Последствия кавказской войны II

Россия-НАТО: перезагрузка

Ну, вот, дошли, наконец, у Москвы руки и до Североатлантического альянса. Как заявил Дмитрий Медведев, Россия готова полностью прекратить сотрудничество с НАТО. По его словам, Североатлантический альянс больше заинтересован в России, чем наоборот, и «если они это сотрудничество не разделяют, для нас ничего страшного не произойдет». А постоянный представитель России в альянсе Рогозин добавил, что «отношения с зашоренно мыслящим НАТО надо перезагрузить».

Справка. Из хроники развития отношений Россия-НАТО

20 декабря 1991 г. – Россия становится одним из государств-основателей Совета североатлантического сотрудничества (с 30 мая 1997 г. – Совета евроатлантического партнерства – СЕАП).
22 июня 1994 г. – присоединение России к программе «Партнерство ради мира@.
27 мая 1997 г. – саммит Россия-НАТО. Подписание «Основополагающего акта о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между НАТО и Российской Федерацией», учреждение Совместного постоянного совета (СПС) Россия-НАТО.
18 марта 1998 г. – официальное открытие миссии России при НАТО.
24 марта 1999 г. – приостановка Россией сотрудничества в СПС в связи с началом бомбардировок НАТО Югославии.
июль 1999 г. – возобновление ежемесячных заседаний СПС по вопросам, связанным с Косово.
февраль 2001 г. – открытие Информбюро НАТО в Москве.
май 2002 г. – открытие Военной миссии связи НАТО в Москве.
28 мая 2002 г. – принятие Декларации глав государств и правительств Российской Федерации и государств-членов НАТО в Риме, учреждение Совета Россия-НАТО (СРН).
23 августа 2008 г. – официальный представитель России при НАТО отозван в Москву для консультаций.

После создания СРН взаимодействие сторон развивалось в трех направлениях: политический диалог, военное сотрудничестве и так называемое «третье измерение», в рамках которого налаживались гуманитарные, научные, образовательные связи, а также осуществлялась публичная дипломатия. Ключевыми вопросами были борьба против терроризма, оборонная реформа, обучение специалистов афганских и центральноазиатских ведомств навыкам антинаркотической борьбы, противоракетная оборона театра военных действий (нестратегическая ПРО), кризисное регулирование и нераспространение оружия массового уничтожения. Развивалось также сотрудничество в области контроля воздушного пространства, гражданского чрезвычайного планирования, науки и экологической безопасности.

Но в последнее время дело явно шло если не к разрыву, то к глубокому охлаждению отношений. В частности, еще 7 декабря минувшего года на саммите в Брюсселе страны НАТО констатировали, что не могут договориться с РФ ни по одной из международных проблем. 15 мая нынешнего года на заседании СРН уже российская сторона резко критиковала партнеров за поставку оружия в Грузию. И вот, 19 августа участники созванного по инициативе США экстренного заседания глав МИД 26 стран-членов альянса обвинили Россию в непропорциональном применении силы в Южной Осетии и объявили о приостановлении проведения заседаний СРН на всех уровнях. В ответ Россия объявила о замораживании контактов по всем упомянутым направлениям, сохранив, впрочем, свое участие в рабочих органах альянса.

В результате последовали отмены уже запланированных контактов. Первыми в этой серии стали учения FRUKUS, которые должны были пройти в Тихом океане с участием США, Великобритании, Франции и России. Затем США запретили России участвовать в совместной антитеррористической операции «Активные усилия». Также по инициативе США были отменены российско-американские антитеррористические учения на Дальнем Востоке. Со своей стороны Россия отказалась участвовать в ежегодных учениях «Открытая душа», а также принять в порту Петропавловска-Камчатского американский фрегат Ford.

Стоит отметить, что, несмотря на все проблемы между Москвой и Брюсселем, единственная по-настоящему важная сфера сотрудничества сохранена – это так называемый «афганский транзит»: Россия предоставляет НАТО коридор для транспортировки невоенных грузов в Афганистан. Без этого соглашения осуществление операции там весьма затруднительно. Правда, до сих пор этот коридор не использовался из-за отсутствия аналогичных договоренностей с Казахстаном и Узбекистаном, которые тоже являются транзитными странами.

