Аграрный вопрос: цена его растет

У экономистов во всем мире есть две главные темы: энергоресурсы и продукты питания. Все остальное не так интересно. Включая выборы в США, электоральные компании или выбор места отдыха предстоящим летом.

Что касается нефти и газа, то спектакль под одноименным названием разворачивается во всей красе. Нам предстоит еще многое увидеть, но еще за большее заплатить.
Но продукты питания? Хлеб и мясо. И вообще кому будет хуже всех? И что можно увидеть в «этом» для Беларуси?

Новая цивилизационная траектория?

Это дилемма настоящего и будущего. Кто в конце концов заставит мир перейти к экономии в глобальном масштабе? Нефтяное или аграрное лобби? И те, и другие подпиливают сук, на котором сидит человечество. Или это мировая экономика нас выводит на новую траекторию цивилизационного развития? Того развития, когда надо спрыгнуть на землю и перейти к той ступени развития, когда разумное доминирует.

Не ядерное оружие, не угроза тотального военного уничтожения, а ресурсный кризис подталкивает всех нас к новому образу жизни, новому образу мышления. Это можно понять на основании слабых сигналов мировой и национальной экономики.

Судите сами. Даже в настолько крестьянской стране, как Беларусь проснулось ожидание чего-то необычного. Глава страны объясняет своим аграрным подчиненным, что цены на продукты питания в России, Украине, Беларуси будут такими, как в ЕС. Кстати, по ряду товаров они и выше. Чего обычный белорусский покупатель не знает.

Почему же собственные аграрии настоятельно выступают за 2-кратное повышение закупочных цен. Они, конечно, не понимают, что такими действиями сдвигают ценовые пропорции между секторами. Пока не видят общей картины и предварительных последствий. А что пойдет вверх при решении вопросов в пользу аграриев?

Она уже пошла – инфляция. В мировом и национальном масштабе. Удары кризисных процессов в 70-х годах были слабее. Если сейчас объединить в одном – финансовый кризис (ипотека и недвижимость) + (валютный кризис – доллар) + нефтяной ценовой шок (2-х кратное повышение цен после состоявшегося двухкратного) + кризис на рынке продовольствия – то, что мы получим?
Новый тектонический экономический сдвиг. Надо к нему готовиться? Надо. Всем? Не обязательно. Малые страны могут только демпферировать удары мировых рынков. Сделать более мягкими переходы к новым ценовым уровням и новым соотношениям и пропорциям мирового производства. Это следует держать в уме политологам, экономистам и политикам. Включая и белорусских.

Все мировое сообщество вычисляет, сопоставляет и считает. Необходимые операции по выявлению важных ценовых трендов проделаем и мы. Начнем с импорта продовольствия в текущем 2008 году. Итак, оценим цены на зерновые культуры, молоко и мясо. И, для сравнения – рыбные товары. Цены импорта и цены экспорта, как складываются «условия торговли» по этим группам. Главный вопрос – мы теряем или находим внешние рынки? И что важнее: обеспечивать устойчиво себя, или работать на продажи и действовать на волне роста мировых цен на продовольствие?

Кстати, так у нас получилось с молоком в прошлом году. Продавали так интенсивно, что оставили собственное население без выбора. 2-3 вида молочных продуктов и странное масло. Это многим не понравилось, особенно привыкшим к жирной пище. Да и тех, кто сидел на молочных диетах по прописанной правительством пенсии, также не понравилось. Хитом сезона тогда стал кефир нежирный – главное оружие недовольных продовольственной политикой страны.

Но это только первые удары судьбы. Для страны вырисовывается и более интересная перспектива. Начнем с головы – хлеба. От него мы зависим, от наличия или не наличия зерновых. В годы советского аграрного наступления на урожай путеводной для Беларуси была цифра – 1000 килограммов зерновых на одного жителя страны. Это – была задача партии. Коммунистической и всенародной. Но задача выполнена не была. Не успели, СССР развалился из-за хронической нехватки продуктов питания.

Когда не получилось 1000, то многие стали предлагать ограничиться 700 кг. Что и сделали, хотя подобного рода рационализм отталкивается от мифологической задачи исторического прошлого – воспитания разумных потребностей человека.

Итак – начнем с хлебного дела. Что будет с нами при разворачивании мирового хлебного недопроизводства? Понятно, что мы зависим от мирового зернового рынка. Мы – импортеры, есть и будем продолжительное время. Хотя многие рекомендуют вообще уйти от импорта. Если цены будут непосильными, то так и получится. Но есть ли смысл вообще уходить от импорта? В соседней Украине неудержимо растет производство всех видов продовольственного сырья. Не лучше ли скооперироваться с нею, создать общие международные аграрные МНК и ТНК? Пока есть такая возможность, и мы сможем быть расторопными. Наши удобрения и сельхозмашины, тракторы. Кстати, украинцы будут иметь в ближайшие году хорошие виды на конкурентную в ценовом отношении продукцию. И новые технологии для них и для нас. В условиях роста мирового рынка продовольствия пора выходить на конкурентный уровень вместе.

Запираться от проблем мирового рынка продуктов питания не надо. Укрываться в тихой гавани – любимое занятие глупого пингвина.

Цена хлебного вопроса для Беларуси

Высокие цены на хлеб и зерновые – угроза номер 1 для стран бедных. Для Индии или Китая – это сродни революционной ситуации. Что может и происходить в ближайшие годы. Разрушить коммунистический Китай могут не тибетские монахи, а нехватка риса. И это – реальная угроза. Выбор впереди. Если цены на нефть и рис вырастут в 2 раза, то позиции Китая в мировой экономике достаточно основательно ухудшатся. Нет, это не будет падением, но станет причиной важных сдвигов на мировом рынке.

