Томагавк № 3

«Кадры, как стая ворон; спугнул – они сели на другое место».

Анастас Микоян

В красном здании по адресу: ул. К. Маркса, 38, много кабинетов, коридоров и лифтов. Народ в хороших костюмах снует с этажа на этаж. Охрана, само собой...

Структура Администрации президента построена по строжайшей иерархии. Номер этажа можно смело связывать с петровским Табелем о рангах. Исключительно престижен, к примеру, четвертый этаж. Но есть особый – пятый. Это даже не этаж, а отдельный мир. В средневековом замке функции пятого этажа выполняла бы главная башня. Именно здесь расположены апартаменты главы белорусского государства.

Президентские комнаты отстроены недавно, окошками во внутренний дворик – это первый в белорусской столице пентхауз. В помещении явно не хватает естественного света – даже днем включена тщательно подобранная подсветка. Прекрасный паркет – наверное, лучший по качеству в республике. В воздухе ощущается так и не выветривавшийся запах лака. Книжные шкафы с тщательно подобранными по цвету и «росту» книгами. Пользуется ли ими хозяин кабинета?

Много теряет кабинет богатого человека без скрещенного на стенном ковре оружия. Настоящий президентский «арсенал» – это не выставка коллекционных псевдо-мечей и псевдо-сабель. Его оружие хранит на себе отпечатки реальных боев, истории бескомпромиссных битв – ручки облупились, сталь в царапинах, а некоторые «изделия» вообще пора снять с вооружения. Скаредный хозяин ничего не выбрасывает. Заменить нечем. Ведь это пиар-оружейная. Пополнить ее крайне сложно, а если в стране скрытая безработица до 30% и каждое второе предприятие за чертой банкротства, то, сколько ни устраивай телевизионные «избиения министров», электорат позлорадствует от силы с полчаса и незамедлительно вернется к проблеме хлеба насущного. Ему давно не до А. Лукашенко.

Если у В. Путина в списке трофеев под № 1 отмечено «Саммит 8-ки, визит в Вашингтон, Лондон, Париж, юбилеи в формате Санкт-Петербурга», то у А. Лукашенко соответствующая графа вмещает только одно слово: «Москва». Зато у белорусского президента в «виртуальном арсенале» имеется оружие № 2 – «массовая посадка на скамью подсудимых». Далее, на «гвоздиках» висят «Дожинки», «Славянские базары», селекторные, вертолеты – самолеты, бабушки с цветочками, зэки в кепках – «наши люди» и т.д. Но под номером три хранится особое оружие – «Отставка премьера». Это заслуженный томагавк. Президент часто поглаживает его по потемневшей ручке, трогает острие. Вот на металле глубокая зазубрина – М. Чигиря. Легкая царапина – Линг. Поглубже и какая-то затаенная – «ермошинская». Не раз за последние два года А. Лукашенко испытывал соблазн схватиться за третий номер, но в последний момент откладывал. Дело в том, что «премьерский» томагавк имеет свойство бумеранга.

Отставка главы кабинета, что в принципе должно автоматически привести к отставке и всей министерской команды (в Беларуси такая традиция не прижилась по причине того, что у премьера нет своей команды), позволяет, с одной стороны, списать на правительство все грехи, неудачи, провалы и т.д. Фактически, это законодательно утвержденная возможность для главы государства спокойно свалить с «больной головы на здоровую». И приступить к формированию в очередной раз «новой» экономической стратегии.

Но с другой стороны, отставка кабинета – это серьезный удар по имиджу страны, растущее брожение в элите, усиление критики в адрес самого А. Лукашенко. Искусство применения столь серьезной политической акции заключается в правильном выборе момента и повода. Если расчет верен, то плюсы перевесят. Если нет, то ошибка в итоге может оказаться роковой для рейтинга власти.