Российские власти подчеркивают этот факт при каждом удобном случае, забывая, однако, упомянуть, что в успехе этой операции заинтересованы ничуть не меньше, чем страны НАТО. Дело в том, что Талибан был злейшим врагом России вплоть до его свержения в 2001 году. В то время ни у кого в России не вызывало сомнения, что режим талибов представляет опасность для всех центральноазиатских республик. В первую очередь его существование увеличивало риск исламских революций в Таджикистане и Узбекистане.

Сейчас, когда Афганистан стал делом Североатлантического альянса, который фактически охраняет южные рубежи СНГ, на словах эта озабоченность вдруг пропала. Тем не менее, можно предположить, что прекращение «афганского транзита» будет одной из последних мер, на которую решится Россия, поскольку она ударит по ней в не меньшей степени, чем по НАТО.

Глава российского МИДа Сергей Лавров назвал заявление министров иностранных дел НАТО о ситуации вокруг Грузии «необъективным», согласившись с оценкой генсека НАТО Яапа де Хооп Схеффера, что «бизнес как обычно» у Москвы и Брюсселя теперь едва ли получится. Так что, хотя заседания СРН были прекращены только на время присутствия в Грузии российских войск, то есть формальные препятствия для их возобновления вроде бы вскоре должны исчезнуть, ситуация складывается таким образом, что ожидать скорой нормализации отношений вряд ли приходится.

Похоже, в альянсе наблюдается дефицит идей, потому что изменение формата Россия-НАТО не выглядит слишком уж серьезной мерой после тех жестких заявлений Соединенных Штатов и некоторых европейских лидеров. Фактически совещание еще раз продемонстрировало существующие в нем разногласия. В данном случае раскол произошел между теми, кто был готов поддержать маленькую стремящуюся в НАТО страну, и теми, кто не хотел портить отношения с Россией.

В целом предлагаемые на Западе варианты его дальнейших действий можно свести к двум основным позициям. Более жесткую обосновал известный американский аналитик, исполнительный директор Трансатлантического центра Фонда Маршалла «Германия-США» Рональд Асмус. Он считает, что ключевому представлению Запада о том, что Россия никогда больше не будет нападать на соседей, нанесен мощный удар, поэтому ему необходимо предпринять шаги, чтобы воспрепятствовать ее дальнейшим действиям по дестабилизации остальных частей Европы.

По его мнению, НАТО обязана заверить своих членов, опасающихся давления со стороны России, что взаимные обязательства по коллективной обороне заслуживают доверия и носят вполне реальный характер, для чего следует рассмотреть вопрос об ускоренной реализации планов расширения, чтобы обеспечить стабильность на Балканах и вовлечь в этот процесс Украину и юг Кавказа.

Кроме того, Асмус призвал начать формирование инфраструктуры системы передового базирования с символическим развертыванием сил и средств, что должно стать стабилизирующим шагом и мерой укрепления доверия для новых союзников (Inosmi.ru).

Согласно другой точке зрения, НАТО не должна возвращаться к образу организации, которая стягивает войска вдоль российских границ. Она не может себе этого позволить, и, кроме того, это было бы по отношению к России слишком провокационным шагом, который к тому же не принесет особой пользы. К тому же следует быть очень осторожными, принимая (или обещая принять) в альянс страны, которые организация не хочет или не в состоянии защитить.

Пока трудно сказать, какое из этих воззрений станет доминирующим, но не вызывает сомнений, что какие-то меры будут предприняты. Министр обороны США Роберт Гейтс призвал партнеров усиливать свой военный потенциал, заявив, что нынешний уровень демилитаризации альянса может восприниматься как слабость. По его словам, именно такой урок Запад должен извлечь из войны в Грузии. Он напомнил, что только пять из 26 стран-членов НАТО тратят на оборону 2% ВВП, как это предписывает устав Североатлантического блока.

А на прошедшей 19 сентября в Лондоне неформальной встрече министров обороны стран НАТО Соединенные Штаты, как бы восприняв инициативу Асмуса, выступили с инициативой создания в государствах альянса, граничащих с Россией, тактических сил быстрого развертывания для возможных оборонительных действий. Новое подразделение призвано незамедлительно прибывать в зону потенциального конфликта. В качестве основного района дислокации таких сил называются государства Балтии и Восточной Европы. По имеющейся информации, о численности, вооружении и мандате тактической группы речи пока не идет, ибо сначала Вашингтон хочет добиться принципиальной поддержки данного плана со стороны всех стран-участниц.

