Сценарий войны

Если бы человек умел довольствоваться тем,
что имеет, а не зарился на достояние соседа,
он всегда наслаждался бы миром и свободой.

Ж. Лабрюйер

24 января с нуля часов до 15 часов дня на восточной границе страны декларировался газ для потребителей в Польше и Германии. Газ для Беларуси не отпускался, не декларировался и не заявлялся. Все это время страна была отключена от поставки своего основного энергоносителя.

С 15 часов дня в Беларусь начал поступать газ независимых поставщиков, которые и обеспечивали потребности страны до 29 января. В ту же «черную субботу» – 24.01.04, компании «Итера» и «Транснафта» – а это они осуществляют поставку – настоятельно рекомендовали белорусскому правительству решить до 29 января с РАО «Газпром» проблему транспортировки газа в РБ. Сегодня мы знаем, что официальный Минск эту проблему не решил. Контракта с «Газпромом» как не было, так и нет. Белорусское правительство надеется, что и в феврале потребности страны в газе закроют поставки «Итеры» и «Транснафты».

Стоит вспомнить, что не далее как 23 января министр энергетики РБ В. Семашко заявлял, что «…за день-два мы завершим переговоры о поставке газа в республику. Будут подписаны соответствующие документы, которые станут гарантией того, что в Беларуси с энергоносителями все будет нормально. Все будет поступать в тех объемах, которые нужны для полного удовлетворения потребностей реального сектора экономики и граждан… Сегодня могу сказать абсолютно с уверенностью: газ в республику будет идти по ценам значительно ниже, чем те, по которым Российская Федерация поставляет газ в Украину» БЕЛТА. До этого гражданам Беларуси примерно два месяц подряд говорил то же самое и премьер-министр С. Сидорский, который за недолгие месяцы своего премьерства успел прославиться отсутствием таланта переговорщика и особой страстью объявлять выговоры подчиненным. Эти двое высших государственных чиновников страны уже не раз воодушевляли белорусскую номенклатуру и директорат заявлениями в стиле «Все хорошо, прекрасная маркиза…» Так, к примеру, не за день-два, а через шесть дней после своего заявления от 23 января В. Семашко отважно объявил об отсутствии у него сомнений в том, что в 2004 году газ в Беларусь будет снова поступать по внутрироссийским ценам.

Во всяком случае, пришло время подвести промежуточные итоги.

Белорусские власти проиграли битву за газ. Страна в сжатые сроки будет вынуждена завершить переход на рыночные условия импорта газа и электроэнергии. Рухнул один из основных экономических «столпов», на которых покоится «белорусская экономическая модель» – экспорт в Россию по рыночным ценам и импорт с востока по внутренним российским.

Последствия этого поражения будут катастрофическими. Дело в том, что мы столкнулись не с тактическим проигрышем официального Минска, который оставлял бы надежду на то, что удастся взять верх на каком-то ином фронте бесконечной интеграции. Минску нанесли стратегическое поражение, от которого он уже не оправится. Только сейчас в отношениях между Россией и Беларусью завершился ельцинский этап – обмен белорусской интеграционной риторики на российские экономические преференции. С этого момента последний минский переговорный козырь – «Союзное государство» – окончательно бит.

Газовые переговоры за два месяца бесконечных заседаний последовательно прошли все основные этапы – от сурового озвучивания россиянам условий белорусской стороны до унизительного уговаривания. От заседания до заседания руководство «Белтрансгаза» сдавало свои позиции. Если на позапрошлой неделе белорусы соглашались на 41 USD за тыс. куб. м., то на истекшей П. Петух уже говорил о 46 USD за тыс. куб. м., «Газпром» остался непреклонен – 50 USD. Более того, из некоторых российских источников появилась «подстегивающая информация» о том, что если в февраль «партнеры» так и войдут без подписанного контракта, то РАО «Газпром» выложит на стол новую цену – 60 USD. И так по восходящей.

