День Surkoff

Сегодня, 15 декабря, в Москве будут рассматривать заявления Ирины Хакамады и Бориса Немцова об их отставке с постов сопредседателей Союза Правых Сил – крупнейшей, как считалось до 7 декабря 2003 года, политической партии России, отражавшей взгляды либеральной части общества. Заявления стали закономерным следствием проигрыша на выборах депутатов Государственной Думы Российской Федерации. Партия проиграла – лидеры объявили о своей отставке. Примут, не примут эту отставку – это дело партии. Но поступок Немцова и Хакамады заслуживает уважения.

Так поступают цивилизованные люди. Умение признавать свою долю ответственности за поражение – первейший признак политической культуры и общей культуры также. До сих пор, как мне казалось, так поступали только в странах «старой» демократии. Сейчас точно так же поступили в России. Причем те, кто искренне, как мне всегда казалось, сочувствовал и белорусским демократам. Подали пример.

Российских правых сейчас не бьет только ленивый. Им припоминают все. И очевидную для всех высокомерность по отношению к электорату. И готовность смириться – вплоть до посадки отдельно «взятого» Ходорковского – с постепенным ужесточением правящего российского режима. И за откровенный подхалимаж по отношению к Путину.

Все – почти правда. Хотя в первом случае я мог бы припомнить откровенный популизм Чубайса на предыдущих выборах, когда Анатолий Борисович откровенно подыгрывал воинственным настроениям той части общества, которая желала немедленного усмирения Чечни. Во втором случае можно припомнить, что Ходорковского все-таки бросились защищать, поняв, чем все эти посадки могут закончиться. Да и подхалимаж по отношению к «дорогому Владимиру Владимировичу» был относительно умеренным – относительно других.

Но вот о чем на самом деле, как мне кажется, следует вспомнить, – это, несомненно, два крупных «кадровых» промаха СПС.

Первый промах – Альфред Кох. Как мы все помним, именно этот славный «птенец гнезда Чубайса» собственными руками расправился с киселевско-гусинским НТВ. Оказывается, «правые», «либеральные» убеждения вовсе не мешают душить единственный общефедеральный негосударственный телеканал! Оказывается, даже после такого – сравнительно недавнего – «подвига», как сворачивание шеи крикливого телевизионного «Гуся», Альфред Рейнгольдович может быть востребован, да еще и в качестве руководителя предвыборного штаба СПС! И кто же после этого поверит в принципиальность этой славной партии? Критикуй, не критикуй Чубайс после этого Лукашенко – вот он, Кох, рядом с ним, без палочки в руках, но рот закрывает почище любого туберкулеза.

И после этого, вероятно, Чубайс еще верил в готовность прессы поддержать и его лично, и начальника его предвыборного штаба? Некоторое время верил, очевидно…

Второй промах – Владислав Сурков. Представитель едва ли не самого «либерального» из российских олигархических кланов – «Альфы», он, говорят, пришел в Администрацию президента чуть ли не по «чубайсовскому призыву». Нестарый еще человек, тоже – либерал – в душе – по-своему – как-то очень глубоко, но – либерал-с! Именно Владислав Юрьевич и отвечал в Администрации за думские выборы. То есть, именно его, именно господина Суркова, «своего человека» в Администрации, российские «правые» и должны нынче благодарить как своего благодетеля. Он ведь их – «провел в Думу»! В количестве двух человек. Как говорил известный персонаж в исполнении Георгия Жженова, «все, что могу».

Интересно, а Чубайс вообще-то понимает, что именно он и есть – тот самый новый Франкенштейн, который собственными руками вылепил и Коха, и Суркова, после чего благополучно пал от их рук смертью храбрых, напоследок сформулировав лозунг «либеральной империи». Так сказать, идейное наследство для Дмитрия Рогозина со товарищи.

Личной вины Немцова и Хакамады в происшедшем, как мне кажется, почти нет. Вина Чубайса – несомненна. Его организаторские способности так запудрили мозги всем вокруг, что правые пали жертвой собственной пропаганды. Вот он, Чубайс, великий и могучий, мы точно знаем, что он знает, что нам следует делать, а потому мы уверены, что и делать-то нам нечего, ибо он нас и в Думу проведет, и следующего президента нам обеспечит.

В то, что подобное могла усвоить Татьяна Толстая, я верю. Писатели вообще – охотно усваивают столь дешевые лозунги.

Но как в такое мог поверить сам Чубайс?!

Сейчас, впрочем, спорить на эту тему почти бессмысленно. Депутаты от СПС медленно освобождают кабинеты. А заодно с ними – и «яблочники».