И мы должны это учитывать. Экономический анализ не просто показывает, что цены на зерновые культуры в прошлом и этом году разные. Мы четко фиксируем именно то, что этот фактор ускоренно сказывается на импортных расходах. Для выявления ситуации в качестве базы расчетов берем показатели импорта зерновых в январе 2007 и январе 2008 годов.

Ситуация достаточно релевантна. Но сейчас пока только начало года – при том, что нет прогнозов по урожайности в 2008 году.

Понятно, что закупки зерна отличаются структурой. Но мы от этого уйдем специально, и посмотрим на результаты торговых сделок. Самым дорогим для нас в начале прошлого года было российское зерно – 377 долларов. Это вся покупаемая выборка. Дорого, но покупали. Важна была структура покупок, да и механизмы изменения торговых сделок нам пока недоступны. По причине собственной экономической значимости. Но, благо, что рынок зерна в должной мере диверсифицирован.

Дешевле обходилось зерно из Казахстана (179), и не столь дорого – украинские зерновые – 205 долларов за тонну. Надо сказать, что рис в прошлом году мы покупали по 439 долларов за 1 тонну. Дороговато, но в пределах разумного, хотя уже в январе 2008 года покупаемый во Вьетнаме рис стоил 560 долларов. Цена поднялась на 27%. Это – новые ценовые реалии нового продовольственного года. Феномен «растущего риса».

2008 год начался ростом цен на зерно. Как видно из диаграммы, за исключением России, цены пошли вверх. Казахское зерно стало стоить на 67% дороже, а украинское – на 35%. Это – новые тенденции исходной базы продовольствия в стране. И за рубежом. Конечно, в середине года будут большие подвижки, но вниз цены не пойдут. Пока не пойдут.

Какие же выводы следует делать? Во-первых, слишком велико напряжение на мировых рынках. И это подталкивает всех к важным решениям. Во-вторых, уже сейчас деньги выгоднее вкладывать в зерно, чем в строительство новых промышленных заводов. Смотрите, что получается. Вложились в покупки и запасы зерна из Казахстана – прибыль составила 67%. А, какой местный или региональный финансовый рынок даст такие показатели? Депозиты в долларах «сидят» на уровне 8% годовых. Понятно, где есть настоящее финансовое счастье? А что для этого мы сделали?

Вывод стратегический – инфляционное давление со стороны внешних рынков продовольствия нарастает. Если не маневрировать ресурсами, и не вести профессиональную работу на мировых рынках, вкладываться в разные ниши, то и мясо и молоко пойдут в ценах высоко вверх. Хотя, трава и силос у нас объективной основы для такого удорожания не имеют. Но суть в экономике малого открытого типа – цены внешних рынков. Мы заложники таких рынков, что надо понимать. И маневрировать, маневрировать.

Хорошо, но смогли ли мы отбить эти затраты на мясе и молоке? Посмотрим на ситуацию экспорта этих наших продуктов. Пока у нас только в сравнении есть два покупателя белорусского мяса. Причем, в этом году статистически оценены закупки нашего мяса Россией.

Хорошо, оставим в стороне дешевые продажи в Польшу, где среди экспортируемого мяса немало было субпродуктов, иначе трудно понять тот уровень цен экспорта. По этой причине – главный индикатор ситуации «цены для России». С двух с половиной долларов за килограмм они увеличились до 3.2 долларов. Прирост вычисляется просто – 24.3%. Значит, ничего пока «не отбили». По России есть некое позитивное движение, но это все условно. Как и полагается, наши цены являются отраженными, вторичными. Производители диктуют, а мы отыгрываемся. Таковы реальности внешней экономики.

Это  механизм возврата цен будет идти до определенного уровня. Конечно, нефтяная группа хорошо отбивается продуктами питания. Сила вынужденной необходимости работает. Или сидеть в холоде, или в голоде? Что страшнее? С холодам можно совладать. А с голодом никак нельзя. Что знает каждый из своего собственного опыта.

А что делать нам? Если все продовольствие будет строиться на повышающейся тенденции цен? Это вопрос не просто к нынешнему руководству. Это вопрос всей будущей экономической политики. Есть ли у нас средства управления в такой ситуации? Точнее, средства адаптации и нормальной ответной реакции. И тут не отделаешься организационными мерами. Даже если министром сельской экономики будет чиновник-экономист, чиновник-либерал.

Пока ответа нет. Кроме указания руководства зарабатывать деньги на росте цен продовольственного рынка. А он нас всех выстроит. И европейцев и белорусов. И нигерийцев с зимбабвийцами. Хотя последние могут и не успеть выстроиться, цены слишком быстро растут, а замены традиционным видам продовольствия в бедных странах нет. И вправду, не делать же бензин из бананов и продавать его с целью покупки канадского продовольственного зерна. Или итальянских макарон.

А что сейчас? Витает вопрос: пора разогревать инфляционную гонку. В итоге все будут недовольны: и население, и аграрии, и политики и аналитики. Впрочем, как потребители мы все равны. Рынок демократичен в этом отношении.

Есть ли выход? Есть, и не только один, а два. Или много. Но для этого надо многое поменять. И не только в совхозах и колхозах.

Обсудить публикацию

 

Другие публикации автора

Метки