Лукашенко поставил задачи перед Евросоюзом

К проведению агитационной фазы кампании парламентских выборов, которая растянулась на весь сентябрь, белорусская оппозиция подошла с верой в возможность достижения некоторого успеха. Для этого были определенные основания. Прежде всего, как никогда прежде большое число оппозиционных кандидатов прошли сквозь сито регистрации окружными комиссиями (в их составе количество представителей политических партий также было большим, чем в другие годы).

Если вести речь об Объединенных демократических силах (ОДС), то из 98 претендентов регистрационные удостоверения кандидата удалось получить 78 представителям коалиции. «По партийным структурам сложилась следующая ситуация: Объединенная гражданская партия (ОГП) – 20 кандидатов, Партия БНФ – 16, Партия коммунистов Белорусская (ПКБ) – 14, Белорусская социал-демократическая партия Грамада (БСДПГ) – 10, беспартийные – 18 (представители оргкомитетов по созданию Белорусской христианской демократии, Белорусской партии трудящихся и ликвидированной властями Белорусской партии женщин «Надзея»).

Определенный оптимизм вселяли также и действия Центральной избирательной комиссии по рассмотрению 50 жалоб, поступивших от претендентов, и удовлетворение 8 из них, в том числе 4, поданных оппозиционными кандидатами. Председатель этой структуры Лидия Ермошина даже заявила, что с моральной точки зрения ЦИК имел «желание отменить некоторые решения окружных комиссий, однако с правовой точки зрения они верны».

Все это свидетельствовало о том, что белорусские власти были заинтересованы в широком участии оппозиции в избирательной кампании, с тем, чтобы представить данный факт европейским структурам в качестве важного аргумента в пользу признания выборов свободными и справедливыми. Это, в свою очередь, должно было стать первым шагом на пути отмены санкций Евросоюза в отношении некоторых белорусских должностных лиц и послужить началом полномасштабного диалога между ЕС и РБ.

Участию демократических кандидатов в выборах содействовали и утечки информации, организованные белорусскими спецслужбами, о том, что, на сей раз, Лукашенко согласен включить в свой список депутатов Палаты представителей несколько человек из оппозиции. Например, на популярном сайте Белорусский партизан 25 сентября появилась информация  следующего содержания: «Последнее время в Минске среди оппозиционных активистов активно распространяются слухи о том, что в администрации президента согласованы имена 5 оппозиционеров, которые попадут в новый белорусский парламент. Корреспондентам Белорусского партизана настойчиво называют Анатолия Левковича, Алеся Михалевича, Ярослава Романчука, Валерия Фролова и Владимира Нистюка в качестве будущих парламентариев. Конечно же, все это может оказаться только лишь слухами, и в списках Центризбиркома будут фигурировать другие имена. Однако сам факт утечки информации после начала досрочного голосования свидетельствует о том, что власть крайне заинтересована в том, чтобы кандидаты от ОДС дотянули до финиша».

Политический обозреватель польской Газеты Выборчей Вацлав Радзивинович, утверждал, что «конечно, говорить про целиком демократические выборы уже не приходится. Однако Европа будет смотреть на относительную демократичность в сравнении с прошлыми выборами… Если оппозиционных депутатов будет меньше 10 человек, то это просто смешно…Но какая критическая масса – это решать Европе. Я считаю, что говорить про что-то серьезное можно будет только тогда, когда представительство от оппозиции будет на уровне 10-15 человек. Не должно быть меньше».

Подобные чрезмерно оптимистические прогнозы и утечки информации не могли не повлиять на поведение оппозиции, которая в очередной раз переоценила свои возможности и недооценила коварство противника, с которым имеет дело. Несмотря на то, что Политсовет ОДС еще 31 августа совершенно справедливо охарактеризовал характер кампании как недемократический, он перенес рассмотрение вопроса о возможном снятии оппозиционных кандидатов на 21 сентября, то есть на конец кампании, когда многие претенденты, увлеченные азартом борьбы, были не готовы к подобным действиям. Людей сдерживали и материальные соображения: ведь в случае снятия с дистанции пришлось бы возвращать сумму эквивалентную USD800, полученную от государства на кампанию. Поэтому 21 сентября Полтсовет ОДС оставил решение вопроса о снятии или об участии до конца на усмотрение самих демократических претендентов, что, по-моему, было грубейшей политической ошибкой.

