Кризисная профилактика

Экономические последствия нынешнего мирового кризиса просматриваются с трудом, но на поверхности уже лежит одна простая истина. Финансовый кризис – это еще и повод пересмотреть сложившиеся правила игры между государством и рынком.

В США и Евросоюзе крупнейшие инвестиционные банки полностью или частично переходят под контроль государства, крупные суммы изымаются из оборота и концентрируются в стабилизационных фондах на черный день. В России с вице-премьерского уровня звучат совсем откровенные заявления о том, что государство намерено извлекать прибыль из финансовой поддержки компаний и банковского сектора.

Если бы в Беларуси были инвестиционные банки, то наше государство наверняка бы спасло их от банкротства. Однако, особенности белорусской политэкономической системы ограничивают то пространство для маневра, которое обнажилось вместе с приходом мирового финансового кризиса на наши телеэкраны. В ожидании решения комиссии МВФ о предоставлении 2-миллиардного кредита, руководство страны использует кризис для решения застарелых кадровых вопросов.

И снова мобилизация

Как сообщило на прошлой неделе информагенство Белта, президент Беларуси поручил генеральному прокурору возбудить уголовное дело в отношении заместителя генерального прокурора по обвинению в коррупции. Генпрокурор Г. Василевич незамедлительно выполнил поручение. Теперь, надо полагать, белорусская прокуратура может вздохнуть свободно и с новыми силами продолжить борьбу с коррупцией.

Кроме заместителя генпрокурора под суд рискуют попасть прокурор Минской области и ряд судей, замешанных в том числе и в политических процессах. Основная претензия к чиновникам — незаконное приобретение недвижимости в Минске и пригороде. Похожий скандал случился в Министерстве внутренних дел. Президент поручил уволить первого замминистра и несколько других чиновников, которые также оказались замешаны в махинациях с жилплощадью.

Версии

Среди оперативных версий произошедшего:

а) Клановая. Президент таким образом продолжает чистку рядов от кадров своей старой команды и готовит плацдарм для политиков нового поколения (Радыё Свабода)
б) «Климатическая». Это наш теплый знак Евросоюзу в ответ на приостановку санкций против некоторых чиновников, а также демонстрация прозрачности намерений по либерализации законодательства и экономики (Белорусские Новости)
в) Профилактическая. Версия принадлежить бывшему сенатору Н. Чергинцу, и ее стоит привести дословно: «это и профилактическая мера для определенной группы людей» (Белорусские Новости). Тут важно каждое слово, особенно откровенный предлог «для» вместо логичного в таком контексте «против», что было бы осторожнее.

1. Клановая версия наиболее правдоподобна, особенно в свете отставок ряда белорусских чиновников с важных постов (Коноплев, Невыглас, Шейман и др.) Однако, понятное отсутствие публичных заявлений фигурантов «клановых разборок» превращает разработку этой версии в захватывающую конспирологию. Усилил ли это скандал позиции молодежной прозападной группы в белорусской власти? Как скажутся последствия этой кадровой чистки на подковерной борьбе силовиков? Чем ответит министр МВД, на котором все еще висит расследование июльского взрыва в Минске? Начал ли президент предвыборную кампанию и для кого?

Подобные детективные вопросы завораживают читателя, но мало говорят о собственно политических процессах, происходящих в республике. Одна несомненная ценность этой версии — по озвученным причинам отставок чиновников можно судить об изменении правил поведения на черном рынке должностей, из которого, вероятно, вырастает пока еще серый рынок капитала. Последнее – оптимистичная гипотеза.

2. Климатическая версия путается в ворохе противоречивых информационных поводов, которые белорусские власти дали за последние недели. Это, например, обещанная декретом №22 частичная амнистия капитала в белорусских банках (размещение, выдача и перевод средств из-за рубежа до 1000 базовых величин без декларации). Это и подготовленные приватизационные списки белорусских предприятий, и резко участившиеся встречи европейских политиков и бизнесменов с белорусскими коллегами.

Либеральный оптимизм легко остудить собственно этим же коррупционным скандалом: декрет об амнистии капитала оборачивается уголовным делом против самих нечаянных капиталистов. Далее, из 176 подлежащих акционированию в 2008 г. госпредприятий акционировано только два. Правда, недавно Госкомимущество обнадежило всех обещанием приватизировать остальные до конца декабря (неужели декретом?) Наконец, президент недавно сделал странное заявление о  размещении в республике российских ракет, даже если Россия не будет на этом настаивать. Мы якобы готовы купить «Искандеры» чуть ли не с первого кредита.

