«Фарс не может затмить блеск олимпийского огня»

Сегодня начинается главное спортивное событие четырехлетия – летние Олимпийские игры, которые на сей раз пройдут в Пекине. Как бы они ни завершились, уже ясно, что это будет самая противоречивая Олимпиада за последние два десятка лет. Вопрос об отношении к ней стал предметом острой политической борьбы во многих странах мира. В то время как их власти предпочитают не ссориться с Поднебесной, оппозиция и правозащитники призывают к радикальным мерам.

В последние несколько лет наблюдается отступление демократии по всему миру. Если не считать ее сравнительно мелких и в определенном степени случайных побед, в целом прилив сменился отливом. И самое серьезное поражение наблюдается в Китае, где успехи ограниченного капитализма не сопровождаются политическими свободами. Поэтому в западном мире стали звучать призывы к проведению бойкота игр.

Разумеется, идейно близкие китайскому режиму тут же открестились от таких провокационных идеек. Так, заместитель председателя правительства России Александр Жуков поспешил заверить китайских товарищей, что ни о каком бойкоте Олимпиады с российской стороны и речи быть не может. Еще дальше пошло белорусское руководство, которое осудило «раскольников», заявив, что «подобные действия являются стремлением недальновидных политиков превратить мировое олимпийское движение в механизм грубого вмешательства во внутренние дела суверенного государства» (http://sb.by/post/zayavlenie/).

Однако, естественно, несравненно более содержательным было обсуждение проблемы не на уровне примитивных высказываний, вроде того, что «спорт должен быть вне политики». В сегодняшний информационный век заявлять, что политика и спорт могут быть разделены, более чем наивно. Пекин был выбран местом проведения Олимпийских игр по многим причинам, в том числе экономическим и политическим, и Китай именно поэтому так хотел получить их организацию.

Как выяснилось, обещания того, что китайский режим быстро реформирует страну, сделав из нее открытого, умеренного и доброжелательного гиганта, были либо мошенничеством, либо гигантским просчетом, принятием желаемого за действительное. К сожалению, тем самым Запад показал, насколько мало внимания он в действительности уделяет правам человека и демократии. Согласно опросу, проведенному в этом месяце, 70% американцев считают, что МОК не должен был разрешать Китаю проводить Олимпиаду (в прошлом году таковых было 44%).

Пожалуй, наиболее содержательная дискуссия на тему бойкота состоялась на страницах «Ежедневного журнала». По сути, спор велся там между единомышленниками в негативном восприятии китайского режима, в первую очередь его внутренней политики, в том числе, в отношении Тибета. Его предметом были фактически эффективность и, как следствие, целесообразность предлагаемой формы протеста.

Никак нельзя сказать, что аргументация противника бойкота выглядела неубедительной. Действительно, едва ли не главной пострадавшей стороной в случае реализации подобной идеи оказались бы спортсмены. Люди, для которых Олимпиада является вершиной, главной целью, которые четыре года готовились. Не каждому удается в ней поучаствовать, тем более далеко не каждый сможет попасть на игры во второй раз. Поэтому сотни спортсменов лишились бы главного события в своей карьере, а, может быть, и в жизни.

Более того, полагают оппоненты бойкота, на такие жертвы можно было бы пойти, если бы они оказались оправданными. Однако все предыдущие примеры, и в первую очередь, московская Олимпиада 1980 года, по их мнению, доказали, что подобная мера не приводит к успеху. В самом деле, Советский Союз не вывел войска из Афганистана, а увяз там еще почти на десятилетие. Положение диссидентов в стране нисколько не облегчилось, ни прав, ни свобод в стране больше из-за бойкота не стало. Скорее наоборот – режим использовал Олимпиаду в своих пропагандистских целях, причем бойкот даже облегчил эту задачу: в отсутствие многих ведущих западных спортсменов, главным образом, американцев, СССР получил невиданное число золотых медалей (www.ej.ru/?a=note&id=7942).

Трудно не признать справедливым и недоумение, высказанное по поводу нежелания Запада применить более эффективные меры, в частности, экономические санкции. Такие, например, как ограничение поставок энергоресурсов, запрет на предоставление инвестиций, бойкот китайских товаров. Но вполне резонным выглядит заключение, что ничего этого не случится, поскольку данный бизнес является чрезвычайно выгодным, а против столь значительной выгоды не пойдет никто. Это Олимпиаду в Москве можно было бойкотировать сравнительно безболезненно, поскольку с Советским Союзом цивилизованный мир не был сильно связан. Был железный занавес, была холодная война, где как раз противостояние приносило наибольшие дивиденды. Москва уже не могла перестать продавать Западу свои нефть и газ, а иные связи тогда не имели большого значения.

Однако нельзя не принять во внимание и соображения другой стороны. Известный российский правозащитник Александр Подрабинек согласен, что спортивный, экономический и политический расчет – против бойкота, равно как и целесообразность. Но, по его мнению, иногда побеждают не расчет и выгода, а честность и солидарность: «Солидарность с китайскими диссидентами нужна и им тоже. Что будут чувствовать они, подыхающие от болезней и дистрофии в лагерях и тюрьмах, когда «цивилизованные»», «демократические» страны пришлют свои спортивные делегации в Пекин соревноваться в красоте и мощи человеческого тела?» (www.ej.ru/?a=note&id=7933).

Сейчас Западу кажется, что он нашел «третий путь», угрожая бойкотировать церемонию открытия Олимпийских игр, но не сами игры. Таким образом, китайский народ, спортсмены всего мира и все жители планеты, жаждущие зрелищ, не будут ущемлены, а китайские правители якобы не выйдут сухими из воды за свое пренебрежение к правам человека и международному общественному мнению (http://www.inosmi.ru/translation/241140.html). В Европе к подобным действиям призвало руководство Европарламента. О решении не ехать на церемонию открытия уже заявили президент Чехии Вацлав Клаус, его эстонский коллега Томас Хендрик Ильвес и премьер-министр Польши Дональд Туск.