Следует отметить, что сильное давление на оппозицию, с тем, чтобы побудить ее к полноценному участию в кампании, оказывалось и со стороны многих европейских и международных организаций. Как отмечает заместитель председателя партии БНФ Виктор Ивашкевич, «особенностью нынешней кампании в сравнении с предыдущими выборами является то, что значительная часть представителей различных фондов и общественных организаций, дипломатических миссий Запада почему-то настоятельно требуют, чтобы представители Объединенных демократических сил шли на выборы до конца. Я думаю, что это связано с тем, что на неком теневом уровне, на уровни МИД Беларуси были даны некие обещания про значительные шаги в сторону демократизации, в случае если будет признана Палата представителей. Исходя из этих обещаний, наверно западные дипломаты так настойчиво и толкают оппозицию на выборы. Причем, не объясняя, о каких договоренностях идет речь. Скажем так, хотят использовать втемную. Я против такого поведения. Но есть люди, для которых мнение международных структур является определяющим».

С надеждой обнаружить зримые приметы демократизации в организации избирательного процесса приехали в нашу страну и миссии наблюдателей Парламентской ассамблеи Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ПАОБСЕ) и БДИЧ ОБСЕ. Как подчеркивает журналист Белорусских новостей А. Зайцев, «события последних дней, с сенсационными, врывающимися в информационное пространство одна за другой, встречами представителей белорусской власти с крупными европейскими чиновниками (например, переговоры в Друскининкае премьер-министров Литвы и Беларуси, встреча в Вискулях глав МИДов Польши и Беларуси – зам. авт.), с телефонными переговорами Лукашенко и Соланы, с кулуарными попытками западных дипломатов заставить оппозицию не снимать своих кандидатов с выборов, с вылезавшим из каждого интервью наблюдателей от ОБСЕ желанием увидеть позитив, так вот – все эти события, словно разбросанные части мозаики, сегодня складываются во вполне определенную картину. Официальный Минск и Запад банально договорились».

Были бы все основания согласиться с этой точкой зрения, если бы не одно обстоятельство: Лукашенко предпринял попытку «кинуть» и Запад во время прошедших выборов. Это нашло свое выражение в целом ряде мер, предпринятых белорусскими властями, которые, несмотря на демократическую риторику Лукашенко, гарантировали ему абсолютный контроль над определением состава Палаты представителей. Оппозиционные кандидаты, как и прежде, оказались в положении «мальчиков для битья». Как известно, ни один представитель демократических сил в парламент так и не попал.

«Белорусские выборы: все как всегда?» – под таким интригующим названием прошли слушания, организованные Хельсинкской комиссией Конгресса США. Директор евразийских программ Национального демократического института Лора Джудит обратила внимание на то, что в отличие от других стран, парламентские выборы в Беларуси не направлены на демократизацию политической системы, но они могут рассматриваться в качестве барометра улучшения отношений Беларуси с Западом. Л. Джудит определила шесть критериев, на основании которых можно будет судить про изменения в избирательной ситуации в Беларуси:

  1. Останутся ли все 78 зарегистрированных кандидата от оппозиции в избирательной гонке до дня выборов?
  2. Смогут ли представители оппозиции в избирательных комиссиях разных уровней осуществлять свои права и обязанности?
  3. Будут ли кандидаты от оппозиции иметь возможность активно проводить свою кампанию?
  4. Будут ли кандидаты от оппозиции иметь доступ к государственным СМИ, кроме официальных пятиминутных выступлений на радио и телевидении?
  5. Получат ли местные и международные наблюдатели доступ к наблюдению за всеми фазами избирательного процесса, включая подсчет голосов?
  6. Будут ли жалобы на нарушения избирательного процесса должным образом рассмотрены, а нарушители наказаны?