Нет сомнений, что если бы белорусы в ноябре 2003 года сами бы заговорили о 46 USD, то проблема с поставкой газа на 2004 год была бы решена. Но только не после 7 декабря. После думских выборов политическая ситуация в России поменялась кардинально: В. Путин завершил «зачистку» страны от наследия 90-х годов и в повестке дня появилось место для «зачистки» постсоветского пространства. Занялись Беларусью.

Теперь пришло время задавать вопросы. Почему президентские аналитические структуры не уловили момент перехода российской политики в отношении СНГ на выполнение ранее составленных и утвержденных сценариев? А если даже и уловили, то почему не разработали плана противодействия?

То, что против белорусского руководства был применен добротно «упакованный» сценарий, не подлежит никакому сомнению. Стоит только вспомнить декабрьскую эскалацию переговорной трагедии, когда одна делегация за другой, набив портфели «аргументами», отбывала в Москву. Но как только в первопрестольной белорусы садились за стол переговоров, то они очень быстро начинали понимать, что их «домашние заготовки» уже известны и даже заранее обсуждены в недрах российского правящего истэблишмента. Чувствовалась работа единого центра, которому подчинялись абсолютно все – от чиновников аппарата премьер-министра России до руководства РАО «Газпром» и независимых газовых поставщиков. Каждый четко исполнял ранее проработанную с центром роль.

К чему лукавить – нормальных переговоров и не было. Вместо переговоров белорусы увидели магазин, который не минуешь. Они столкнулись с ценами, которых с продавцом не обсудишь. Им был предложен кассир, с которым о рассрочке платежа не договоришься. Тактику надо было срочно менять.

Вместо того чтобы как-то посмотреть на все происходящее со стороны, определить тенденции нарастающей угрозы оказаться в переговорной ловушке, Минск уподобился капризному ребенку.

Только во второй половине января в недрах белорусской власти стали появляться симптомы некой интеллектуальной работы по поиску сбалансированного ответа. Но долго не думали и пошли по самому незатейливому пути, что, между прочим, говорит о специфическом опыте аналитических служб белорусской администрации. Решили заняться привычным делом – угрожать конфискацией российского транзита.

В принципе, если на большее сил не хватило, то надо было и эту «тему» развернуть более-менее грамотно. Но ничего, кроме заочной дискуссии между господином Шпилевским и послом РФ в РБ, не получилось. Зато Москва насторожилась и прислала в Минск министра транспорта Франка. На коллегии министерств транспорта двух стран господин Франк отметил, что, благодаря конфискационной политике белорусских властей, российский транзит через территорию РБ в 2003 году сократился в два раза, что в итоге не компенсирует потери белорусского бюджета от постоянных «засад» белорусских таможенников. Россияне были откровенны: Россия тоже является для Беларуси транзитной страной. Даже мечты о далеком, как Марс, туркменском газе, невыполнимы, если российский «Газпром» не уступит для него часть своей «трубы».

Но Минск уже ухватился за идею конфиската. Зачисленные в 2003 в бюджет РБ 70 млн. USD «конфискованных» денег заставили белорусские власти подумать о том, что «раздевание» российских фур позволит им компенсировать финансовые потери от оплаты российского газа по рыночным ценам. 19 января состоялось совещание у премьер-министра С. Сидорского. Обсуждались два, казалось бы, невзаимосвязанные вопроса – поставка в страну энергоносителей и транзита товаров через территорию республики. В сообщении пресс-секретаря премьер-министра отмечалось, что «белорусскую границу пересекает большое количество транзитного товара, сопроводительные документы на которые оформлены не должным образом. Это не может не вызывать беспокойство. В то же время, Республика Беларусь является наиболее удобным и привлекательным транспортным коридором, особенно для российских грузоперевозчиков».

Осталось только развесить вывески на погранпереходах: «Деньги ваши станут наши». То, что белорусские таможни в отношении российских грузов присвоили себе полномочия российских судов, таможни и МВД одновременно, никого в белорусском правительстве не смутило.

