Upgrade режима

21-22 ноября 2008 г. в Вильнюсе прошла конференция с участием представителей белорусской политической оппозиции, структур гражданского общества и независимых аналитических центров, а также некоторых европейских организаций с целью обсудить ситуацию, сложившуюся после очередной неудачи оппозиции на прошедших парламентских выборах, выработки рекомендаций по повышению эффективности ее деятельности.

Кампания оппозиции по участию в выборах в Палату представителей убедительно продемонстрировала необходимость пересмотра стратегии деятельности ОДС с тем, чтобы избежать повторения тех ошибок, которые были допущены осенью 2008 г., и лучше подготовиться к президентским выборам 2011 г. Вопросы корректировки стратегии и тактики демократической коалиции находились в повестке дня Вильнюсского форума, однако те ответы, которые были получены в ходе обсуждения данной проблемы, носят общий характер и нуждаются в серьезной доработке.

Как отмечается в итоговом пресс-релизе конференции: «в условиях начавшегося диалога между официальным Минском и Брюсселем ОДС оперативно отреагировал на произошедшие изменения, и уже через две недели после начала диалога предложил свой пакет демократических реформ, которые белорусской власти необходимо осуществить в течение полугода. Он включает: изменение избирательного законодательства (планируется организовать сбор подписей граждан под текстом оппозиционного проекта – зам. авт.), создание равных условий деятельности для государственных и негосударственных СМИ, демократизацию законодательства о деятельности политических партий, общественных объединений и изъятие из Уголовного кодекса статей, предусматривающих ответственность за инакомыслие…».

Специальная рабочая группа пришла к выводу, что кандидат на пост президента от демократических сил должен быть один, а дробление оппозиции на правый и левый блок обрекает сторонников перемен на очередное поражение.

Много внимания уделялось вопросу корректировки стратегии ОДС. Обсуждение этого вопроса будет продолжено на уровне экспертной группы. Пока же принято целесообразным сосредоточить усилия активистов ОДС на работе с отдельными социальными группами – рабочими, учителями, врачами, предпринимателями, сельскими жителями и т.д.
Акцент в этой работе будет сделан на оказании содействия в решении их непосредственных проблем, а также местных проблем, стоящих перед конкретными регионами страны. Координировать этот процесс на местном уровне должны экс-кандидаты в депутаты от ОДС, которые хорошо проявили себя во время кампании и члены их команд. Подключиться к этой работе может также любой другой активист демократических сил, который готов представить конкретный план действий в своем регионе. Впоследствии эти группы станут «скелетом» региональных штабов будущего единого кандидата в президенты от Объединенных демократических сил».

 Как заявил участник дискуссии в Вильнюсе, белорусский журналист Р. Яковлевский: «я ничего нового здесь еще не услышал. Пока что идет только повторение известного. Как и раньше, вижу межличностные, межпартийные свары. Они имеют место и продолжаются до сих пор. Это – печально. Но, что же в этом нового?!».

Причины споров по стратегическим вопросам, на мой взгляд, связаны с разным пониманием белорусскими «сторонниками перемен» двух проблем. Во-первых, того что реально собирается делать белорусская власть после выборов, насколько далеко она может пойти по пути либерализации экономической и политической жизни. Во-вторых, того каким образом вести себе оппозиции в новой ситуации; ей, как известно, не нашлось пока места в диалоге между официальным Минском и Брюсселем.

По-мнению известного белорусского политолога В. Карбалевича, «наблюдается явственная тенденция к смене политического курса режима Лукашенко». Это нашло свое выражение в (1) изменении экономической политики в сторону либерализации, введен заявительный принцип регистрации субъектов хозяйствования, упростилась система налогообложения, отменена «золотая акция», Лукашенко поставил задачу вывести Беларусь в 30 лучших государств по инвестиционному климату. (2) Началась нормализация отношений с ЕС. (3) Изменился тип и способ легитимации режима. Вместо популистско-охлократического – номенклатурный. Происходит корректировка так называемой «государственной идеологии». Вместо апелляции к советскому прошлому и союзу с Россией, происходит перемещение акцентов на стабильность как результат деятельности президента и укрепление суверенитета. «Социологи пришли к выводу, что харизматическая поддержка президента сменилась рациональной».