Последних на этот раз, как ни странно, жаль гораздо меньше, чем Немцова и Хакамаду. Просто потому, что кроме горделивой улыбки и благодарности собственному сужающемуся электорату мы на этот раз вновь ничего не услышали от Григория Алексеевича. Но даже если бы и услышали – что мы хотели бы услышать? Заявление о готовности уйти в отставку?

Я – да. И вовсе не потому, что я плохо отношусь к Явлинскому. Напротив, к нему я отношусь очень хорошо. Именно поэтому я хотел бы, чтобы политик, к которому я отношусь хорошо, нашел бы в себе силы признать собственные ошибки. А Явлинский даже в ходе нынешней думской кампании их успел наделать мно-ого!

Однако Коха и Суркова в активе нет даже у него.

А вот у Чубайса – есть! Ибо Чубайс – архитектор системы, а Кох с Сурковым – лишь его подмастерья. Именно «либеральные империалисты» отстроили нынешнюю систему власти. Вернее, если адекватно скорректировать термин Чубайса, «либеральные большевики». Либералы они – по экономическим воззрениям, большевики – по отношению к гражданскому обществу и способам внедрения собственных убеждений в головы этого самого гражданского общества. И такие же большевики – в отношении к принципу зависимости власти от избирателя. Об избирателе они вспомнили лишь тогда, когда его потеряли. А поскольку вполне большевистский административный ресурс они потеряли практически одновременно (губернаторов просто перестали ориентировать на поддержку СПС), дальше для них наступил «день сурка» из известного кинофильма – помните: «Эта зима никогда не кончится…»

Можно быть западником – и не быть демократом. Можно быть рыночником – и не быть демократом. Можно иметь репутацию демократа – и не быть демократом.

Ибо принципы демократии – это не рыночное и не внешнеполитическое понятия. Принципы демократии – это умение выслушать точку зрения другого без немедленного желания заткнуть ему рот.

И здесь я вновь возвращаюсь к Хакамаде и Немцову. Как мне показалось, при личной встрече в Думе в 2000 году, когда встречались российско-белорусские «яблоки» и лидеры ОГП и СПС, и Хакамада, и Немцов все воспринимали абсолютно адекватно. Они недоумевали по поводу дурацкого желания своих белорусских коллег бойкотировать парламентские выборы, а также рекомендовали использовать выборы в условиях пусть недопеченной, но почти диктатуры в первую очередь как легальную агитационную кампанию.

К сожалению, тогда наши коллеги из ОГП их не послушали. Бойкот состоялся и принес свои плачевные результаты. В 1999 и 2000 году белорусская оппозиция посеяла те семена, которые и взошли к сентябрю 2001 года. Так сказать, пожните бурю…

Но ни в 2000, ни в 2001 годах никто из белорусских оппозиционеров не осмелился взять на себя политическую ответственность за последствия. Валили на всех – на Домаша, на Гончарика, на Леонова, не успевшего оклематься после тюрьмы. Но не нашлось никого, кто сказал бы: «Мы виновны в том, что за два года бойкотов наши структуры отучились работать, а наши активисты разучились объяснять народу нашу программу».

Сейчас об этом говорят вслух. Причем говорят члены их же партий, те, кто участвовал в местных выборах 2003 года и убедился в бессмысленности бойкотов и в возможности работать с народом.
Какой есть – народ. Не грузинский, но все же… И ему можно объяснить.

СПС пытался объяснить элите, голосов которой партии не хватило до избрания в Думу чисто арифметически. Сейчас Хакамада пойдет в народ, соревнуясь с Василием Шандыбиным. Искренне сочувствую им обоим. Но болеть буду за Хакамаду. Потому, что у нее хватило мужества во второй раз пойти к народу.

Высокомерие белорусских партий рано или поздно уйдет в прошлое. Как раз те, кто прошел в депутаты местных советов, научатся бороться за голоса избирателей, чтобы потом пройти в парламент и сменить нынешних неудачников, обеспечивших себе пятилетку жизни вне системной политики.

Не нужно ловить меня на слове! Не нужно говорить, будто бы я списываю со счетов административный фактор! Не списываю. Но к народу нужно идти и с народом нужно разговаривать.

Это такая же работа для политика, как для пахаря – пахать поле. Без этой черновой работы ничего не взойдет.

А еще нужно учиться отвечать за свой выбор. Иначе наступит день сурка. Или сурков. Или Суркова.
Впрочем, эта игра слов вряд ли повлияет на уровень температуры наступившей зимы. Тем более что уже видно: эта зима не кончится до 2006 года.

Метки