Белорусский антикризисный план

В последнее время правительства разных стран – от Китая до США – объявляют о начале реализации страновых антикризисных программ. В качестве основного инструмента выбрана фискальная или бюджетно-налоговая политика, предполагающая значительное вмешательство государства в рыночные процессы и экономику. В рамках этой политики, с одной стороны, национальные правительства пытаются сократить налогообложение. Так, одни страны сокращают НДС, другие – налог на прибыль, третьи собираются увеличить налоговые вычеты населения (т.е. это уменьшение подоходного налога для населения). С другой стороны, с помощью значительно увеличенных госрасходов страны пытаются стимулировать потребление и активизировать производственную активность. Для этого государство будет финансировать строительство объектов инфраструктуры (дороги, мосты и пр.), социальной сферы (медицины, образования), не обойдется и без субсидий промышленным гигантам. Такая комбинация – рост расходов на фоне сокращения доходов – является достаточно опасной, поскольку обязательно вызовет рост дефицита госбюджета, который надо как-то финансировать, не говоря уже о том, что роль государства в экономике резко увеличится.

Не вдаваясь в дискуссию о недостатках и преимуществах кейнсианских методов лечения кризиса, отметим лишь, что наравне с масштабными интервенциями государства, в странах с рыночной экономикой действует и частный сектор. Компании, столкнувшись с падением заказов и платежей, начинают масштабные сокращения занятости и снижение гонораров топ-менеджеров. Кроме того, собственники и менеджеры работают над сокращением издержек, переформатированием производственного заказа, логистикой, поиском инноваций. Прямая частная заинтересованность в результатах труда, возможность реализации задуманного (без каких-либо согласований с правительством), способность создания инноваций заинтересованным и профессиональным менеджментом – все-это будет способствовать тому, что через год-два-три страны и мировые компании выйдут на новый уровень эффективности и технологичности, ведь именно кризисные ситуации лучше всего стимулируют к поиску и открытию новых возможностей.

В этом плане Беларусь по-прежнему остается неким периферийным островком непонятной стабильности и флегматичного отношения к будущему. Продолжаются ничем необоснованные заявления о том, что мировой кризис обойдет нас стороной. На фоне пересмотра прогнозов роста в сторону значительного снижения или рецессии, наши власти продолжают настаивать на будущих высоких темпах роста. Однако представляется, что даже 20% сокращение экспорта (а в реальности может быть гораздо больше) и небольшой рост цен на газ (и как следствие, электро- и теплоэнергию) приведут к значительным потерям в ВВП. Как и в странах-соседях, в Беларуси в следующем году вполне вероятна рецессия.

Еще страшнее потеря валютной выручки. Стране нужна валюта, а значит, нужны инвестиции. Понятно, что ни в этом году, ни в следующем, значительных инвестиций не будет, поскольку мир в целом сейчас не склонен к инвестициям. Всем нужна ликвидность, кэш, банки и компании предпочитают буквально сидеть на деньгах, чем вкладывать их (особенно в малопонятные страны и проекты). Если раньше акционеры оценивали работу корпораций по вложениям и инвестициям, то сейчас, чем выше в компании поступление средств (cash flow), тем лучше для акционеров и менеджеров. В настоящее время никто не может спрогнозировать ни цену денег, ни курс валют, ни биржевые котировки основных товаров и акций хотя бы на весну-лето 2009 г. Какие уж тут инвестиции. Наоборот, мир стремительно социализируется, используя масштабные государственные интервенции, будь то строительство инфраструктуры как в Китае, или помощь автогигантам как в США и Европе.

При этом масштабные госинтервенции вряд ли возможны в Беларуси. Дело в том, что на протяжении последних десяти лет бюджетная политика и так была одним из локомотивов роста. Основными инвестициями в основные фонды в Беларуси являются государственные, а не частные; именно планомерный рост зарплат в бюджетной сфере стимулировал потребление; частный сектор в виду ненадобности не стимулировался и не рос. В настоящее время возможности бюджетной «подпитки» как предприятий, так и потребления населения крайне ограничены. Низкая конъюнктура на основных экспортных рынках вызывает сокращение налоговых доходов основных плательщиков, которыми и являются основные экспортеры. В результате, если, как я писала ранее, правительство должно было выбирать в рамках дилеммы «инвестиции или потребление» (http://www.nmnby.org/pub/0807/17m.html ), то сейчас, похоже необходимость сложного выбора отпала сама собой – в 2009 г. не будет средств ни на масштабные государственные инвестиционные программы, ни на потребление (первой ласточкой является снижение тарифной ставки с 1 декабря после ее ноябрьского повышения).

