Тарифная история

Российская дума приняла закон, в соответствии с которым заработки бюджетников с 1 декабря увеличились на 30%. Скорее всего, эта мера окажется недостаточной для антикризисной защиты рабочих и служащих. Тем более, что большая часть из них трудятся не в организациях, финансируемых из федерального и местных бюджетов, а частном или «хозрасчетном» секторах экономики, которые от последствий кризиса уже пострадали больше всех. В том числе и в результате сокращения кадров, деления рабочего времени и прочих мероприятий, назначение которых состоит в том, что ограничить участие в дележке доходов не особенно эффективных, по мнению администрации, работников.

Бюджетников же (милиция, правительственные и административные структуры, врачи, учителя и прочий «инфраструктурный люд») сокращать себе дороже. К тому же им свои денежки зарабатывыать не надо: пришло время – вынь да положь. А всем остальным надо еще надо иметь и выручку, и, желательно, прибыль.

Однако закон, принятый думцами – мера своевременная, нужная и во всех отношениях полезная. Для власти во всяком случае.

В Минске не хуже, чем в Москве понимают толк в технологии популизма. Поэтому в решение об увеличении зарплат бюджетников белорусское правительство приняло еще тогда, когда само наличие кризиса в экономике начисто отвергалось. С 1 ноября ставки первого разряда повысились с 73 до 91 тыс. рублей, что по расчетам специалистов должно было уменьшить численность работников с зарплатой «ниже 200 долларов в эквиваленте с ноября нынешнего года на 327 тыс. человек».

Эти меры, по оценкам, позволяли повысить номинальную заработную плату бюджетников в среднем на 21,4%. Расчетная зарплата работников, тарифицируемых 1 разрядом, должна была превысить минимальную заработную плату (220 тыс. рублей) практически на 30%. Номинальная заработная плата низкооплачиваемых категорий работников должна была повыситься не менее, чем до 118% бюджета прожиточного минимума.

Как указывалось в сообщении БЕЛТА, «повышение тарифной ставки первого разряда позволит обеспечить приоритетный рост заработной платы низкооплачиваемых категорий работников, а также молодых специалистов (1-13 разряды) по сравнению с остальными работниками бюджетной сферы (14-27 разряды), не допуская при этом существенной дифференциации размеров заработной платы работников, тарифицируемых 1-27 разрядами». Этим же постановлением предусматривалась компенсация снижения темпа роста реальной заработной платы в связи с ростом индекса потребительских цен.

На самом деле заработная плата низкооплачиваемых работников не должна быть меньшей, пресловутого бюджета прожиточного минимума. Иначе что ж это за работа такая и что за работники, что это за экономика, в которой мойщик окон или чистильщик обуви не может заработать себе на хлеб и воду. Ведь кроме этих двух «продуктов» в данный бюджет практически ничего и не заложено. Разве что расходы на проезд от дома до заводской проходной.

Понятно, в известных пределах бедность относительна. Например, в январе-сентябре текущего года среднедушевой доход населения равнялся 623 тыс. рублей, средняя заработная плата – 857 тыс. рублей. В пересчете – менее 300 и чуть больше 400 долларов. По сравнению с более благополучными странами – это бедность, но поскольку позволяет жить и детей плодить, – бедность относительная.

Это в среднем. Но весьма значительно и количество абсолютных бедняков. По данным выборочного обследования домашних хозяйств за II квартал, в стране насчитывалось 2,1% населения (около 20 тыс. человек) со среднедушевыми располагаемыми ресурсами до 150 тыс. рублей (около 70 долларов). 19,5% населения располагали среднемесячными ресурсами в размерах от 150 до 300 тыс. долларов (от 70 до 140 долларов). А общее количество людей, которые могут себе позволить истратить на все свои физические и социальные потребности всего лишь до 4,7 долларов в день составляет 21,6% (более 2 млн. человек).

Но в итоге оказалось, что численность «двухсотдолларовых бедняков» фактически не уменьшится. 29 ноября правительство постановлением N 1818 решило повернуть реки вспять и снизить тарифную с 1 декабря ставку I разряда, применяемую для расчета оплаты труда в бюджетных организациях, с 91 до 77 тысяч. В соответствии с первым решением ноябрьская зарплата бюджетников увеличилась на 20% против октябрьской, по второму – декабрьская будет на 15% ниже ноябрьской, но выше октябрьской на 4-5%.

Понятно, что количество бедняков, встречающих кризис с месячным доходом
до 200 долларов не уменьшится. А на наш взгляд, бедняков станет еще больше, поскольку бедность самовоспроизводится и в благополучные времена, а в кризисные, неся незначительные в относительном измерении потери, бедняки на самом деле они теряют больше всех.