Более того, худшей рекламы для начавшегося в Лондоне Белорусского инвестиционного форума нельзя было придумать. Напомню, что генпрокурор по поручению президента возбудил уголовное дело против своего заместителя. И как теперь объяснять какому-нибудь иностранцу, что Г. Василевич и Н. Куприянов принадлежат к разным кланам, поэтому вмешательство А. Лукашенко было неминуемо? Глава государства дал понять, что в Беларуси there's no big difference между коррупционером и антикоррупционером. Вернее, что различие видно только ему.

3. Наконец, профилактическая версия Н. Чергинца. Она не менее правдоподобна, чем клановая, и более интересна, потому что указывает направление развития нашей оптимистичной гипотезы.

Как пройти на рынок?

Все версии происходящего опираются на ключевой аргумент, ставший в последние 2-3 года мейнстримом независимой политической аналитики. Предполагается, что белорусский правящий класс и близкий к нему государственный бизнес (энергетика и всевозможные торговые компании) ждут большие неприятности, когда существенно сократятся российские дотации. Это уже происходит с ростом цен на энергоносители, а полный коллапс маячит после 2010, когда планируется ввод в эксплуатацию  газопровода «Северный поток» и нефтепровода «БТС-2».

Из этого делается вывод о том, что белорусский государственный бизнес будет вынужден менять правила игры и обращаться к другим (желательно рыночным и цивилизованным) способам зарабатывания денег. Признаки этого мы видели в начале года в заявлениях о грядущей приватизации, потому что время пришло и страна наконец готова к этому шагу. Видим их и сейчас. Как убеждает нас президент, кризис — это самое подходящее время либерализировать экономику.

Одним из самых ожидаемых событий этой либерализации должен стать выход чиновников из кабинетной тени на просторы рынка. Об этом еще в 2006 г. говорила БСДП(Г), когда делала ставку на «номенклатурную революцию». Предполагалось, что у белорусских чиновников есть накопленные сбережения и желание их потратить без риска для биографии. Сегодня ситуация мало изменилась. Как показал коррупционный скандал, средства действительно есть. И риски тоже.

На том самом совещании президент отметил, что должностных преступлений в республике становится меньше (хороший знак), но суммы откатов растут (предмет беспокойства). При этом, из апрельского послания парламенту и народу мы помним, что иностранные инвестиции в белорусскую экономику наталкиваются на волнорезы кабинетной бюрократии. Почему-то чиновники не торопятся рассматривать заявления инвесторов. Похожая ситуация и с акционированием списка-176. Бизнес в стране как будто есть, а либерализация не идет, и все тут.

Взяв на вооружение ключевой аргумент о вероятном конце дотационной транзитной модели белорусской экономики и подкрепив ее идеей о номенклатуре как единственном из оставшихся моторов экономических перемен, получаем довольно банальную рабочую гипотезу. Главной проблемой либерализации белорусской экономики является бюрократическая инерция. Не потому, что чиновники ленивы или коррумпированы.

Наоборот. Обменный курс номенклатурного капитал на реальные деньги в Беларуси слишком высок, чтобы пресловутая либерализация началась в республиканских масштабах. Из стенограммы президентского выступления мы узнали, что в стране с чиновничьим бизнесом все в порядке. Имеется и покровительство фирм, и лоббирование получения ими лицензий, квот, разрешений. Есть и операции с недвижимостью. Коттедж на Цнянке – это, конечно, не вилла на Мальорке, но зато прояснилась цена прокурорского поста. По визуальным оценкам главы государства она составляет около USD2.5 млн. С точки зрения среднебелорусской зарплаты это очень хорошо. А с точки зрения президента, это непозволительно много и в нынешних условиях с таким капиталом делать нечего. Поэтому прокурор теперь уже рискует обменять коттедж на свободу.

Профилактический смысл этого скандала заключается в том, что президент попытался сбить курс обмена должностного капитала на реальный. Верхний порог известен – USD2.5 млн. В качестве робкого намека на нижний порог может служить лимит из декрета № 22 в 1000 базовых величин (примерно USD16355). К сожалению, при таких ставках мы  вряд ли будем акционировать больше одного предприятия в год. Но все равно пожелаем президенту удачи.

Обсудить публикацию

 

Другие публикации автора

Метки