Эксперты называют в основном три причины этих изменений: экономические трудности, отказ России дальше субсидировать Беларусь, укрепление позиций номенклатуры, стремящейся конвертировать власть в собственность. Главным фактором, подталкивающим к смене курса, стало изменение социальной поддержки режима Лукашенко. В результате шальных нефтедолларов, свалившихся на Беларусь в 2003-2008 гг. в стране начался потребительский бум. Президентские выборы 2006 г. показали существенный рост реальной общественной поддержки Лукашенко. Вместо социальных низов, аутсайдеров, Лукашенко стал поддерживать нарождающийся «средний класс».

Лукашенко стал заложником растущих потребительских запросов этого социального слоя. Поэтому, наступая на горло собственной песне, видя все опасности рыночной экономики для его социальной и политической системы, он, тем не менее, демонстрирует намерение либерализовать экономические отношения, хотя бы и частично. Чтобы удовлетворить потребительские запросы среднего класса, нужно расширить экономическую свободу. А это увеличивает общественные зоны, неподконтрольные государству, может потянуть за собой требование политических изменений. Поскольку номенклатура – это важная часть этого среднего класса, то были внесены коррективы в «социальный контракт» между правящей группировкой и номенклатурой. Существенно вырос разрыв между зарплатой чиновников и средней зарплатой по стране. «Посадки» высоких начальников стали лишь результатом внутриклановых разборок.

Но здесь Лукашенко поджидает опасность. Номенклатура может укрепиться, стать самостоятельной силой, претендующей на то, чтобы быть субъектом политики. И это грозит изменением типа режима. Вместо режима личной власти может возникнуть номенклатурно-олигархический режим. И белорусский лидер понимает эти угрозы. «Он хотел бы повторить не советский, а китайский опыт реформ сверху».

 На наш взгляд, можно согласиться лишь с двумя первыми индикаторами перемен, но не с третьим. К сказанному Карбалевичем хотелось бы добавить, что сближение с Европой стало действительно жизненно важной стратегией белорусского режима только после того, как пошел на убыль поток «шальных нефтедолларов», а падение цен на энергоресурсы стало устойчивой тенденцией в условиях глобального экономичсекого кризиса.

Вместе с тем, режим Лукашенко не отказывался и скорее всего не откажется в будущем от популизма, как важнейшего источника легитимности его власти. Ведь сильная зависимость главы государства от поддержки «среднего класса», как называет эту группу электората президента Карбалевич, является ярко выраженным признаком популистского курса. Я бы предпочел для данной категории людей другой термин, чтобы не создавать путаницы. Подлинного «среднего класса», т.е. людей независимых от власти в Беларуси так и не появилось. Но увеличилась прослойка «социально сильных и лояльных власти групп населения», которые, по данным НИСЭПИ, стали значительной частью электората Лукашенко, наряду с «социально слабыми» группами. Последние проявляют все большее разочарование в своем кумире, что влияет на рейтинг доверия и электоральный рейтинг президента, но не оппозиции. Лояльность первой группы объясняется местом их работы: государственная сфера и «контрактная система», которая прочно привязывает человека к администрации.

Сложная структура электората президента и персоналистский характер политического режима объясняет нам, почему Лукашенко нуждается и в харизматической, и в традиционной легитимности. Для пенсионеров, жителей деревень и небольших городов он продолжает оставаться «советским героем», спасшим страну от ужасов капитализма. Для «социально сильных» групп населения Лукашенко предстает в образе выдающегося политика, обеспечившего «экономическое чудо» и рост материального благосостояния с помощью все более расширяющихся рациональных рыночных механизмов. К большому сожалению, значение рационально-легальных элементов легитимности власти (они являются фундаментом правового государства и демократии) было и остается ничтожным в нашей стране. Об этом свидетельствует отсутствие общественной реакции на фактические признания главы государства в том, что он сфальсифицировал итоги президентских выборов в 2006 г., молчаливое согласие общества с новым парламентом, назначенным Лукашенко, но не избранным народом. Для людей главное – не процедура, а результат. Пока популистский курс главы государства позволяет «социально сильным» группам общества обогащаться, им наплевать на то, с нарушением каких норм законодательства он оказался у власти.

