Белорусы – самая молчаливая европейская нация

Не так давно мне удалось подготовить специальный выпуск международного англоязычного журнала Studies in Logic, Grammar and Rhetoric, целиком посвященный теме белорусской философии. Выпуск увидел свет под названием «Рациональность в белорусском мышлении». Самое примечательное, что это была первая презентация белорусской философии в журнале с хорошим импакт-фактором. Осознание этого мне представляется очень забавным. Для сравнения, существует тысячи престижных научных изданий, представляющих философскую мысль Польши для мирового сообщества. Белорусская философия подобным образом не презентовалась никогда вплоть до последнего момента! В итоге, европейские читатели пока не знают ничего о достижениях (если таковые, конечно, были) в отечественной гуманитарной науке. Издание выпуска прошло абсолютно незамеченным в нашей стране, что, в общем-то, в контексте наших социальных проблем не кажется мне странным. Поэтому в данном тексте я хотел бы поведать о социальных проблемах экспертного мышления в Беларуси, т.е. о социальном контексте выпуска, редактором которого мне довелось быть.

Белорусское общество является не просто изолированным, оно самоизолировано. У Беларуси очень ослаблены международные контакты; редкие страны, с которыми дружит наше государство, выглядят очень сомнительно в глазах мирового сообщества, – это Венесуэла, Иран, Сирия. Причины этой изоляции, на мой взгляд, лежат отнюдь не в политике правящего режима. Эти причины внутренние. Они состоят в самоизолированности белорусского экспертного мышления. Я сейчас постараюсь убедить вас в верности данного утверждения.

В настоящий момент я готовлю очередной специальный выпуск, посвящённый истории логики в Центральной и Восточной Европе. Планируется собрать звёздный состав авторов – экспертов с мировым именем. Фактически в данном выпуске будут представлены традиции экспертного мышления всех бывших социалистических стран. На этапе разработки концепции этого выпуска мне пришлось проделать обстоятельный мониторинг местных академических традиций наших бывших союзников по Варшавскому договору, и теперь я могу поделиться его результатами. Мною была выявлена прямая зависимость между уровнем демократических преобразований в стране и качеством экспертного гуманитарного мышления. Отмечу, что качество экспертного мышления определяется очень просто. Это число англоязычных публикаций работников академической сферы в журналах международного уровня, а также число местных научных журналов международного уровня (в первую очередь при этом подразумевается число англоязычных философских журналов, издаваемых собственными силами).

Лучше всего дела с экспертным мышлением обстоят в Польше. В подавляющем большинстве профессорско-преподавательский состав польских университетов – это учёные мирового уровня, активно публикующиеся в престижных журналах. В свою очередь, в Польше просто огромное число издаваемых или редактируемых журналов международного уровня, из них десятки, если не сотни, – это престижные философские журналы, заслужившие мировое признание ещё десятки лет назад.

Во всех странах, где демократические преобразования прошли достаточно легко и затронули все сферы общества, можно выявить высокий уровень экспертного мышления. Например, в таких небольших странах со стабильной демократией как Словения и Эстония издаются собственные престижные философские журналы – Acta Analytica и Studia Philosophica Estonica, из которых Acta Analytica считается одним из самых престижных профильных журналов в мире (об этом свидетельствует хотя бы то, что он издаётся в престижном научном издательстве Springer).

В странах, переживающих определенные трудности с демократизацией общества, наблюдаются также отчётливые проблемы с качеством гуманитарного знания и гуманитарного мышления. Один из ярких примеров – Албания. В большинстве европейских аналитических обзоров албанское общество рассматривается, главным образом, в контексте двух проблем: организованная преступность и наркотрафик. Вместе с тем, никакой мало-мальски значимой философской традиции в Албании нет. В этой связи мировое сообщество стремится всячески помочь в деле демократизации албанского общества. Так, в Тиране был организован американский университет University of New York Tirana, большая часть его профессорско-преподавательского состава – это приглашенные учёные, защитившие свои диссертации в европейских или американских университетах. В Албании стали издавать также международный журнал Albanian Journal of Politics, целью которого является повышение уровня экспертных оценок в сфере политологии. Косвенные дивиденды от этих начинаний более чем очевидны – усиление экспертных позиций албанцев в решении спорных геополитических ситуаций.

Среди других проблемных европейских стран можно назвать Литву, Сербию и в значительно меньшей степени Болгарию (с недавнего времени у неё всё-таки наблюдаются какие-то позитивные подвижки). Но самым проблемным обществом является наше. Мы – абсолютный чемпион списка, но только с конца. В Беларуси вообще не издаётся ни одного научного журнала международного уровня! О качестве профессорско-преподавательского состава и вовсе лучше умолчать – лишь единицы имеют весомые англоязычные публикации. Но если кто их и имеет, то в нашей стране эти публикации престижными не считаются. В сфере экспертного мышления мы полностью изолированы от мирового сообщества.