Москва не стала в ответ перехватывать белорусские грузовики. Но выводы Кремль сделал. В момент, когда Беларусь окончательно согласится на поставку газа по рыночным ценам, проблеме транзита по белорусским автострадам будет немедленно придано приоритетное значение. Это будет следующий пункт в первой части общего плана «расшивки» западной проблемы.

Но пока решаются задачи первого этапа, и лучшее для этого оружие – отключение газа. Это асимметричный ответ белорусскому «партнеру» огромной, прежде всего, пропагандистской силы. Нанести удар требовалось именно там, где А. Лукашенко всегда считал себя сильным – в сфере информационной войны. Что и было сделано 22 января.

Во-первых, этим шагом россияне деморализовывали официальный Минск, который не мог себе даже представить такого поворота событий. Сам факт, что глава белорусского государства мгновенно «лег на дно», говорит о степени паники, охватившей Дом правительства и Администрацию президента РБ. Эта часть плана полностью удалась. Во-вторых, одним заявлением в шесть строчек был сметен весь карточный домик «Процветающей Беларуси», тепло и сыто зимующей на газопроводах из России. Двухмесячная неустанная кампания белорусских государственных СМИ по созданию нового имиджа страны и ее руководства была мгновенно превращена в пепел. В-третьих, угроза отключения от газа партнера по Союзному государству оказала подстегивающее воздействие на украинское руководство, которое было вынуждено снять целый ряд препятствий по созданию российско-украинского газового консорциума с участием немецкого партнера.

Белорусская сторона была не готова к такому пропагандистскому эффекту. Поразительно, но она не учла опыта информационной войны с Россией в октябре 2003 года – появление после очередной встречи В. Путина и А. Лукашенко некоего российского анонимного информационного источника. Этот «источник» одним-единственным комментарием, как артиллерийским залпом, уничтожил всю многослойную версию белорусских государственных СМИ. Погром был настолько сокрушительным, что на помощь бросился сам А. Лукашенко. Но лучше бы он этого не делал… Но тогда «источник» сидел в Москве.

Сейчас мы почувствовали работу минского «филиала» российских исполнителей сценария, в котором информационной войне отводилась одна из важнейших ролей.
Обратите внимание. Мало того, что заявление от 22 января совпало с наступлением январских холодов (стоит вспомнить, что уже 6 дней до этого Беларусь несанкционированно откачивала газ), но оно еще совпало с апофеозом умиротворяющей риторики белорусских средств пропаганды. Но только стоило 23 января выступить по БТ В. Семашко и появиться убаюкивающему сообщению пресс-секретаря Н. Петкевич о телефонном разговоре между президентами, как с утра 24 числа все российские каналы передали фактическую стенограмму телефонного ответа В. Путина белорусскому президенту. Более того, в тот же день российские телеканалы показали и запись победного интервью В. Семашко. Причем они даже не комментировали эти кадры. … Это был серьезный и продуманный ответный удар, решение о котором было принято из одного центра. Примеры такого рода можно продолжить…

Такая слаженность и оперативность говорит о том, что россияне к «войне» готовились, создавали «штаб» и план действий, определяли «дирижеров» из Минска. Это часть большого и детально разработанного сценария.

Минск ничего противопоставить этому плану не смог. Даже единый государственный агитационно-пропагандистский аппарат оказался дезориентирован собственной пропагандой в стиле «шапками закидаем». Попытаемся провести небольшой мониторинг государственных СМИ в эти «жаркие» дни.