Несколько слов о бюрократии. Лукашенко всегда удавалось контролировать эту группу. Я согласен с Карбалевичем в том, что президент предоставил своим чиновникам лучшие материальные условия, чем те которые у них были прежде. Но, опять же, в обмен на лояльность данной группы. Она не получила искомой самостоятельности. О чем свидетельствует крайне нервная реакция Лукашенко на идею создания «партии власти» в Беларуси, его полный контроль над парламентом страны, который некоторые журналисты окрестили «палатой пенсионеров», периодические чистки в рядах номенклатуры, новая волна «борьбы с коррупцией» в структурах прокуратуры и МВД.

Вместе с тем, я не исключаю, что в новых экономических условиях, если они возникнут с помощью Запада, и, в первую очередь, в случае активного участия белорусской номенклатуры в процессах приватизации, роль и значение данной группы возрастет. В недалеком будущем мы можем стать свидетелями очередного раунда борьбы между президентом и бюрократией. Кто знает, может быть на этот раз она сможет одолеть своего противника и тогда действительно произойдет смена политического режима: на смену диктатуре личной власти придет авторитарный олигархический режим.

Каким же образом отмеченные выше процессы влияют на демократическую оппозицию? Ответить на этот вопрос попытался белорусский публицист А. Класковский, который настаивает на необходимости полного upgrade демократических сил. По его мнению, важно произвести радикальную переоценку ценностей, ответить на вопрос: какие идейные принципы оппозиции работают, а какие нет.

«Например, раньше говорили: «Власть собирается все отдать Москве, а мы – за независимость». Теперь мы видим, что пусть себе и по другим причинам, но власть упирается рогами и борется за ту же самую независимость. Говорили: «Мы – рыночники, а власти – коммунистические ортодоксы». Теперь мы видим, что уже Всемирный банк одобряет реформирование инвестиционного климата и т.д. Раньше говорили: «Мы – европейцы, а они лезут в Россию». Теперь мы видим, пусть себе и неуклюже, пусть притворяясь, но власть также стремится понравиться Европе. Что же остается? Остаются, грубо говоря, «голые» демократические лозунги, которые также не работают.

Оппозиция должна переставить акценты, таким образом, чтобы затронуть нерв общественного интереса. Например, справедливость и законность. В самом деле, если говорить, что этот чиновник – не демократ, ну и что. А вот то, что он, например, ворует, что дворец себе построил, что его дети ездят на иномарках, на которые честный труженик за всю свою жизнь не заработает – это многим не нравится.

С другой стороны, в данный момент разворачивается дискуссия про следующие президентские выборы. И мы видим, что часть оппозиционных политиков уже сейчас, заблаговременно собирается играть в своей «партийной песочнице». Подтекст всех этих красивых рассуждений – все равно не будет настоящих выборов, но мы хотя бы продемонстрируем чистоту партийных «риз», чистоту своей идеологии. Тогда надо определиться, вы реально боретесь за власть, вы политики, или же вы кучка диссидентов? Если вы хотите делать дефиле партийных топ моделей, пожалуйста, делайте; получается, как в детском саду – я с тобою не играю, потому что ты дерешься. Это такая своеобразная форма бойкота, только более красиво упакованная. Мы покажем своих партийных кандидатов, а там хоть трава не расти. Так можно поступать, но тогда не нужно кричать – дайте нам место в переговорах, втискиваться в качестве третьего участника диалога, который Запад начинает вести с белорусскими властями. Необходимо определиться и недостаточно только общих слов о том, что нужны другие идеи и другие организационные формы, что кроме «голой» демократической идеи, которая уже не работает, вы можете предложить».