 

К сожалению, почти на все эти вопросы можно дать отрицательный ответ, что свидетельствует о том, что белорусские власти вполне сознательно пошли на обман европейской и мировой общественности, ожидавшей положительных сигналов из Минска. Но начнем по порядку.

Не все представители Объединенных демократических сил, зарегистрированные в качестве кандидатов, остались в списках до 28 сентября. Основным мотивом снятия была реальная невозможность проведения кампании из-за давления властей и нежелание, как назвал это кандидат от ОГП А. Добровольский, исполнять роль «фигового листка, прикрывающего срам белорусского режима». Однако согласованной на уровне ОДС, да и на уровне отдельных демократических партий, позиции по этому вопросу не было, что порождало у любого человека со стороны мнение о полном хаосе, царящем в лагере белорусских демократов.

Например, 10 сентября на заседании президиума ОДС было принято решение о том, что «кандидаты от Объединенных демократических сил, вероятнее всего, будут продолжать участие в выборах до конца избирательной кампании. По мнению членов президиума, снятие демократических кандидатов до этапа голосования не позволит организовать полноценное наблюдение за данным этапом кампании и выявить новые факты фальсификаций парламентских выборов при подсчете голосов. В связи с этим кандидатам в депутаты от ОДС будет предложено сконцентрировать все свои усилия на выявление фактов фальсификаций и организации максимально плотного наблюдения в своих избирательных округах. Дополнительные ресурсы в первую очередь будут задействованы в избирательных округах, где баллотируются представители ОДС, имеющие наибольшие шансы выиграть свои кампании. Таких округов будет порядка 25. В них также будут организованы социологические исследования и проведены опросы избирателей на выходе с участков для голосования».

В тот же день председатель Партии БНФ (одного из ключевых субъектов ОДС) Лявон Борщевский на пресс-конференции заявил, что «будущая Палата представителей уже не может быть признана, потому как политическая ситуация в настоящее время в Беларуси не лучше чем в 2004 г., а по некоторым параметрам гораздо хуже. Мы будем требовать новых выборов. Заявление 15 представителей Партии БНФ, в котором они доводят до сведения руководства партии, что, несмотря на решение сойма (от 30.08.08 – зам. авт.), все-таки примут участие в предстоящих выборах, Л. Борщевский назвал фальшивкой, в которой нет ни одной подписи. Л. Борщевский также заявил, что не позднее 23 сентября (начала досрочного голосования – зам. авт.) кандидаты в депутаты от Партии БНФ намерены снять свои кандидатуры с предстоящих парламентских выборов».

Ситуация в партии развивалась следующим образом: 18 сентября Минская городская организация приняла решение о снятии всех своих кандидатов с предвыборной гонки. От БНФ в Минске были намерены баллотироваться 6 человек. Однако трех претендентов, включая В. Вячорку, В. Ивашкевича и Ю. Каретникова, не зарегистрировала окружная комиссия; один кандидат – А. Михалевич был исключен из партии. Это означает, что решение городской организации распространялось только на двух членов партии – А. Янукевича и В. Святскую. На сойме 20 сентября Партия БНФ смягчила свою позицию по этому вопросу, отдав его решение на откуп самим кандидатам на местах.

На пресс-конференции 19 сентября 5 кандидатов в депутаты, представляющие ОГП (С. Богданкевич, В. Полевикова, А. Егорова, Е. Молосаева, А. Добровольский), заявили о том, что прекращают свое участие в кампании в связи с невозможностью напечатать агитационные материалы. Лидер партии А. Лебедько и его заместитель Я. Романчук от борьбы за депутатский мандат не отказались. Это породило разные версии объяснения данного поступка. По мнению белорусского политолога Ю. Чаусова, «это решение не обусловлено непосредственно фактом отказа печатать листовки… Это средство заставить власть хотя бы в некоторых округах изменить запланированный порядок ведения избирательного процесса. Представители партии ОГП снялись, чтобы поставить власть перед ситуацией, когда остается только несколько кандидатов от ОГП, и нужно для них создать другие условия. Я бы сказал, что это – самоотверженный шантаж. Власти ставятся перед фактом, когда остается А. Лебедько и Я. Романчук. Вот Александр Григорьевич и выбирайте, кого вы пропустите в Палату представителей. Таким способом ОГП уменьшает для властей пространство возможной манипуляции доступа в Палату представителей для представителей оппозиции».