И вот дождались. 10 июля в стране произошел кадровый переворот. Публика получила возможность наблюдать образцовую телевизионную экзекуцию. Пикантность ситуации усиливалась тем, что большая часть участников данного совещания откровенно скучала. Нет сомнений, что все уже было известно заранее. Более того, вполне возможно, что за кулисами были обговорены все «зигзаги» чиновничьих карьер. Белорусскому народу показали отрепетированный спектакль. Между прочим, это уже стало традицией. Наверное, белорусские власти действительно активно берут на вооружение китайский опыт. В Поднебесной, во времена «председателя Мао», кадры хроники корректировали лучшие режиссеры игрового кино.

Для оценки решения власти такого масштаба необходимо проанализировать десятки факторов, что невероятно скучно для неспециалистов, но зато позволяет ответить на главный вопрос: c какой целью часть белорусского кабинета была отправлена в отставку? Где суперцель, ради которой президент воспользовался своим оружием № 3? Так ли весом повод для отставок? Почему именно сейчас пришло время для отставки Г. Новицкого и остальных?

Обратимся за разъяснениями к белорусским политологам. Вот мнение одного из них: «Это спланированная акция, сценарий которой используется Александром Лукашенко уже не в первый раз... Теперь же пиар получился более массированным и растянулся на целых три дня: в первый день о фальсификации представленных правительством показателей заявил президент, на второй о поиске виновных много говорили официальные СМИ, на третий день произошел логический финал – совершено «жертвоприношение» премьер-министра. Это явно говорит о том, что мы накануне крупной политической кампании». Сразу возникает вопрос: какой кампании? И зачем президенту это было надо именно сейчас? Ответа нет. А жаль, так как мы и так про нашего президента не мало знаем такого-всякого, но хотелось все-таки получить ответы на свои вопросы… Кроме того, нельзя сказать, что пиар был уж очень «массированный». Больно повод слабоват.

Здесь необходимо сделать отступление. Снять за три недели перед уборочной верхушку сельскохозяйственной «вертикали» из-за долгов перед сдатчиками молока и мяса – уму непостижимо! Уже в августе будет необходимо вывести в поле тысячи комбайнов и иной техники, десятки тысяч людей, которые, большей частью, молока не сдают, а, как заметила одна из сельчанок в репортаже БТ: «Мы в поле пашем». Денег для рабочих совхозов и колхозников не нашлось. На селе сразу возник вопрос: «Кто президенту ближе?» Стоило ли из-за необходимости снятия главы правительства касаться столь пока еще не кричащей, но уже начинающей волновать сельскую проблему? Конечно, нет. Эта проблема, как ни цинично это звучит в отношении людей, сдающих молоко и мясо и месяцами не получающих за свой труд денег, еще не созрела до обвальной пиар-кампании.

Следовательно, президент взял ту проблему, что была просто «под рукой» и решить которую было финансово не сложно. Ведь не стал он ставить в вину премьеру низкое пенсионное обеспечение, которое превратило наших стариков в официальных нищих. Так же можно было бы проехаться катком по жилкоммунхозу и под улюлюканье миллионов белорусов устроить публичное «поедание» господина Милькоты. Такого масштаба проблемы взволновали бы всех. Но к ним глава государства и близко не подходит, так как решить их он не в силах. Вот он как, возможно, рачительный хозяин и взялся за освобождение премьера от его должности, затратив минимум средств.

Так, что-то начинает проясняться. Делаем вывод: цель президента совершенно не была связана с радением за карманы владельцев дойных буренок и шаловливых телят-поросят. Цель была в самом кресле премьера. Но зачем именно сейчас? Во имя чего?

Ввиду того, что наши коллеги, аналитики, только намекнули о «крупной политической кампании», придется обратиться к лидерам политических партий.

Вот один из них, искренне уважаемый автором этих строк, заявил в разгар «министерского съема», что «связывает отставку премьера исключительно с подготовкой властей к референдуму о количествах президентских сроков, который может состояться уже осенью этого года. Переложив всю ответственность на Новицкого, Лукашенко, рейтинг которого неуклонно падает, рассчитывает вернуть утраченные симпатии народа». Как говорится, приехали.