Если автору не изменяет память, то официально фиксируемый рост производства ВВП в Беларуси отмечается с 1997 года, что находит статистическое отражение и в увеличении реальных доходов населения. В последние годы они росли даже более высокими темпами, чем объемы производства. По данным ежеквартального обследования бюджетов домохозяйств, проводимых Белстатом, в январе-сентябре текущего года располагаемые ресурсы в среднем на домашнее хозяйство составили 1,3 млн. рублей в месяц и в реальном выражении были выше уровня января - сентября 2007 года на 12,1%.

При этом снизился и общий уровень малообеспеченности: доля домохозяйств со среднедушевыми располагаемыми ресурсами ниже бюджета прожиточного минимума составила 4,2% против 5,6% в январе-сентябре 2007 года. Но при этом среди малообеспеченных домашних хозяйств увеличился удельный вес домашних хозяйств с детьми до 18 лет – с 65% за девять месяцев 2007 года до 74,9% за 9 месяцев 2008 года. На 6,8 процентных пункта увеличился удельный вес малообеспеченных домашних хозяйств с тремя и более детьми, на 3,7 процентных пункта – домашних хозяйств с двумя детьми.

И это произошло во время вызывающего удивления рекордного экономического роста, при некотором сокращении объема складских запасов готовой продукции. Проблема запасов (в прежней, планово-административной экономике говорили о неликвидной продукции, от которой получатели отказывались даже по разнарядке) всегда была больной для «новой» белорусской экономики, но в течение зимы - лета именно этого кризисного года запасы стали потихоньку распродаваться. В правительстве заговорили о тенденции, которая (наконец-то!) заработала и подтвердила правоту избранного курса на безоглядный рост производства. Но, судя по всему, увеличение продаж произошло в результате предкризисного скачка ажиотажного спроса, когда почуявшие неладное потребители стали освобождаться от «лишних денег». То есть сделали попытку создать сбережения в товарной форме.

А потом вдруг «лишних» денег не стало, да и «нелишних» не стало хватать на самое необходимое. Все это немедленно отразилось на платежеспособном спросе. 9 декабря министр экономики Николай Зайченко на заседании Совета Министров сообщил, что замедление деловой активности вызвало рост запасов готовой продукции на складах промышленных предприятий. На 1 декабря их объем составил 63,5% к среднемесячному производству. На 1 января складские запасы составляли 53% среднемесячного производства, далее постепенно сокращались и снизились до 49,3% на 1 октября, увеличились до 54,6% на 1 ноября и за месяц подскочили на 8,9 процентных пункта.

Если в деньгах, то запасы достигли почти 5,2 трлн. рублей и возросли за один предшествующий месяц почти на 700 миллиардов. Сумма колоссальная для Беларуси, омертвленная в готовой продукции, которая не находит спроса. По словам министра Зайченко, их снижение на 50-70% избавило бы предприятия от тяжелейшего финансового бремени и высвободило бы 1,2-1,6 млрд. долларов оборотных средств.

Министр потребовал резко усилить работу по реализации продукции, задействовать «любые рычаги для обеспечения продаж и сохранения рынков сбыта».

Но это вряд ли получится. Всякие там рождественские распродажи помогают западным фирмам реализовать какую-то часть товара, но рождественские скидки ими заранее закладываются в калькуляцию и не приводят к существенным финансовым потерям. У нас же такая мера, если на самом деле предприятиям будет разрешено продавать продукцию по рыночным ценам, в том числе ниже себестоимости, приведет и к значительным прямым убыткам, и резко ухудшить и без того слабое финансовое здоровье предприятий.

То есть в любом случае, за зарплатой им придется обращаться в банки и просить кредиты. А в банках свои заморочки.

Поэтому можно смело сказать, что «игры патриотов» в белорусскую специфику, которая якобы помогала совершать немыслимые экономические чудеса в экономике, следует считать завершенными. Страна попала в классический кризис сбыта, который ударит во всей экономике и социальной сфере.

А поскольку никаких существенных накоплений во времена рыночного социализма ни страна, ни население не делали, то удар будет весомым.

Не пришлось бы идти на поклон к международным организациям капитализма (как раньше говорил, один известный деятель, «к этим жуликам из МВФ»)!

И (насколько мы понимаем случившееся) придется. Похоже, белорусское правительство попросило кредит, а им ответили – сократите необоснованные расходы.

Пришлось сократить...

Обсудить публикацию

 

Другие публикации автора

Метки