Однако А. Добровольский не согласен с такой интерпретацией событий. Он объясняет свой поступок невозможностью нормально работать с избирателями. «Считаю, что снятие кандидатур – это лучше чем сидеть, ничего не делать, ждать пока состоятся выборы, на которых наблюдатели опять будут за 5-8 м. от стола, за которым подсчитывают бюллетени, и видеть филейные части членов комиссии. Но если бы у меня были агитационные материалы, я бы распространял их со своей командой до самого последнего дня».

Позиция А. Добровольского не являлась мнением одиночки. Беда только в том, что решение о снятии демократических кандидатов не было проведено в качестве официального решения ОДС. Кто-то шел до конца, кто-то снялся, кто-то с самого начала агитировал за бойкот  выборов (кстати, коалиция призвала к бойкоту в тех округах, где не было оппозиционных претендентов). Все это не могло не вызвать сумятицы в сознании рядовых избирателей. Однако, несмотря на нажим со стороны Запада и лживые посулы белорусских властей оппозиционерам, к 23 сентября список кандидатов на выборы от ОДС сократился на 12 человек до 66 претендентов.

Теперь рассмотрим вопрос о возможностях оппозиции отстаивать свои интересы в избирательных комиссиях различных уровней. Наблюдатели от ОБСЕ заявили о больших возможностях у политических партий работать в этих структурах, чем на прошлых выборах. Да, но речь ведь идет только о более широком представительстве оппозиции в окружных комиссиях, но и там они находятся в подавляющем меньшинстве. Что же касается участковых комиссий, которые и занимаются организацией голосования и подсчетом голосов, этого сказать нельзя. Хорошо известно, что в состав участковых комиссий было включено только 0,05% представителей ОДС (!).

Во время агитационной кампании демократическая коалиция пыталась добиться решения этой проблемы Центризбиркомом. Так в заявлении руководящего органа ОДС от 31 августа исполнительной власти предлагалось до 8 сентября доукомплектовать состав участковых комиссий представителями демократических сил. В документе в частности отмечалось, что «среди членов избирательных комиссий представителей ОДС меньше 0,05%, в то время как среди зарегистрированных окружными избирательными комиссиями кандидатов в депутаты представителей ОДС более четверти… Кроме того, большинство участковых комиссий сформированы из членов, работающих на одном государственном предприятии (учреждении), а председателями этих комиссий являются как правило руководители этих предприятий (учреждений) или их подразделений (это, кстати, противоречит избирательному кодексу РБ – зам. авт.)… Фактическое отстранение представителей демократических сил от участия в подсчете результатов голосования является свидетельством нежелания действующей исполнительной власти провести прозрачные и справедливые выборы и создает условия для фальсификации волеизъявления избирателей».

Несмотря на аргументированность данных требований и их поддержку со стороны некоторых зарубежных представительств в Республике Беларусь, председатель ЦИК Л. Ермошина наотрез отказалась идти навстречу оппозиции в этом вопросе, ссылаясь на отсутствие финансовых средств.

Кандидаты от оппозиции на этих выборах в подавляющем большинстве случаев были лишены возможности активно вести свою избирательную кампанию. Власти были заинтересованы в том, чтобы провести тихую кампанию, «прозрачную до невидимости», как назвала ее Белорусская газета. Поэтому в государственных СМИ о выборах почти не говорили. Официальные кандидаты также не усердствовали в проведении встреч с избирателями и тому подобных мероприятий, потому что отлично знали, что они и без этого окажутся в Палате представителей.

Кандидаты от оппозиции были наверно самой заметной группой во время парламентских выборов, но их активность натыкалась на постоянное противодействие со стороны властей, которые отказывались выделять помещения для проведения встреч с претендентами, разгоняли митинги с участием кандидатов от ОДС (например, так была фактически сорвана встреча с демократическими кандидатами 16 сентября в Минске, приуроченная к дню Белорусской солидарности). Государственные типографии отказывались своевременно печатать листовки оппонентов режима, несмотря на своевременную оплату этих услуг из государственных средств, выделяемых на кампанию. В такой ситуации единственно доступной формой агитации стал обход квартир и проведение пикетов, но – это, как известно, не самые эффективные методы воздействия на избирателей.