Господа, никогда нельзя считать политического оппонента глупее себя. Во-первых, разве референдум уже объявлен? Раньше октября его и невозможно объявить. А к октябрю, после неминуемого белорусско-российского саммита, после «Дожинок» и массы иных социально-экономических развлечений и удивлений, даже мы, профессиональные «шахтеры» политической аналитики, уже забудем о горьких июльских днях Геннадия Новицкого. Во-вторых, чтобы поднять рейтинг, нужен глобальный повод. А Александр Григорьевич, взяв в руки томагавк № 3, использовал его в качестве пушки, стреляющей по воробьям. На сдаче молока рейтинг не поднимешь более чем на пару недель. А до осени еще дожить надо.

Жаль, но уважаемые партийные лидеры также не внесли ясность. Только запутали. Конечно, хорошо, что они выучили некоторые политические термины, но ведь реальная жизнь течет между этими терминами, как вода сквозь сито. Так что, будем искать сами.

Между прочим, а кого вывели за славные совминовские стены?

Геннадий Новицкий. Хороший специалист, вышколенный чиновник. Президент прав, когда говорит, что господин Новицкий обладает мягким, хотя вернее было бы сказать – чутким характером. Доступный и исключительно вежливый, что, в общем, редкость не только для верхушки нашего государства, которая вне телекамер и микрофонов позволяет себе иногда «загнуть» нечто такое, что вздыбливается минская кольцевая автодорога, но и для профессиональной среды, откуда наш экс-премьер и произошел. Все мы прекрасно знаем, что по старой советской традиции, наш строительный комплекс управляется всего тремя-четырьмя словечками. А Геннадий Новицкий – советский строитель до арматуры мозга.

Но у него есть и недостатки. Главный из них – он честный человек. Может в его досье и есть несколько скомпилированных страниц из его строительного прошлого, но, скорее всего, это «сочинения на тему». Для власти, привыкшей к работе с людьми, замаранными с ног до головы, это непривычно и неудобно. То, что его обвинили в сокрытии статистики, цифровом «обмане», это даже не обвинение, так как нормальной статистики в Беларуси отроду не водилось. Так что надо сказать спасибо господину Тозику. Если бы президент дал ему указание, он бы мог обвинить премьера в продаже белорусского подводного ядерного флота Уганде. И никого бы не удивило само наличие такого флота, так как это секретная информация.

К Новицкому хорошо относились его славянские коллеги. Это было заметно на примере визита в Минск украинского премьера, но особенно обращало на себя внимание искреннее расположение к нему господина Касьянова. Российский премьер действительно с удовольствием встречался с главой белорусского правительства. Вряд ли они успели стать друзьями. Касьянов, при всем своем внешнем располагающем облике, олицетворяет традицию российских министров XIX века – холодных и расчетливых аристократов. Сойтись с такого рода людьми практически невозможно, но его явно привлекали именно те черты белорусского характера, которые и проявились в Геннадии Новицком – деликатность, откровенность, определенная душевность... Естественно, Александр Григорьевич видел эти моменты в статусе своего премьера в Москве. Ревность в президентском характере занимает особое место.

Но у Новицкого имеется все-таки серьезный изъян – он не то, что плохой, он неудачливый переговорщик. Внимание, вот здесь мы уже, наверное, на верном пути…

Но тогда попутно возникает вопрос о судьбе заместителя премьера Александра Попкова. Господин Попков принадлежит к прослойке высшей чиновной «элиты» белорусского государства по праву своей родословной. Он настоящий лукашенковский наследственный «дворянин», так как мало того, что из Могилевской губернии, мало того, что сельский аппаратчик, но в его послужном списке значится замещение должности председателя Шкловского райисполкома (!) в годы «потрясающих» успехов молодого директора совхоза «Городец». Теперь понятно, почему Александр Григорьевич, после стольких лет использования против бывших членов своей команды практики третирования и преследований, вдруг минут десять говорил о необходимости трудоустроить «этих людей». Говорил, между прочим, на примере А. Попкова.