Раскроем самую массовую газету страны. 15 января: «Главное, чтобы их участники (переговоров между «Белтрансгазом» и «Газпромом» о поставке газа в РБ на 2004 год – А.С.), как представляется, нашли общий язык. А это позволяет надеяться – паритет интересов будет вскоре найден. Об этом говорит и тот факт, что несмотря на отсутствие соглашения с «Газпромом», газ из России в Беларусь поступает в необходимом количестве…В нормальном режиме работают энергоемкие предприятия, ТЭЦ, отапливается жилье. Помимо «Газпрома», топливо поставляют компании «Итера», «Транснафта». (В. Яковлев. Не «кубом» единым…Советская Белоруссия, 15.01.04, с.6). Стоит напомнить, что буквально на следующий день «Итера» и «Транснафта» завершили поставки газа по контрактам еще 2003 года, а «Газпром» с 1 января не поставил в Беларусь ни одного куба газа. Беларусь приступила к «несанкционированному отбору газа». До «закрытия задвижек» оставалось 9 дней. Но пойдем дальше.

20 января читаем: «…отсутствие окончательного вердикта по этой проблеме (отсутствие контракта с «Газпромом» о поставке газа в РБ – А.С.) отнюдь не означает, что поставки газа в страну замораживаются» (Д. Крят. Истина без процентов. Советская Белоруссия, 20.01.04, с.2). До «замораживания» оставалось 4 дня. Но власть не беспокоит отсутствие контракта. Она уже два дня «несанкционированно» качает газ, оплаченный Польшей и Германией.

Вот и 24 число. В день, когда 15 часов Беларусь жила вообще без поставки газа, официальные СМИ демонстрировали не просто успокоенность, но и не преминули выразить презрение российским коллегам: «А ведь позавчера вечером российские телеканалы, как по команде передали мрачное сообщение о прекращении поставок в Беларусь российского газа, что человека неподготовленного и доверчивого действительно могло ввергнуть в паническое состояние…Вообще-то о степени компетенции авторов сообщения впечатление можно составить уже по тому, что вот так и запросто перекрыть газ для всей страны невозможно даже технически…Так что напрасно переживали те, кто поверил на слово московским теледикторам. Все нормально

Но, наверное, не все было нормально, если в той же публикации ее автор, говоря о переговорном процессе с россиянами, не отметил бы, что он «идет непросто». Тем не менее, дежурный оптимизм берет вверх и звучит знакомый мотив: «Однако сегодня можно вполне уверенно говорить о его (переговорном процессе – А.С.) скором завершении с выгодой для обеих сторон». Автор ссылается на слова министра энергетики В. Семашко: «для окончательного решения всех вопросов в Москву направлена делегация «Белтрансгаза», и на решение всех проблем «уйдет не более одного-двух дней» (Д. Крят. Газ был, есть и будет! Советская Белоруссия, 24.01.04). Стоит добавить, что это «окончательное решение» не принято до сих пор.

Вот таким оказался наш пропагандистский ответ на брошенный из Москвы вызов. Объективно говоря, государственная публицистика в эти дни активно работала против самих властей. Даже ярые сторонники А. Лукашенко были вынуждены прийти к выводу, что их просто дурачат. Понял это и сам глава государства, заявивший 29 января, что газовой теме российские СМИ придают чрезмерное внимание. Мол, проблема незначительная. Возможно, он прав. Но если она такая незначительная, то почему с ней бьются с сентября 2003 года и до сих пор не решили? Вопросы, вопросы…А в продуманной информационной войне их быть не должно. Следовательно, не думали. Или думать некому.

То, что у белорусских властей стратеги в дефиците, было легко понять, если сравнить государственные газеты с вечерними телевизионными новостями. Электронные государственные СМИ «ковали» свой путь к победе в информационной войне. Так, к примеру, в тот же день, когда орган администрации президента РБ «информировал» граждан в стиле «Все нормально!», ОНТ (26 января) показало репортаж с предприятия «Керамин», для которого новые цены на энергетику будут иметь «тяжелые последствия». Репортаж был пересыпан ссылками на белорусский народ, который «не поймет», за что его наказывает «братский» русский народ. На следующий день в «Особом мнении» к «братству» вернулись в формате отмечания 60-летия прорыва ленинградской блокады. В общем, негоже «братьям» торговаться, когда за плечами такая война. В последующем, ОНТ стало исподволь готовить страну к принятию новых цен на природный газ.

