Москву тревожит Севастополь

Московский градоначальник Юрий Лужков в очередной раз отличился: Служба безопасности Украины запретила ему въезд в страну в связи с его провокационными высказываниями, сделанными в Севастополе на торжествах по случаю 225-летия Черноморского флота.

То, что принадлежность Украине Крыма вообще и Севастополя в частности являются больным местом мэра российской столицы, и говорить на эту тему он может ежедневно, известно давно. Однако если раньше он с нее почти не слезал, то потом надолго замолчал. И вот в последнее время Остапа опять понесло. Скажем, в феврале Лужков заявил, что «непродуманные процессы оторвали Севастополь и Крым от России, оставили глубокую рану, которая не заживает». А 31 марта он опубликовал программную статью в «Известиях», в которой призвал российские власти выйти из Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Россией и Украиной, если Киев не отзовет своего письма о готовности присоединиться к НАТО.

Как и следовало ожидать, заслышав звук боевой трубы, немедленно встрепенулись единомышленники Юрия Михайловича. Русская община Крыма обратилась к руководству Российской Федерации с призывом денонсировать российско-украинский Договор о дружбе и сотрудничестве и восстановить «политическое единство народов». В ее заявлении «О поддержке позиции мэра Москвы Юрия Лужкова и необходимости восстановления политического единства народов исторической России» было сказано: «Захватившая политическую власть на Украине компания необандеровцев во главе с Виктором Ющенко, выполняя свои обязательства перед представителями западных держав, поставила перед собой задачу, направленную на втягивание «самостийной» Украины в структуру агрессивного военно-политического блока НАТО, при одновременном «выдавливании» Черноморского флота России с его исторического места базирования – города русской военно-морской славы Севастополя».

Ну, с этими ребятами и их стилистикой все понятно. Не вызывает удивления и то, что их поддерживают крымские коммунисты: 2 мая на традиционной партизанской маевке первый секретарь Крымского республиканского комитета Компартии Украины, народный депутат Украины Леонид Грач заявил о намерении начать сбор подписей за то, чтобы Черноморский флот России «навечно оставался» в Севастополе. Но вот в отношении позиции российских официальных лиц возникают определенные вопросы.

Для начала стоит отметить, что практически никаких разногласий по этому поводу в российском истеблишменте не возникло. «Сделанное заявление мэра Москвы я расцениваю как высоко патриотичное. Лужков искренне болеет за российскую историю и не желает мириться с тем, что севастопольская земля сегодня как бы принадлежит Украине. Есть все основания поднять вопрос о принадлежности Севастополя», – ухватился за идею Лужкова глава комитета Госдумы по делам СНГ, член ЛДПР Алексей Островский. Точно такую же позицию заняли и «заклятые друзья» Жириновского – коммунисты. Член фракции КПРФ Анатолий Локоть пояснил, что Россия может «обоснованно» решать вопрос государственной принадлежности Севастополя в Международном суде, так как она имеет все аргументы и право «претендовать на эту территорию».

Вице-спикер думы от фракции «Единая Россия» Любовь Слиска также согласилась, что вопрос о статусе полуострова и, в частности, Севастополя, вполне может быть поставлен, в том числе, в соответствующих инстанциях. Наконец, формально третье лицо в стране, спикер Совета Федерации и лидер «Справедливой Росии» Сергей Миронов заметил, что Москва может поставить вопрос о возвращении Севастополя.

Не осталось в стороне и российское внешнеполитическое ведомство. Его глава Сергей Лавров назвал решение украинских властей об объявлении Лужкова персоной non grata «абсолютно неоправданным» и возложил ответственность за осложнение российско-украинских отношений на тех, «кто пытается искусственно втянуть Украину в НАТО». Разумеется, сам МИД, тут же издал документ, в котором говорилось, что решение украинских властей «в Москве восприняли с недоумением». Дескать, мэру Москвы неоправданно инкриминируется некое посягательство на территориальную целостность Украины, тогда как Юрий Лужков высказал всего лишь мнение, которое совпадает с точкой зрения большинства россиян.

Что правда, то правда – россияне в массе своей также наглядно подтвердили наличие у них аналогичных настроений. Согласно данным всероссийского опроса ВЦИОМ, 68% респондентов выразило убеждение, что «по справедливости Севастополь должен принадлежать России». Более того, 31% высказался в том плане, что России важнее вернуть Севастополь, чем сохранить хорошие отношения с Украиной (противоположной точки зрения придерживается лишь 18% опрошенных). Причем спор по этому поводу граждане согласны вести не только для того, чтобы вернуть город, но и для оказания давления на соседей ради решения тех или иных геополитических задач. Несколько успокаивает лишь то, что когда вопрос задавался относительно готовности посылать  своих сыновей для того, чтобы воевать за Севастополь, то подавляющее большинство говорило: скорее всего, нет (ИАА МиК).

В этой ситуации трудно не согласиться с одним украинским обозревателем, который заметил: «Мало ли какими комплексами страдает «большинство россиян»? Там не только Крым и Севастополь, не говоря уже о Тузле, считают «своими». Большинство россиян и Приднестровье считает своим, и Северный полюс, и Сухуми. Немало найдется в России и тех, кто с удовольствием бы сбросил атомную бомбу на Киев, тем более на Львов. Не говоря уже о том, что для подданных Кремля, оболваненных тотальной пропагандой, СССР является чуть ли не воплощением всех возможных радостей и достижений».

