Последствия кавказской войны IV

Вслед за Цхинвали – Севастополь?

В сложившейся ситуации со всей остротой встал вопрос, останется ли вторжение России в Грузию с последовавшей оккупацией последней единичным случаем, или это лишь первый этап реализации новой программы Москвы в области национальной безопасности и внешней политики. Имеются серьезные подозрения, что в число этих новых приоритетов входит возвращение потерянного в ходе распада Советского Союза, Как известно, названного Владимиром Путиным «крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века».

По мнению известного американского аналитика Леона Арона, для достижения этой цели Кремль будет стремиться подмять под себя внутреннюю политику бывших советских республик и контролировать их экономическую и внешнеполитическую ориентацию. «Исключено должно быть все, что не соответствует интересам России, как их понимает нынешнее руководство Кремля – идет ли речь о демократизации, экспорте нефти и газа в обход России и в особенности членстве в западных организациях, таких как Европейский Союз и НАТО. И если для этого Москве придется частично или даже полностью пожертвовать достижениями постсоветского сближения с Западом, в том числе членством в «большой восьмерке», вступлением во Всемирную торговую организацию и связями с ЕС – ничего страшного».

В таком случае неизбежно переформатирование всего постсоветского пространства, и, в первую очередь, отношений между Украиной и Россией. Как на протяжении всего российско-грузинского конфликта, так и после него тон Москвы в разговорах с Киевом – одновременно раздраженный и наставительный – служит отличной иллюстрацией того, что соседняя страна в представлении Кремля не слишком отличается от Краснодарского края. Можно вспомнить, что на апрельском саммите НАТО в Бухаресте Путин заявил Бушу, будто «Украина – это даже не государство», что значительная часть ее территории «подарена» Россией, и что она может «прекратить существование», если осмелится вступить в альянс.

В итоге угрозы для национальной безопасности наших южных соседей, до последнего времени считавшиеся чисто гипотетическими, выглядят теперь значительно более реальными. Вооруженный конфликт с Россией стал восприниматься в Киеве как вполне возможный, а то и вероятный. Она воевала на чужих территориях, этот факт стал очевидным для каждого украинца, и шок от возникшей опасности серьезно повлиял на украинский истеблишмент. Согласно социологическим опросам, тема возможного переноса югоосетинского сценария на украинскую почву сегодня является одной из самых обсуждаемых в украинском обществе, а вопрос «станут ли русские воевать назад Крым» волнует рядовых граждан больше, чем отношения Юлии Тимошенко с Виктором Ющенко.

Не случайно внешнеполитическое ведомство Украины выступило с чрезвычайно жестким заявлением, в котором было сказано, что «фактическая аннексия части грузинской территории посредством создания и поддержки марионеточных режимов свидетельствует о реанимации в РФ доктрины «права силы» при решении международных проблем».

О возможности развития событий в таком ключе говорили и зарубежные политики. Так, комиссар по расширению Евросоюза Олли Рен заявил, что «Украина может стать следующей целью политического давления России». Французский министр иностранных дел Бернар Кушнер тоже выразил опасения, что у России вслед за Южной Осетией и Абхазией могут оказаться «другие цели», в том числе «Крым, Украина и Молдова».

К сожалению, основания для беспокойства действительно имеются. В подавляющем большинстве последних российских заявлений на тему отношений с Украиной неизменно звучали призывы оказать на нее давление. Например, в журнале «Военно-промышленный курьер» от Москвы потребовали активно и в больших масштабах защищать интересы русскоязычного населения Украины: увеличить субсидии на поддержку русскоязычных организаций, отстаивающих там цели и интересы РФ; повысить для Киева цены на энергоресурсы до общемировых; на дипломатическом уровне начать диалог о новом статусе Севастополя, «который в силу исторических и юридических причин должен находиться под протекторатом России». Завершается же статья откровенным заявлением: «Восточная Украина и Крым – это исконно русские земли».