Но БТ пошло совершенно иным путем, процитировав 26 января только ту часть выступления российского президента, в котором он говорит, что поручает правительству РФ решить вопрос о поставке газа в РБ по «потребностям жителей и предприятий». БТ не рискнуло дать полную цитату В. Путина, который заявил на заседании российского правительства: «Если нужно, то рассмотрите с нашими белорусскими коллегами и решите вопрос о предоставлении кредита Белоруссии в том объеме, в каком она нуждается, чтобы у бытовых потребителей и предприятий проблем не возникало». То есть речь шла о рыночных ценах за газ, которые «Процветающая Беларусь» не может себе позволить.

Можно сделать вывод, что белорусское руководство, а следом за ним и белорусскую государственную агитационно-пропагандистскую машину заклинило. Они не только не смогли выработать единый план информационного противодействия, но и не решили свою основную проблему, которая неплохо была освещена на страницах все того же официоза: «…президенты двух стран относительно недавно заявляли, что сотрудничество в газовой сфере должно строиться на рыночных принципах…Признание российской стороной необходимости рыночной оценки «Белтрансгаза» имеет смысл внести в число основных итогов переговоров… Беларусь справедливо настаивает на необходимости выполнения прежних договоренностей, которые предусматривают продажу «газпромовского» газа по цене пятого ценового пояса России» (Д. Крят. Истина без процентов. Советская Белоруссия, 20.01.04, с.2).

Обратите внимание: рыночные принципы сотрудничества в газовой сфере (включая и транзитные тарифы) и рыночная оценка «Белтрансгаза», что выгодно Беларуси, по мнению белорусской стороны, не должны быть распространены на цены за тот же газ. Газ, по мнению Минска, должен продаваться не по-рыночному. В Минске упорно не задают себе вопрос: выгодна ли эта «схема» России? Но тогда почему белорусские проблемы должны волновать Москву?

Белорусские власти сами загнали себя в тупик, чем открыли ворота для использования против себя всей гаммы специфических средств и методов, которые, по идее, должны завершиться отстранением недоговороспособного руководства страны от власти. В свое время именно на этом – невозможности договориться и/или выполнить договоренное – и «погорел» Э. Шеварднадзе. Недоговороспособное руководство – мертвое руководство.

Итак, перед нами не просто затянувшаяся пьеса по утверждению газовых тарифов. Белорусское руководство на газовом «плацдарме» столкнулось с первой частью продуманного плана по изменению белорусского политического ландшафта. Цели первой части плана понятны – отрезать РБ от «дойной коровы», заставить за все рассчитываться, вогнать страну в рыночное русло.

Есть и вторая, политическая, часть того же плана, но принятие ее к исполнению зависит от завершения первой части. Возможно, что вторая часть и не потребуется. Очевидно главное – план проводится «железной» рукой Кремля.

Минск догадывается об этом. Не зря в воскресенье 18 января по БТ был сделан мгновенный пропагандистский залп против российского президента. Это была первая в этом году пристрелка по цели. В России открывается предвыборная кампания, и белорусский президент не считает возможным остаться в стороне. Страна стоит на грани полномасштабной антироссийской и антипутинской кампании.

Но тут надо сказать откровенно – белорусский президент слабо вооружен. А. Лукашенко понимает, что не в силах противостоять России экономически. Конфискат транзита выручит тактически, но в итоге может погубить стратегически. Ему остается воевать только на информационном поле, но его информационные тылы расстроены и небоеспособны. Кроме того, исчезла «пятая» пролукашенковская колонна в Москве.

Президентский пропагандистский «штаб» не владеет технологиями информационной войны, не способен к пропагандистским «ловушкам» и «капканам», информационным блокадам и нападениям. Он не способен квалифицированно отбиться от нападающих, так как от бессилия сразу переходит на оскорбления и обвинения. Это не войско, а толпа медийных ландскнехтов.

Никогда не будет ни прочной, ни долговечной та власть,
которая опирается на наемное войско.

Н. Макиавелли

 

Метки