Престижные отечественные журналы никому не интересны за пределами нашей страны. Два самых весомых местных журнала Доклады Национальной академии наук Беларуси и Весці Нацыянальнай акадэміі навук Беларусі издаются на русском либо белорусском языках. Что это значит? А то, что для мирового сообщества эти журналы вообще не имеют никакого импакт-фактора, т.е. для европейского учёного публикация в этих журналах не будет считаться научной, не говоря уже о её престижности. Журнал международного уровня – это обязательно англоязычный журнал. Другое обязательное требование – то, что в его редколлегию должны входить признанные мировые авторитеты. А наши учёные в своём подавляющем большинстве известны лишь нам самим. Получается замкнутый круг. Третье важнейшее требование – то, что публиковаться должны учёные непременно из разных стран и чем весомее имя публикующегося автора, тем это лучше для журнала.

Было время (эдак лет тридцать назад), когда русский язык считался одним из международных языков науки наравне с английским. В то время СССР был сильной державой, контролирующей половину стран Европы. Одним из самых влиятельных международных научных центров тогда была Москва. Польские, чешские, а также учёные из других стран Варшавского договора изучали русский язык, и с последними достижениями западной науки знакомились не на английском языке, а по русским переводам. Эта ситуация искусственно поддерживалась небывало низкими ценами на книги, издаваемые в Советском Союзе. Так, например, перед польским математиком стоял выбор: купить книгу на языке оригинала за $50 или подождать её русского перевода и купить книгу, скажем, за пару рублей. По тем временам разница была колоссальная. Но та эпоха давно канула в Лету. Теперь единственный международный язык современной науки – английский. Если вы не публикуетесь на английском, то вы не публикуетесь вообще.

Титаник Советского Союза давно затонул, но отдельные его обломки всё ещё дрейфуют и ждут своего часа затопления. Русскоязычные научные издания поддерживают виртуальное пространство некогда могучего Советского Союза. Если они не перейдут на английский язык, то со временем их будет ждать участь Титаника. Стоит ли говорить, что в этом свете редакционная политика журналов Доклады Национальной академии наук Беларуси и Весці Нацыянальнай акадэміі навук Беларусі морально устарела уже лет двадцать назад, когда вся научная общественность Европы перешла на английский язык. Белорусы до сих пор живут ложным ощущением, что виртуальное пространство СССР якобы продолжает иметь значение.
В контексте всего вышесказанного первая презентация белорусской философии на английском языке – это не так уж и плохо!

Открою теперь некоторые секреты написания этого выпуска. Вначале он задумывался как площадка для совершенно разных независимых экспертов – политологов, социологов, методологов, философов, которые бы высказали своё весомое мнение относительно специфики белорусского общества. Сперва я попробовал обратиться к тем, кто имел опыт написания текстов на английском языке – к тем экспертам, которые работают на западных доноров. К моему удивлению все эксперты оказались единодушными в отказе от участия, но мотивация при этом у всех была разная. Большинство отказалось по финансовым причинам. Они запросили, в общем-то, астрономические гонорары, которые, естественно, в выпуске не предполагались. Дело в том, что научные журналы международного уровня с хорошим импакт-фактором никогда и никому никаких гонораров за публикацию не платят.

Как оказалось, все эти независимые эксперты не жаждут никакой публичности. В престижных англоязычных изданиях они не публикуются, а лишь отправляют англоязычные отчёты своим европейским или американским донорам и делают это за хорошие деньги. В иных случаях свои тексты они публикуют в своих же сборниках. Собираются друзья и за неплохие гонорары делают сборник статей общим тиражом сто экземпляров. Пару экземпляров отправляется донорам, остальные раздаются по друзьям и родственникам. Есть ли хоть какой-либо смысл в этих экспертах для белорусского общества? Думаю, что никакого.

Все белорусские научные издания (причём не играет никакой роли, выходят они в ЕГУ или в Академии управления при Президенте) представляют собой своеобразные «междусобойчки», где публикуются люди, близко знающие друг друга и готовые поддерживать друг друга во всех начинаниях. Для сравнения опишу, какие требования к авторам выставляются в одном из самых престижных журналов мира Synthese. Если вы соберетесь выслать статью в этот журнал, то вам придется подготовить её для «слепого рецензировании». Это значит, что статья должна быть написана так, чтобы по тексту нельзя было установить её авторство – например, любые ссылки на ваши собственные статьи должны быть удалены. Редакционный совет журнала, получив такую статью, переправит её трем рецензентам. Все трое – это крупнейшие авторитеты в предмете вашей статьи. Для того чтобы она была напечатана, все трое должны рекомендовать вашу статью к публикации. И после всех этих мучений Synthese не заплатит вам ещё ни копейки за вашу публикацию. Не мудрено, что в таких журналах публикуются только очень крупные учёные, среди которых никогда не встречались белорусы.

На основе приведённых аргументов можно было бы сделать вывод, что экспертное мышление в Беларуси (особенно в области гуманитарного знания) не является профессиональным. Но я предпочитаю другой вывод – это мышление всего лишь самоизолировано, отграничено от мирового экспертного мышления.

Данная изолированность экспертного мышления неминуемо ведёт наше общество к гуманитарной катастрофе, поскольку значимость гуманитарных ценностей резко падает. Наше общество в основном состоит из строителей, сантехников, менеджеров, чиновников. У нас при этом нет настоящих учёных-гуманитариев.

Обсудить публикацию

 

Метки