Однако очень многие иностранные лидеры, в том числе президент США, предпочли смириться и не выражать протестов. Буш собирается участвовать в церемонии открытия Игр вместе с президентом Зимбабве Робертом Мугабе и лидером Кубы Раулем Кастро. А отказавшийся посетить открытие британский премьер Гордон Браун все-таки тоже уважит китайские власти, приехав на церемонию закрытия.

Бельгиец Жак Рогге вступил в должность президента Международного Олимпийского комитета как реформатор, он хотел освободить МОК от коррупции и закулисных договоренностей. Теперь, как считает западная пресса, на его счету купленные Россией Олимпийские игры 2014 года в Сочи и бесславная эстафета олимпийского огня (www.inopressa.ru/print/inotheme/2008/04/10/12:23:09/fire). Когда после тибетских событий он был вынужден призвать Пекин сдержать свое обещание – заняться проблемой прав человека, китайская сторона поставила его на место, оскорбленно заявив, что не следует смешивать Олимпиаду с политикой.

Сегодня уже очевидно, что игры не помогут Китаю стать более открытым и восприимчивым к зарубежным веяниям. В стране были отменены многократные визы, проведен детальнейший учет всех иностранцев, отозваны разрешения для иностранных телекомпаний на съемки на площади Тяньаньмэнь. Еще одним ярким примером стали последние события, связанные с введением цензурных ограничений на пользование интернетом для 20 тысяч иностранных журналистов, которые будут работать на играх. Не проходит дня, чтобы информационное агентство Синьхуа и главный китайский официоз «Жэньминь жибао» не публиковали комментарии под бодрыми заголовками вроде «Фарс не может затмить блеск олимпийского огня».

Для достижения своих целей КНР не жалеет средств: по последним данным, на работы, связанные с Олимпиадой, было истрачено 42 млрд. долларов (афинская Олимпиада 2004 года стоила Греции 15 млрд.). Тем не менее, хотя соревнования еще не начались, Олимпиаду уже называют самой экстремальной за всю историю. Складывается впечатление, что свой протест выражает даже природа. Землетрясение в провинции Сычуань унесло более полусотни тысяч жизней. В мае в Пекине смертельно опасным энтеровирусом заразились более 40 тысяч человек. В середине июня организаторам олимпийской регаты в городе Кингдао пришлось мобилизовать тысячи местных жителей и целую армаду маленьких лодок для борьбы с водорослями, буквально сковавшими всю береговую линию и грозившими сорвать соревнования.

Уровень загрязнения окружающей среды в столице игр остается существенно выше среднего, в среднем за день отмечается в три раза больше вредных выбросов, чем предусмотрено стандартами Всемирной организации здравоохранения. Учитывая вероятность опасно высокого уровня загрязнения воздуха, МОК уже сообщил о возможности переноса или даже отмены состязаний в тех спортивных дисциплинах, где необходима выносливость (таких, как марафонский бег и велосипедные гонки на длинные дистанции). Лучший  марафонец мира Хайле Гебреселассие из Эфиопии уже отказался от участия в Олимпиаде, опасаясь, что загрязненный воздух может сделать его инвалидом. Под вопросом находится и способность организаторов обеспечить спортсменов здоровым питанием и чистой водой. В прошлом году в Китае прогремел ряд скандалов вокруг стероидов и инсектицидов, найденных в пищевых продуктах.

Топ-менеджеры крупных западных компаний выражают серьезные опасения в связи с тем, что скандалы вокруг Олимпиады могут негативно отразиться на их бизнесе. Эксперты пока затрудняются подсчитать убытки, но мало кто сомневается, что нервная обстановка может повлиять на продажи этих компаний в Китае и нанести ущерб их имиджу на Западе. В Поднебесной уже началась общественная кампания по бойкоту товаров из стран, которые, по мнению китайцев, пытаются испортить им спортивный праздник. Из-за скандалов под угрозой оказываются и спонсоры самих Игр.   

Но наиболее негативный вклад вносит, конечно, «человеческий фактор». Существуют веские основания для беспокойства в связи с тем, что в условиях повышенного внимания к Пекину противники правящего режима могут обратиться к экстремальным формам борьбы. Так, службы безопасности Китая уже выражали беспокойство в связи с тем, что некоторые активисты религиозного движения «Фалуньгун» могут попытаться совершить самоубийство на площади Тяньаньмэнь. Организация «Конгресс тибетской молодежи», борющаяся за независимость Тибета, объявила о готовности перейти к тактике использования террористов-смертников. Российские эксперты считают, что терактов можно ждать если не на хорошо охраняемых олимпийских объектах, то в многочисленных местах скопления туристов.

Подтверждением возможности возникновения подобных проблем стало состоявшееся за четыре дня до открытия Олимпиады нападение на базу вооруженной народной полиции в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Погибли 16 человек и столько же были ранены. Примечательно, что ранее власти Китая заявили об аресте в этом регионе 35 человек, подозреваемых в подготовке к захвату заложников из числа спортсменов и других участников игр.

Короче говоря, долгожданный праздник мирового спорта находится под серьезной угрозой. Хотелось бы надеяться, что ничего страшного за предстоящие две недели не произойдет, более же глубинные последствия станут ясны лишь некоторое время спустя. Однако в любом случае случившееся должно стать для цивилизованного мира хорошим уроком на будущее: измена принципам всегда таит в себе потенциальные опасности.

Обсудить публикацию

 

Другие публикации автора

Метки