Что касается дополнительного доступа демократических кандидатов к государственным СМИ, то повторение пятиминутных выступлений кандидатов на государственных теле- и радиоканалах – это единственная уступка, на которую пошел белорусский ЦИК под давлением миссии наблюдателей от ОБСЕ. Однако в условиях нашей страны при тотальном замалчивании парламентских выборов это мало что дало рядовому избирателю. К тому же, телеканалы ЛАД и СТВ, на которых происходили выступления, – не самые популярные в Беларуси. Они вообще не принимаются в ряде районных городов. Некоторым оппозиционным политикам удалось напечатать в государственных газетах очень небольшие фрагменты своих предвыборных программ. Но все это – капля в море. Так что можно согласиться с мнением руководителя оппозиционной кампании «За свободные выборы» Виктора Корнеенко, который заявил: «Власть сама себя переиграла: так замалчивалась тема выборов, что она даже в десятку топ-новостей не попадала. Что-то необходимо было исправить, иначе сама власть могла устроить бойкот. Поэтому и был организован повтор, который стал беспрецедентной мерой».

Местные и международные наблюдатели не получили доступа к наблюдению за всеми фазами избирательного процесса, особенно это касается подсчета голосов. Как и в 2004 г. необходимый результат Лукашенко получил с помощью использования «добровольно-принудительного» досрочного голосования, которое продолжалось в течение пяти дней перед 28 сентября. Никакое заклеивание отверстий в урнах в ночное время, отмеченное международными наблюдателями в качестве положительного момента, не спасло выборы от массовых фальсификаций, потому что властям не составляло больших трудов эти урны просто подменить. Как указывает известный белорусский журналист А. Класковский, «эти парламентские выборы дали сомнительный рекорд досрочного голосования – 26,3%. Учитывая, что явка составляла 75,3% нетрудно прикинуть: более трети проголосовавших «использовали свой гражданский долг» до дня голосования».

В тех округах, где выдвигались представители оппозиции, процент досрочного голосования был даже выше, чем в среднем по стране, а наблюдатели зафиксировали поразительную разницу результатов в день голосования и за время проведения этого «добровольно-принудительного» мероприятия. Вот, что утверждает А. Михалевич: «на тех участках, где находились наиболее опытные наблюдатели, нам удалось провести отдельный подсчет голосов в предварительный период и непосредственно в день голосования. И получилась фантастическая картина: до 70% избирателей в день выборов голосовали на этих участках за меня. А вот результаты в корзине предварительного голосования были диаметральными – до 90% за кандидата от власти. Учитывая тот факт, что на некоторых участках процент предварительного голосования едва ли не превысил явку непосредственно 28 сентября, можно сделать выводы, насколько правдивые результаты мы получили в итоге (Михалевич, по данным ЦИК, получил 14%, заняв почетное третье место среди оппозиционных кандидатов; больше получили только С. Калякин – 15,6% и И. Рынкевич – 15% – зам. авт.).

А. Михалевичу, можно сказать, повезло. Потому что на многих округах, где выдвигались представители демократических сил, подсчета голосов не было и в помине. Вот мнение А. Лебедько: «По большинству избирательных округов подсчета голосов не было. В частности, на участке № 453 105-го Старовиленского избирательного округа Минска (по которому в парламент выдвигался лидер ОГП – зам. авт.) подсчет голосов длился 10 минут. Даже не делали вид, что идет подсчет голосов. Все бюллетени сразу связали, упаковали и отправили. Это для меня является доказательством, как проходили выборы… Европейские политики оказались сейчас в самой плохой ситуации. Я не знаю, какие слова им сейчас подбирать, какие характеристики выборов озвучить, потому что Лукашенко их просто «кинул». О чем они могут говорить, когда послам Литвы и Италии, которые присутствовали на одном из моих избирательных участков, члены комиссий отказались дать информацию о том, сколько избирателей проголосовало».