Еще более радикальное мнение высказал в интервью The Los Angeles Times небезызвестный лидер российского Евразийского движения Александр Дугин. По его словам,  Россия поддержит восстание в восточных регионах Украины и в Крыму в случае вступления страны в НАТО и, возможно, введет в эти районы войска.

Может, конечно, последовать возражение, что эта точка зрения свойственна лишь неким одиозным кругам. Но вот что пишет Сергей Жильцов, руководитель Центра СНГ Дипломатической академии МИД РФ, то есть представитель уже официальной структуры: «Движение Украины в сторону Запада должно подталкивать Россию к пересмотру своей внешней политики. Говорить о добрососедских, а тем более стратегических отношениях нельзя в условиях, когда соседнее государство проводит политику, идущую вразрез с интересами «стратегического партнера». Вероятно, России не следует ограничиваться лишь политическими заявлениями. Позиция Украины может стать причиной для сворачивания военно-технического и экономического сотрудничества, а в перспективе и для введения санкций».

Не вызывает сомнений, что неприязнь к Украине является следствием российского чувства национального унижения от суверенности бывшего сателлита, его способности  к осуществлению собственной внешней политики, независимой или даже идущей вразрез с политикой Москвы. Идеологи «Великой России» психологически не хотят признать право суверенной страны проводить собственную политику и самостоятельно определять ее приоритеты, не согласовывая их с Кремлем. Вдобавок, как показывают опросы, российское общественное мнение не примирилось с утратой Крыма и Севастополя и продолжает страдать от фантомных болей.

Соответственно, причиной, по которой Россия упорно возражает против вступления Украины в НАТО, является вовсе не национальная безопасность, а понимание того непреложного факта, что в этом случае она навсегда потеряет возможность снова превратить Украину с ее значительными экономическими и технологическими ресурсами в своего вассала и тем более вернуть ее в свой состав.

Элементарный здравый смысл подсказывает, что самой России невыгоден спровоцированный ею раскол Украины: в таком случае она получит еще более конфронтационное окружение и окончательно утратит шансы на роль полноценного геополитического партнера Запада. Беда в том, что когда речь идет о восстановлении империи, российская элита, как, впрочем, и массовое сознание, теряют способность рассуждать в рамках нормальной логики.

Правда, до сих пор практическая реализация имперских соблазнов применительно к Украине воплощалась лишь в откровенных попытках любой ценой посадить на президентство Виктора Януковича и в отказе Кремля осуждать известные высказывания Юрия Лужкова по Севастополю. Но, судя по всему, «маленькая победоносная война» в Грузии вкупе с шальными нефтедолларами растравили эти инстинкты, и Москва начинает переходить к более решительным действиям.

1 сентября первый вице-премьер Игорь Шувалов дал поручение защитить российскую экономику от товаров, поставляемых из вступившей в ВТО Украины. По данным «Коммерсанта», режим свободной торговли с последней может быть отменен или сильно ужесточен, а открытия рынка РФ для украинского сахара с 1 января 2009 года не произойдет в любом случае. Появилась также информация, что с появлением нефтепровода «Балтийская трубопроводная система-2» российская нефть может пойти в обход не только Беларуси, но и Украины.

Но основным средством давления на Киев является, естественно, Крым, где у Москвы имеется там достаточно людей, готовых подогреть гражданский конфликт для дестабилизации обстановки. Имеются и сценарии вооруженных провокаций, в том числе с участием Черноморского флота.

Для начала же используется схема, с успехом апробированная в Южной Осетии и Абхазии: массовая выдача российских паспортов жителям полуострова. Кстати, недавно Россия максимально упростила эту процедуру: теперь желающие получить российский паспорт не должны жить на ее территории на протяжении 5 лет, подтверждать источник своего дохода и доказывать владение русским языком. Этим правом могут воспользоваться бывшие граждане СССР, родившиеся на территории России, а таких в Украине проживает более 8 миллионов человек.