Я полностью согласен со второй частью рассуждений А. Класковского. Действительно, если оппозиция пойдет по пути номинирования партийных кандидатов на будущих президентских выборах, ее можно будет смело называть кучкой диссидентов, отказавшихся от подлинной политической борьбы. Но насколько правомерно говорить о необходимости демократическим силам нашей страны отказываться от основополагающих принципов своей деятельности, если власть заявила, что тоже их разделяет. Может это белорусский режим нуждается в полном и всестороннем upgrade?

К сожалению, об этом мало пишет независимая пресса и недостаточно говорят аналитики, но ведь фактическое признание необходимости полного государственного суверенитета Лукашенко случилось в тот момент, когда страна оказалась на грани утраты независимости. Кто несет ответственность за прежний курс режима, направленный на углубление интеграции и укрепление союзного государства с Россией (читай инкорпорации Беларуси в состав Российской Федерации)? Кто отвечает за ту колоссальную экономическую, военно-политическую и культурную зависимость от восточного соседа, в которой и теперь находится «суперсуверенная» Республика Беларусь? Неужели оппозиция, которая с самого начала предупреждала власть, к чему могут привести ее безумные игры с Москвой?

То же самое можно сказать и о «новой экономической политике» белорусского правительства, который теперь в большей степени, чем прежде ориентирован на развитие рыночных отношений, открытость для внешних инвестиций, приватизацию целого ряда государственных предприятий. С момента обретения страной независимости (и даже раньше) эти положения являлись краеугольными камнями программных требований демократических партий и движений в сфере экономической политики. Но, Лукашенко тогда сказал, что «Республику Беларусь за цивилизованным миром не поведет». К чему привел этот уход от «цивилизованности» всем хорошо известно. Опять же, хотелось бы спросить: кто несет ответственность за годы ожиданий и колебаний, за потерянное время, которое является важнейшим и невосполнимым ресурсом?

Что касается «новой европейской политики» белорусского режима, хотелось бы узнать у ее авторов, кто мешал нашему государству, находящемуся в географическом центре Европы, давно установить дружественные отношения с западными соседями и институтами ЕС, кто ответственен за фактическое превращение Беларуси в «форпост России на западном военно-стратегическом направлении»? Оппозиция с самого начала призывала к развитию самых тесных экономических, культурных и политических связей с Европой, а большая часть демократических партий и организаций хотела бы  присоединения Беларуси к Европейскому Союзу.

Наконец, демократию не следует понимать как особую ценность. Это всего лишь набор институтов и процедур, с помощью которых общество (совокупность свободных граждан) может контролировать власть и менять ее на другую мирным путем, когда становится очевидным, что правительство не справляется с выполнением принятых на себя обязательств. Отсутствие демократии в нашей стране как раз и привело к полной безответственности президента перед собственным народом. Белорусское население пока что не в состоянии повлиять на политику главы государства даже тогда, когда всем очевидным становится ее ошибочность и опасность.

Другими словами, проблема заключается не в принципах оппозиции, а в ее стратегии и в полном неумении вести эффективную коммуникацию с самыми широкими группами населения. В новой ситуации, которая сложилась после парламентских выборов, необходимо многое сделать в этой сфере. Диалог с властями, по определению, не получится, если не налажен диалог с обществом. В основу новой стратегии демократических сил следует положить учет и защиту интересов той части общества, которая в настоящее время является «рационально-ориентированной» частью электората Лукашенко. Эти люди склоны оказывать инструментальную, но не эмоциональную поддержку режиму (их не нужно путать с приверженцами легально-рациональной легитимности власти; это совершенно разные вещи). Однако любая инструментальная поддержка является условной, временной, нестабильной, а в период кризисов она полностью улетучивается.

Таким образом, если белорусская оппозиция сможет отстоять свои «авторские права» на те ценности, приверженность к которым теперь декларирует режим, если продолжится процесс «идейного разоружения» белорусской власти под влиянием политики открытости Европе, то у оппозиции появятся неплохие шансы на то, чтобы во время неизбежного ухудшения экономической ситуации перетянуть на свою сторону эту часть сторонников «нового курса» действующего президента.

Обсудить публикацию        

 

Другие публикации автора

Метки