Проведение подсчета голосов хорошо отработанными «ермошинскими методами» не могло не оказать воздействия даже на в высшей степени лояльную по отношению к белорусским властям наблюдательную миссию ОБСЕ. По словам главы миссии наблюдателей ПАОБСЕ Анн-Мари Лизен, «в основном голосование проходило хорошо, но процесс значительно ухудшился во время подсчета голосов. Обещания обеспечить прозрачность подсчета голосов не были выполнены». В докладе миссии говорится, что процедура подсчета голосов получила оценку «плохо» и «очень плохо» на 48 посещенных участках для голосования. Кроме того, на участках, где наблюдение было возможно, отмечено несколько случаев фальсификаций, а в 35% случаев наблюдателям ОБСЕ отказали или препятствовали в наблюдении за подсчетом голосов.

Вместе с тем Анн-Мари Лизен полагает, что «со стороны ЕС должно быть движение вперед в отношении Беларуси». Похожую позицию занял и глава миссии БДИПЧ ОБСЕ Герт-Хенрик Аренс, который заявил, что по-прежнему хочет прекращения «холодной войны» с Беларусью (там же). Директор Департамента информации и печати МИД Литвы Виолетта Гайжаускайте выразила мнение, что выборы в Беларуси «по существу мало отличались от ранее проводившихся выборов в этой стране… Однако диалог между ЕС и Беларусью нужен в любом случае». Президент Польши Квасьневский совсем недавно заявлял о «признаках оттепели» в Беларуси.

Таким образом, на основании анализа параметров, которые выделила в своем выступлении на слушаниях в Конгрессе США Лора Джудит (не был рассмотрен только последний пункт: «будут ли жалобы на нарушения избирательного процесса должным образом рассмотрены, а нарушители наказаны» из-за небольшого отрезка времени, прошедшего с момента выборов), можно сделать вывод, о том, что «политический барометр» показывает на «сильный мороз». Авторитарные власти Беларуси и не могли по-иному организовать выборы, а, следовательно, у Запада нет никаких оснований для того, чтобы признавать Палату представителей и пересматривать свои отношения с действующим белорусским руководством.

Почему же такая оценка «политической погоды» в Беларуси так сильно расходится с мнением некоторых европейских политиков и особенно с мнением части людей из высших эшелонов власти в новых государств ЕС, которые являются нашими соседями? Вполне очевидно, что это связано с переоценкой геополитической роли Беларуси во многих европейских столицах после обострения белорусско-российских отношений в 2007 г. У многих на Западе зародилась надежда на то, что Лукашенко можно сделать если и не союзником Европы, то хотя бы побудить его к определенному нейтралитету в той конфронтации в отношениях между ЕС и Россией, которая наблюдается в последнее время. Особенно популярной эта точка зрения стала после российско-грузинской войны, продемонстрировавшей всю опасность возрождения российского империализма для государств Восточной Европы.

Не преуменьшая опасности свободному миру со стороны России, я не считаю, что перетягивание Лукашенко на свою сторону, это – лучшая политика Запада в сложившейся ситуации. Есть несколько факторов, которые обрекают данную стратегию на неудачу. Прежде всего, хорошо известно, что своими ценностными ориентациями Лукашенко является скорее «восточным» политиком, нежели «западным». Деспотические порядки ему ближе и понятнее, нежели верховенство закона, что и было публично продемонстрировано во время прошедших парламентских выборов.

Стабильность режима Лукашенко после кризиса в белорусско-российских отношениях опирается на балансировании между выполнением двух внутренне противоречивых ролей: «цепного пса» России в регионе и «самого суверенного правителя». Играя первую роль, президент Беларуси обращается к Путину-Медведеву за получением ресурсов для борьбы с «демократической заразой» в регионе, предотвращения распространения «цветных революций» на постсоветском пространстве. Вторая роль заставляет его апеллировать к Западу, говорить о важности диверсификации торгово-экономических отношений и даже просить Европу вмешаться в ситуацию, если Россия попытается повторить в Беларуси «грузинский сценарий». Первая роль все-таки является доминирующей, а вторая подчиненной и служебной. Даже «предвыборный флирт» с Западом был направлен, по моему мнению, не на Европу, а на Россию и выбивание у нее новых преференций в области цен на энергоресурсы: если вы в Москве не пойдете на уступки, «повернусь лицом» к Брюсселю! Правда, не совсем понятно, зачем многие уважаемые политики в Евросоюзе решили подыграть белорусскому диктатору в его играх с Россией?