Но вернемся к верхам. В российской политической системе как-то не принято, чтобы представители государства публично высказывали отличную от официальной точку зрения, тем более по вопросам, не входящим в их компетенцию. Известно, что Лужков вовсе не оппозиционер, к тому же в его поддержку выступил МИД. Значит, это не только его частное мнение? То есть, если российское государство однозначно не осудило территориальные претензии Лужкова к Украине, то можно предположить, что он следует официальному внешнеполитическому курсу.

Но как тогда следует расценивать высказывания другого высокопоставленного чиновника, который находился в Севастополе одновременно с московским мэром, однако говорил прямо противоположное: «Сложности, связанные с особенностями пребывания основных сил Черноморского флота на территории Украины (курсив мой – Ю.Ш.), должны решаться путем планомерного переговорного процесса на уровне подкомиссии по Черноморскому флоту, созданной в рамках российско-украинской межгосударственной комиссии». Кто это был? Министр обороны России Анатолий Сердюков. Так есть ли у Москвы единая внешняя политика в этом вопросе?

Кстати, по мнению ряда специалистов, постоянно поминаемое охотнорядцами решение президиума Верховного Совета СССР от 19 февраля 1954 г. о передаче Крыма в состав Украины было продиктовано не фантазиями первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева, а невозможностью возрождения полуострова после выселения крымских татар. После их депортации на полуострове остались 400 тысяч человек населения, что было крайне мало для стабилизации экономической и социальной обстановки в Крыму. К тому же снабжение региона гораздо удобнее было обеспечивать из Украины, поскольку непосредственного наземного сообщения с РСФСР полуостров не имел.

Но, что гораздо важнее, у России нет никаких юридических оснований для обращения в какие бы то ни было «международные инстанции». Конституция РСФСР 1978 года установила, что в РСФСР помимо автономных республик, краев, областей, автономных областей и округов в качестве конституционных единиц имеются города республиканского подчинения (с 1992 года – города федерального значения) – Москва и Ленинград. Соответственно в Конституции УССР 1978 года указывалось, что городами республиканского подчинения являются Киев и Севастополь. Отсутствие у Севастополя статуса российского города федерального значения подтвердила и Конституция РФ 1993 года, которая снова отнесла к этой категории только Москву и Санкт-Петербург (НГ).

Однако и это еще не все. 5 декабря 1994 года, то есть задолго до подписания так называемого Большого украинско-российского договора, который сейчас предлагается разорвать, в Будапеште Россия, наряду с Великобританией и Соединенными Штатами, согласилась на международные гарантии существующих государственных границ Украины (равно как и Беларуси) – за ее согласие на отказ от находящейся на ее территории части советских  ядерных сил. Конечно, из соглашения можно выйти, но тогда для получения права требовать пересмотра границ придется восстановить статус-кво – вернуть Украине то самое ядерное оружие.

Не стоит также забывать, что в случае реальных попыток осуществления территориального передела германские дипломаты могут вежливо напомнить о тысячелетней принадлежности территории Калининградской области к Восточной Пруссии.

Так что, похоже, ничего Москве здесь не обломится. И это, как представляется, будет совершенно справедливо. Достаточно вспомнить, что сама Россия чрезвычайно трепетно относится к собственной территориальной целостности. В частности, в апреле 2005 года Латвия приложила к пограничному договору с ней свою одностороннюю декларацию, в которой содержалась ссылка на мирный договор 1920 года. В Кремле это было расценено как выдвижение территориальных претензий, поскольку в документе косвенно указывалось на проблему Пыталовского района Псковской области, который до войны входил в состав этой балтийской республики и имеет латвийское название Абрене. Помнится, тогдашний российский президент, а нынешний премьер в свойственном ему изящном стиле пообещал латышам от «мертвого осла уши», и подписание договора было сорвано.

С глубоким сожалением можно констатировать, что в России «вставание с колен» сопровождается резким подъемом шовинизма и желанием продемонстрировать великодержавность. При этом, как ни странно, многие представители российской политической элиты не понимают, что заявления такого рода наносят ущерб своей стране. Даже известный националист, постпред России при НАТО Дмитрий Рогозин признал, что «Юрию Лужкову не следовало публично ставить вопрос о принадлежности Севастополя», ибо такое заявление «больше напортило, чем помогло в нашей работе. Это, может, и полезно для достижения какого-то внутриполитического результата, но с точки зрения внешних интересов государства лучше жевать, чем говорить».

В самом деле, чем больше Россия будет настаивать на разрыве Большого договора, наличии территориальных претензий, возможности введения визового режима, тем легче будет дышать сторонникам НАТО на Украине. Тот, кто хочет, чтобы Украина скорее вступила в Североатлантический альянс, как раз и должен заявлять, что Крым и/или Севастополь принадлежат России.

А граждан Беларуси эта история в очередной раз должна была бы заставить задуматься, с кем мы строим «союзное государство».

Обсудить публикацию

 

Другие публикации автора

Метки