Здесь также необходимо небольшое отступление. Белорусская номенклатура, помимо своего традиционного раскола по кланам, славится своей корпоративностью. Автор этих строк не раз поражался памяти представителей белорусского госаппарата. Они умудряются держать в своей голове извилистые карьеры десятков, если не сотен, своих коллег. Естественно, проявившееся у президента отношение к бывшим соратникам – забытого властью Г. Таразевича, закончившего свою жизнь самоубийством А. Лукашова, долгое время безработных В. Ермошина, А. Сосновского, А. Бутевича, П. Козлова, И. Ляха, то есть лиц, которые не подались в оппозицию, превратило их в изгоев. Тенденция к «выбрасыванию» людей из жизни республики, фактическому их «затаптыванию», белорусскую номенклатуру крайне беспокоит и озлобляет. Никто из них не испытывает каких-либо иллюзий насчет своего будущего, и поэтому вдруг проснувшаяся забота главы государства о судьбе увольняемых чиновников «на примере Попкова» попутно оказалась неплохим пиаром для белорусской номенклатуры. Хороший ход.

Но все-таки что заставило А. Лукашенко пойти на такой неординарный шаг? Ведь референдум не скоро, премьер худо-бедно со своими обязанностями справлялся, в политику не лез, «завтра» уборка, повод для снятия председателя правительства «нерейтинговый» и экономически слабый. Кто нам все это объяснит?

Объяснит тот, кто пришел. На место премьера с урезанными полномочиями исполняющего обязанности был посажен господин Сидорский. Человек из Гомеля, Сергей Сидорский не склонен себя афишировать. Немногословен. Прекрасная аналитическая голова. Он сторонится, но небезразличен к политике. Имеет огромные бизнес-связи. Прекрасный специалист, который может и умеет вполне элегантно «продавить» свое мнение. Отсюда и неплохие способности к переговорному процессу. Стоп! Опять переговоры... Ведь мы говорим о бывшем заместителе премьера по «нефтянке» и газу! А впереди у Беларуси сложнейшие и фактически уже проигранные переговоры с Россией о судьбе СП на базе «Белтрансгаза». И вести их придется именно С. Сидорскому. Ясно, что для такого судьбоносного дела Г. Новицкий не подходил. Именно С. Сидорскому было необходимо поднять статус до уровня премьера. Ведь цена этих надвигающихся «газовых» переговоров – миллиарды долларов и статус вечного транзитного звена между Востоком и Западом, цена газа для населения, тарифы за отопление и энергетику страны, судьба всей державы! А тут кто-то про сдачу молочка твердит... Вот почему достал А. Лукашенко из своего «виртуального арсенала» третий томагавк.

Вспомним ноябрь 2002 года. А. Лукашенко слабоват для того, чтобы извиняться за оскорбления. Расхлебывать «газават» в Москву был отправлен Г. Новицкий. Он принял все условия «Газпрома». Так и сейчас. Белорусский президент поднял планку для переговоров настолько высоко, что «откат» неминуем. Вот господин Сидорский и будет вынужден идти на уступки. Беларусь от этих уступок не откажется, но власть и.о. премьера не помилует. Его будут «жевать» долго, публично и с наслаждением. А. Лукашенко при этом варианте сохранит имидж смелого и откровенного рубаки, говорящего «правду-матку» в лицо Кремлю.

Но есть одна существенная ошибка в рассуждениях белорусского президента. Это связано с тем, что он неплохо разбирается в женщинах, но ничего не понимает в мужчинах. От мужчин он требует беспрекословного подчинения и не более. Сильных мужчин А. Лукашенко просто боится. Он даже в глаза им не смотрит.

Сергей Сидорский не просто сильный мужчина. Он имеет мужское обаяние на грани харизмы. Он высок, и у него классическая славянская физиономия. Кроме того, это умный человек. ОН ИЗБИРАЕМ.

Если Москва это поймет, если она не будет особо давить на Сидорского на предстоящих переговорах. Если Сидорский вернется из Москвы «со щитом», то ситуация на политическом ринге Беларуси может измениться кардинально. Причем для этого С.Сидорскому не надо будет даже как-то себя позиционировать. Само его присутствие во власти будет влиять на расстановку политических сил. Расхлебает ли А. Лукашенко кашу, которую сам и заварил?

Метки