Если еще полгода назад данное решение можно было бы рассматривать как внутреннюю политику России, то после событий в Осетии оно очень напоминает подготовку очередной агрессивной акции. К тому же сообщалось, что украинский МИД несколько раз под угрозой объявления персонами нон грата выдворял с территории страны консульскую группу российского МИДа, которая в Крыму выдавала украинским гражданам российские паспорта.

Поскольку ни ООН, ни ОБСЕ гарантировать независимость Украины не в состоянии, то постоянно выражаемое намерение Киева обеспечить ее путем присоединения к основным евроатлантическим структурам – ЕС и НАТО – является вполне оправданным.

В начале сентября в Париже состоялся саммит Украина-ЕС. Вопреки мрачным прогнозам, его итоги оказались для Киева очень хорошими: Евросоюз впервые официально признал европейские стремления Украины, а также выразил готовность начать диалог о безвизовом режиме еще до конца текущего года.

Возросла также вероятность предоставления Украине западных гарантий безопасности, хотя бывший госсекретарь США Генри Киссинджер и рекомендовал отложить ее принятие в НАТО, «чтобы не мешать развитию демократии в России». Честно говоря, наивность таких опытных политиков временами просто поражает. Можно подумать, что причиной внутреннего закручивания гаек Кремлем послужило стремление Киева в альянс. Да и политика умиротворения, как свидетельствует история, никогда не приносила плодов.

Тем не менее, как полагают эксперты, если в декабре Украину и не подключат к Плану действий по достижению членства в НАТО, то не исключено предоставление ей Вашингтоном статуса ключевого вненатовского партнера. Как вариант, может быть создана некая коалиция из нескольких восточноевропейских стран, своего рода «НАТО-бис», с американским участием.

Громкий международный резонанс вынудил российское руководство формально несколько отыграть назад. В интервью немецкому телевидению Путин высказался в том плане, что Крым «не является никакой спорной территорией», поскольку там «не было никакого этнического конфликта», да и Россия, дескать, «давно признала границы сегодняшней Украины». При этом, правда, премьер не удержался от замечания, что на полуострове «происходят сложные процессы» между крымскими татарами, украинцами и русскими, хотя и назвал это внутриполитической проблемой самой Украины.

(Характерно, что пророссийские активисты в Крыму посчитали эти слова предательством национальных интересов и повторением «подвига» Ельцина, а лидер одной из местных организаций  даже назвал Путина «российским Кучмой, игнорирующим этноцид русского населения в Крыму». Сей «этноцид», надо признать, на самом деле просто зверский: по данным министерства образования Крыма, более 90% школьников полуострова получают образование на русском языке. Там действует 555 школ с преподаванием на русском, шесть школ с украинским и 15 – с крымско-татарским языком.)

Более того, вопреки призывам многочисленных «патриотов», включая собственную Госдуму, Кремль даже пошел на продление еще на десять лет Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве. Однако имперские помыслы никуда не делись. По мнению Кирилла Фролова, руководителя отдела Украины Института стран СНГ, «Россия продлила Большой договор, потому что… части российских элит удалось надавить на власть под лозунгом того, что мы уже слишком сильно рискнули в Южной Осетии и Абхазии, дескать, пора притормозить и остановить реализацию своих национальных интересов. Но, на мой взгляд, если уж у нас возникли осложнения в отношениях с Западом, то перед тем, как начать с ним договариваться, необходимо… пока не поздно, провести красную линию, свидетельствующую о том, что Украина и Белоруссия – это зоны жизненно важных интересов России. И в этой зоне нет места никаким другим национальным интересам, кроме российских».

В свете подобных воззрений крайне актуальными выглядят рекомендации американского аналитического центра Stratfor, согласно которым предотвращение восстановления российской власти над пространством бывшего СССР должно иметь для Запада приоритет над всеми остальными соображениями. Хотелось бы надеяться, что в Брюсселе и Вашингтоне прислушаются к этим выводам. И не только в отношении Украины.

Обсудить публикацию

 

Другие публикации автора

Метки