Я разделяю точку зрения российского политолога и публициста Л. Радзиховского, который в передаче Радио Свобода заявил: «я считаю, что Запад взял бы Александра Григорьевича с руками и ногами… По моему скромному мнению, на то, какая там в Беларуси демократия, западным политикам глубоко наплевать. Западные правозащитники и журналисты, конечно же будут шуметь, но это их дело. А вот оторвать от России последнего союзника и оставить ее с двумя союзниками – Южной Осетией и Абхазией, это был бы колоссальный подарок… Но проблема в том, что флирт Лукашенко с Западом – это всего только классическое «динамо», как говорят. Он «динамит» Запад, и Запад это прекрасно понимает. Во-первых, Александру Григорьевичу деньги нужны. А выделять ему столько денег, сколько выделяет Россия в виде кредитов и диких цен на газ – ну не будет Запад это делать. Оторвать у России союзника – дело хорошее, но давать за это удовольствие миллиарды, таких сумасшедших нигде нет, кроме России. Во-вторых, даже незначительное послабление в случае контактов с Западом приведет к состоянию, про которое Михаил Сергеевич сказал – «процесс пошел». И совсем не под давлением Запада, а под давлением информационной открытости, новых связей и многого другого. Пойдет процесс и полетит весь режим Александра Григорьевича вверх тормашками. А зачем ему это нужно? Поэтому ни на какие серьезные контакты с Западом он не пойдет; но цену себе в глазах Москвы набивает и правильно делает… Личные отношения с Путиным у него известно какие – не лучшие, чем у Путина с Саакашвили. Про личную любовь здесь и говорить не приходится. Но рвать с последним союзником – ну это даже для России слишком. Так что сегодня Россия заинтересована в Беларуси, еще больше, чем вчера».

Сказанное не означает, что автор этого текста выступает против диалога между ЕС и Беларусью. Данный процесс просто должен стать открытым и всесторонним, с обязательным включением в переговоры и консультации представителей белорусской политической и гражданской оппозиции, которая, в отличие от Лукашенко, является последовательным сторонником европейской интеграции нашего государства. Исключение оппозиции из диалога, означало бы, что Запад прислушался к совету Лукашенко, озвученному им во время беседы с А-М Лизен: «Европа не должна смотреть на Беларусь глазами обанкротившихся политиков, так называемой оппозиции».

Выборы, однако, продемонстрировали, что Лукашенко опасается этих «банкротов», поэтому он и сделал все, чтобы ни один представитель оппозиции в новый парламент не попал. Но и тут, как говорится, нет худа без добра. По мнению С. Калинкиной, «нынешними выборами Александр Лукашенко существенно упростил задачу и Европе, и белорусской оппозиции, – всем… Представляете, как сложно было бы искать аргументы, если бы власть пропустила в парламент 5-7 оппозиционеров, если бы устроила образцово-показательные вторые туры, если бы на парочке округов признала выборы несостоявшимися и назначило повторные... И это тянулось бы долго, и наблюдать всем за этим уже б надоело, и в конце концов плюнули бы европейцы, да и признали, что прогресс есть… Теперь не надо долго рассказывать, почему Лукашенко плох, а его оппоненты лучше. Черное и белое, добро и зло, власть народа и власть чиновников… Лукашенко сам вывел ситуацию в эти категории, он сам пошел на обострение… Лукашенко утратил политический нюх. Впрочем, особенность всех диктаторов – бояться любой конкуренции, даже самой ничтожной, даже самой минимальной. И в какой-то момент своими действиями они сами ставят себя к стенке».

Обсудить публикацию

 

Другие публикации автора

Метки