Характерно, что наибольший энтузиазм это предложение вызвало у представителей стран Восточной Европы, особенно Балтии. Можно допустить, что ощущение у них нарастания угрозы со стороны Москвы в конце концов окажется для их союзников достаточно убедительным стимулом к созданию нового контингента.

Кроме того, не исключено, что своим агрессивным поведением Россия приблизила событие, ставшее одной из основных причин возникновения ее нынешнего противостояния с Западом, а именно, вступление в альянс Украины и даже той же Грузии. Во всяком случае, один из главных противников предоставления им Плана по достижению членства – Ангела Меркель – уже заявила о своей поддержке подобной идеи.

Таким образом, в результате своей «маленькой победоносной кавказской войны» Кремль может получить конфронтацию со всем цивилизованным миром. С военной точки зрения «холодная война» должна иметь вполне очевидное воплощение – новую гонку вооружений. Если она в самом деле начнется, сможет ли Россия выстоять в таком противостоянии?

Российские эксперты убеждены, что нет. Так, Александр Храмчихин напоминает, что «холодная война» надорвала СССР, имевший в союзниках страны Варшавского договора. Сегодня вместо СССР есть Россия, меньшая во всех отношениях, а весь бывший Варшавский договор и часть самого бывшего Советского Союза теперь входят в НАТО, суммарный ВВП государств-членов которого примерно в 30 раз больше ВВП России. В итоге в случае возобновления полномасштабной гонки вооружений НАТО выпустит столько оружия, сколько захочет, а Россия – сколько сможет. Ситуация усугубляется еще и тем, что она утратила многие важнейшие технологии и кадры оборонно-промышленного комплекса, катастрофически усугубилось отставание в средствах связи, разведки, радиоэлектронной борьбы, системах управления и т.д.

В любом случае, при продолжении развития событий в том же ключе ничего хорошего ожидать не приходится. К сожалению, сегодняшние настроения практически всей российской правящей элиты не позволяют в будущее с оптимизмом.

При этом особое беспокойство вызывает то обстоятельство, что в великодержавных планах Москвы не самая последняя роль отводится нашей стране. Об этом свидетельствуют начавшиеся 21 сентября на территории от Бреста до Камчатки грандиозные стратегические комплексные учения «Стабильность-2008» с участием вооруженных сил Беларуси. Понятно, что маневры плановые, однако есть основания полагать, что без демонстративного ответа на повышенную активность НАТО тут не обошлось. Да и сценарий их – отражение воздушно-космического нападения, поддержанного наступлением воинских частей коалиции нескольких государств, – не оставляет никакого сомнения в личности противника.

Не забыта и идеологическая составляющая. Российский политолог Игорь Панарин после событий в Южной Осетии предсказал усиление «информационной войны» Запада против России и Беларуси и призвал их объединиться в борьбе против информационной агрессии НАТО. По его словам, «целесообразно поставить вопрос о создании российско-белорусского информационного бюро, «информационного спецназа», основной целью которого будет ведение антинатовской информационной деятельности». При этом «для совместной работы будет ценно участие в этом кубинских, венесуэльских товарищей и, конечно, китайских коллег» (Хартия’97).

Но, вопреки своим прежним традициям, белорусское руководство на сей раз к данной рекомендации не прислушалось, никаких выпадов в адрес альянса до настоящего времени так и не прозвучало. Символично также, что на состоявшемся в середине сентября заседании СЕАП (26 стран НАТО плюс 24 партнера, включая Россию и страны СНГ, в том числе Беларусь) никто из участников не поддержал позицию Москвы. Свои оценки того, что произошло на Кавказе, изложили как грузинский, так и российский послы, однако с российской версией не согласилась ни одна из стран-членов или партнеров организации (http://www.ng.ru/world/2008-09-16/1_nato.html).

Подобная осторожность говорит о том, что официальный Минск не очень-то стремится таскать для своего «ближайшего союзника» каштаны из огня. Такое поведение можно только приветствовать, если, разумеется, это не сиюминутная тактика, вызванная желанием добиться от Запада признания парламентских выборов.

Обсудить публикацию

Другие публикации автора

Метки