Вряд ли правительству удастся что-то выгодно (дорого) приватизировать в следующем году, тем более нереальны планы по IPO. В результате, остается надеяться на то, что недостающее количество денег где-то удастся занять (как правительству, так и банкам в рамках синдицированных кредитов). Однако краткосрочное отсутствие инвестиций не означает, что к их поступлению не нужно готовиться. За спадом будет подъем, в том числе и в инвестиционных настроениях. Соответственно, Беларусь может и должна использовать это время как подготовку к структурной перестройке экономики, к изменению инвестиционного климата, к системе управления экономикой. Иначе и в 2010 г. по сути нам нечего будет предложить на очередном инвестиционном форуме.

Однако существует ли белорусский антикризисный план? Что-то отчаянно пытается сделать МВФ и Нацбанк, однако очевидно, что понимание происходящих процессов разниться. Дорога компромиссов тяжела и длительна, в очередной раз получается, что кто-то буквально заставляет нас делать хоть какие-то реформы. А пытается ли правительство хоть что-то сделать самостоятельно?

В настоящее время нет и речи о сокращении налогов, вообще о реформировании белорусского позора – налоговой системы. Снижение оборотных налогов на 1% ВВП и платежи по некоторым раз в квартал преподносятся как прогрессивные рыночные изменения. Однако необходимы более кардинальные шаги – как по процедурам уплаты налогов, так и по их ставкам. Более того, необходимость уплачивать налоги и делать план по выпуску замораживают оборотный капитал предприятий, экспортеры еще и страдают от НДС. В результате, еще полгода активной производственной деятельности и стоящие предприятия начнут тянуть в пучину банкротства госбанки, которые какое-то время будут выдавать кредиты (добровольно или вынуждено), пока не разорятся сами. Опыт Чехии, Словакии и других стран ЦВЕ особенно хорошо показывает как неэффективный реальный сектор может потопить банковский. И пока особенно не видно как этому собирается противостоять Нацбанк.

В последнее время власти страны предпринимают отчаянные шаги по привлечению иностранных инвестиций в страну. Однако на самом деле, их действия – лишь имитация бурной деятельности. За словами о либерализации, снижении налоговой нагрузки, упрощении проверок и штрафов, таможенной политики ничего нет. Нельзя же воспринимать всерьез – как либерализацию и реальное сокращение административных процедур – тот факт, что теперь получение справки из налоговой займет всего пять дней.

Пакет необходимых реформ (о том, что нужно бизнесу написано и сказано достаточно) можно принять за одну неделю. Ну, в крайнем случае, месяц-другой. И в 2009 г. начать эти изменения воплощать в жизнь. Однако власти по-прежнему предпочитают заниматься словесной риторикой и декларациями о намерениях. Да, предпринимаются отдельные косметические улучшения (к которым действующие на рынке субъекты давно приспособились). Однако принципиальных изменений пока не наблюдается, документы по либерализации все еще или в процессе «согласований» или в процессе «подготовки». Как долго они там будут, и более, того, что конкретно в них содержится, общественности неизвестно. На этом фоне есть и более негативные тенденции – планируемые изменения в Административный кодекс, ухудшающие ситуацию с наказаниями в области предпринимательской деятельности, которые, как известно, у нас и так давно несопоставимы с нарушениями.

В общем, нет в Беларуси никакого антикризисного плана, затрагивающего все сферы экономики.
Как в этих условиях можно ожидать прихода иностранных инвесторов? В стране, в которой уже существуют ограничения с приобретением валюты, и которые будут только увеличиваться? В стране, где существуют высокие зарплаты и не приветствуется политика сокращения занятости? Где по-прежнему правит бал план, и где любые трудности – начиная от роста цен и заканчивая ухудшением дефицита торгового баланса – пытаются решить в первую очередь с помощью административных процедур и запретов?

Отсутствие значимых перемен в 2008-2009 гг. в экономике и механизмах управления ею будут означать очередные упущенные возможности. А значит, к 2011 г. страна придет с качественно новым набором вызовов, угроз и негативных тенденций, которые уже «не проедешь» на российских или других кредитах (да и долг к тому времени будет накоплен немалый) и доставшейся в наследство от СССР производственной базе. Большая часть из нее перестанет быть конкурентоспособной и востребованной как на Востоке, так и на Западе. Все это усиливает риски отнюдь не мирной и последовательной системной трансформации.

Обсудить публикацию

 

Другие публикации автора

Метки