Аналитическая работа в оппозиционных политических партиях

В организационной структуре исследованных партий обычно имеется специальный орган, ответственный за аналитическую деятельность. Но работают эти органы не всегда продуктивно, их влияние различно и в большинстве случаев оно не является определяющим в процессе принятия политических решений (хотя есть и партии-исключения). При этом в качестве более действенных аналитических структур назывались те, которые формируются на неформальной основе вокруг партийного лидера либо ad hoc, а вовсе не официальные аналитические группы. Специальные аналитические доклады и public policy papers появляются в партиях изредка и обычно не выходят за пределы неформального окружения лидера и руководящего органа – более распространенным жанром при обсуждении партийных решений являются разного рода обращения и открытые письма публицистического характера, которые иногда озвучиваются через непартийные СМИ.  

Респонденты сошлись на том, что укрепление внутрипартийных аналитических структур могло бы быть более продуктивным и перспективным, чем ставка исключительно на наработки независимых фабрик мысли. Пока же в абсолютном большинстве случаев вопросы, связанные с аналитической, исследовательской, экспертной деятельностью при подготовке партийных решений воспринимались респондентами именно в контексте использования наработок фабрик мысли, организационно обособленных от политических и партийных структур. Подобные материалы используются партиями, но их влияние на характер партийных решений также  является неоднозначным.

Зачастую материалы независимых исследовательских центров используются в качестве аргумента во внутрипартийных спорах. Случается, что ими только подкрепляется уже принятое по иным мотивам партийное решение, либо они подаются избирательно в качестве справочной информации в обоснование предложений партийного руководства.

Безусловно, итоги социологических опросов учитываются политическими партиями в первую очередь. Иногда ими и ограничивается аналитический горизонт принятия партийных решений. Партийные функционеры отмечали, что им от независимых аналитических и исследовательских центров требуются в первую очередь данные социологических опросов и анализ экономического положения, то есть партии интересует знание об актуальных настроениях в обществе и о народном хозяйстве. Некоторые респонденты говорили о том, что им нужны «только цифры» – а всю остальную работу они сделают сами на основе собственной квалификации. Иные относились к ситуации более критически и отмечали, что от аналитических центров требуется не только знание об обществе, но и знание о том, как это общество изменить: «Нужны не диагнозы, а прогнозы и рецепты».

Особо прозвучал вопрос о партнерских отношениях между партиями и фабриками мысли. Отмечалось, что только в единичных случаях партии ощущают готовность аналитических центров выступить исполнителем заказа со стороны партий. С другой стороны, чаще заказчиком для таких центров выступают зарубежные организации, заангажированные в моделирование пространства оппозиционных политических партий Беларуси. В такой конфигурации исследовательской информацией, полученной белорусскими фабриками мысли, пользуются зарубежные институты, что позволяет последним манипулировать белорусскими партиями и навязывать им свои идеи. Некоторые респонденты отмечали противоестественность такой ситуации и обвиняли независимых аналитиков в безответственности: дескать, в условиях отсутствия конкуренции и четких критериев успеха они ещё больше чем партии оторвались от белорусской жизни и являются ещё более несостоятельными в профессиональном плане (просто в отличие от политических партий их несостоятельность не так бросается в глаза). Однако большинство респондентов согласилось с необходимостью наращивать реальное сотрудничество между партиями и фабриками мысли на основе изучения конкретных общественных проблем в интересах партий. Со стороны региональных партийных деятелей прозвучало пожелание обратить внимание аналитиков не только на национальный, но и на локальный уровень политики. Также было предложено активизировать исследования по интересным для партий социальным группами: номенклатура и чиновничество, бюджетники, рабочие, предприниматели, верующие и т.д.

Представители партий левого крыла отмечали, что наработки белорусских фабрик мысли скорее ориентированы на партии правого направления и в своей основе менее полезны для левых. Прозвучало предложение сформулировать «левую повестку дня» для белорусского аналитико-экспертного сообщества, что было бы чрезвычайно актуально в условиях сворачивания социальных гарантий и нарастания экономических противоречий в белорусском обществе.

