидеть: за окнами – уже совсем другая страна.

Нина Игнатович

11.05.05


Другие публикации автора

Перейти к списку статей

Открыть лист «Авторы : публикации»

Метки