В качестве мало востребованных итогов работы независимых фабрик мысли назывались разнообразные альтернативные законопроекты и иные наработки, осуществленные с расчетом на далёкую перспективу, когда оппозиция получит некий доступ к власти. Критические оценки прозвучали и в отношении экспертных наработок тех структур, что созданы при коалиции Объединенных демократических сил. Было высказано недовольство тем, что публичные аналитики и политические комментаторы занимают решительно необъективную позицию при анализе партийных действий, а зачастую занимаются чистым критиканством. «От аналитиков мы чаще получаем «дидактическую записку» вместо анализа тенденций и прогноза» – высказался один из респондентов.

Обозначенные проблемы не только предполагают совершенствование взаимодействия партий и фабрик мысли, но требуют переосмысления самой стратегии работы независимых аналитических и экспертных центров.

Белорусские партии теперь находятся в своеобразной ловушке изоляции от общества. Нечастое участие в выборах, неэлекторальные политические кампании и акции принципиально не улучшают коммуникаций партий с населением. Единственный мессидж, который партии адресуют обществу: «Мы – есть! Мы пока не исчезли!». Оторванные от осуществления практической политики, партийные деятели имеют искаженную оптику процессов, происходящих в обществе. В такой ситуации нерепрезентативный персональный опыт и информация от близкого окружения становится для них более значимым фактором и основой для принятия решений, нежели исследовательская информация. Собственный жизненный опыт, случаи из жизни друзей и знакомых, рассказы родственников представляются партийным деятелям более важным источником информации, чем аналитические доклады и данные исследований. Абсолютизация эпизодических контактов с обществом играет злую шутку с белорусскими оппозиционными партиями.

Также выглядит примечательным положение фабрик мысли по отношению к политическим партиям в контексте кадровой политики: аналитические центры не являются карьерным лифтом в партиях! В отличии от обычной практики партий в рамках западной демократии, идеологически близкие партиям аналитические и исследовательские институты не являются источником кадров для партий, из них не рекрутируются потенциальные политические лидеры. В аналитические структуры не идут личности, которые стремятся сделать партийную карьеру, не теряя годы на прохождение всей вертикальной иерархии партийной деятельности от низовых политических структур до руководства партией – такие личности обычно реализуют свои амбиции через молодежные и иные общественные объединения. Скорее наоборот – партийцы уходят в аналитические и исследовательские организации, устав от политической борьбы, либо по иным причинам решившись прервать свою партийную карьеру.

Прогнозы и планирование в деятельности партий обычно измеряется среднесрочной перспективой – ближайшие и следующие за ними выборы, следующий съезд и т.д. Наиболее распространенной формой осуществления такой деятельности является совещание руководства или мозговой штурм. Аналогичным образом определяются и приоритеты в партийной деятельности на будущее.

Анализ итогов электоральных кампаний назывался респондентами в качестве обязательного направления работы. Однако при этом все отмечали, что данный аспект партийной деятельности требует совершенствования. Оценка партийной активности во время электоральной кампании происходит обычно только формально, хотя дискуссии и споры по окончании выборов имеют ярко выраженный характер персональных обвинений в адрес отдельных партийных руководителей. Принцип «следующая избирательная кампания начинается на следующий день после окончания предыдущей» парадоксальным образом делает малозначимым анализ итогов собственной деятельности. Несмотря на бурные выяснения отношений по окончании выборов, партиям, как правило, тяжело сформулировать некую кодифицированную оценку их итогов – дело ограничивается формальными резолюциями руководящих органов. Помимо этих малосодержательных формальных документов, какая либо иная согласованная и обобщенная оценка итогов выборов чаще всего отсутствует.

***
Изложенные обобщения являются итогом авторской интерпретации всего комплекса проведенных интервью. Данные тезисы не следует отождествлять с положением в каждой конкретной партии либо с ответами каждого отдельного респондента.

Обсудить публикацию

 

Другие публикации автора

Метки