Фондовый рынок, приватизация, инвестиции: новые декларации

Изменение условий торговли с Россией, растущая неэффективность белорусской экономики (в силу таких объективных причин, как плохое качество высшего менеджмента предприятий, устаревшее оборудование, неконкурентоспособная продукция и пр.) вынуждает власти как-то реагировать. Поскольку управление осуществляется в ручном режиме, то и способы реагирования на новые вызовы хаотичны и непоследовательны. В результате в последнее время можно наблюдать очевидное противоречие и напряжение внутри органов госуправления, между группами, скажем, «ястребов» и «голубей», если применять такие определения к сторонникам той или иной экономической политики. Это напряжение нарастает, и все чаще можно услышать очень резкие (но правильные) высказывания, например, премьер-министра, объясняющего прописные истины своим министрам.

Результатом этой кулуарной борьбы является ряд указов, декретов, постановлений правительства, которые, по белорусским меркам, принято относить в ряд либеральных, прогрессивных, революционных и пр. Применительно к малому бизнесу сюда относят упрощение норм для осуществления предпринимательской деятельности в малых городах и поселках городского типа (эдакое превращение страны в одну большую свободную экономическую зону), и упрощение налогообложения, лицензирования, регистрации и пр. применительно к бизнесу побольше к таким мерам можно отнести отмену «золотой акции», декрет по постепенной либерализации фондового рынка, некоторое упрощение операций по внешнеторговым сделкам.

Однако, если пристально посмотреть на «невиданную либерализацию» для МСП, то окажется, что упрощения невелики или незначительны. Возьмем упрощение условий для организации и ведения бизнеса в малых и средних городах. Так, Советом Министров утвержден перечень населенных пунктов, на которые распространяется действие декрета президента от 28 января 2008 г. №1 «О стимулировании производства и реализации товаров (работ, услуг)». И окажется, что в Брестской области в перечень вошли все населенные пункты за исключением городов Барановичи, Брест и Пинск (общая численность населения – свыше 610 тыс. человек); в Витебской области – все населенные пункты кроме городов Витебск, Новополоцк, Орша и Полоцк (667 тыс.); в Гомельской – все, кроме Гомеля, Жлобина, Мозыря, Речицы и Светлогорска (свыше 800 тыс.); в Гродненской – все, кроме Гродно и Лиды (415.6 тыс.); в Минской – все, кроме Борисова, Жодино, Молодечно, Слуцка и Солигорска (480); в Могилевской – все, за исключением Бобруйска и Могилева (590 тыс.).

Таким образом, более трети населения страны льготами не охвачено; они действуют только для вновь создаваемых предприятий в очень маленьких городах. На практике привлечение инвестиций в эти населенные пункты будет тормозиться отсутствием инфраструктуры (дорог, интернета, жилья (гостиниц)), капитала (трудовых ресурсов с разными – от рабочих до управленческих – навыков) и специфического менталитета (у всех – начиная от жителей этих малых городов до госчиновников и проверяющих). Ведь смены парадигмы и официального признания приоритета (эффективности) частной формы собственности над государственной с высоких трибун так и не прозвучало. Поэтому есть все основания полагать, что данный указ окажется очередным большим «пшиком».

Либерализация внешнеторговых сделок. Подписали указ, который якобы в значительной мере упрощает отдельные процедуры, связанные с выполнением внешнеторговых контрактов. Удлинили срок получения и согласования документов, которые предприятие обязано представить банку для выполнения функций агента валютного контроля, с 5 до 7 дней. По новому указу регистрация паспортов сделок по внешнеторговым договорам будет осуществляться в случае, если общая стоимость товаров по таким договорам превышает в эквиваленте EUR 3000 (сейчас EUR 1500), а статистических деклараций – на сумму, эквивалентную EUR 1000 и более (сейчас EUR 200). Очевидно, что большая часть сделок превышает указанные суммы, т.е. воспользоваться указанными поблажками сможет ну совсем малый бизнес. Большинство же предприятий, как и банки, будут нести издержки, связанные с выполнением всех многочисленных норм и предписаний (предприятия – собирая многочисленные бумажки, банки – рассматривая их под микроскопом).

Мизерность и неэффективность остальных «революционных» изменений аналогична – упрощение внешнеторговых сделок эфемерно, госрегулирование цен (предельные индексы изменения цен) или регистрацию новых цен никто не отменял; изменения в ставках и способах уплаты налогов так же минимальны и маржинальны.

Теперь возьмем изменения в законодательстве для предприятий побольше. Да, снизили налог на операции с ценными бумагами (акциями, облигациями) – но сколько у нас крупных частных предприятий, которые могут воспользоваться данным инструментом и начать выпускать облигации? Что касается населения и покупки им акций-облигаций, то депозиты в банках не облагаются никакими налогами, да и ставки предлагают немалые. «Золотая акция»? Да, отмена этого инструмента – важный и правильный шаг, однако, учитывая узкую практику его применения, это была скорее ментальная победа у кого-то в голове, а не реальный шаг, значительно улучшающий белорусский бизнес климат. Реальные практики – они для знающих людей очевидны и почти неизменны – те же проверки, отъем собственности в результате «выявленных злоупотреблений», огромные штрафы и полная беззащитность.

Да, указ №113 позволяет покупать убыточные государственные предприятия как имущественные комплексы на конкурсной основе. Но обязательными условиями продажи являются:

 – реализация покупателем инвестиционного проекта и социальных программ приобретаемого предприятия;
– сохранение рабочих мест на период погашения задолженности убыточной государственной организации, создание дополнительных рабочих мест в соответствии с инвестиционным проектом;
– принятие организацией-покупателем неисполненных обязательств убыточной государственной организации;
– аренда земельного участка покупателем (т.е. отсутствие возможности приватизации земли).

Начальная цена продажи предприятия как имущественного комплекса устанавливается в размере 20% его оценочной стоимости на 1 января текущего года. Если предприятие имеет нулевую или отрицательную стоимость, цена продажи составит одну базовую величину. Невиданная щедрость: покупателям, приобретшим убыточное предприятие, предоставляется отсрочка на три года по погашению всех задолженностей приобретенной убыточной государственной организации и рассрочка на шесть лет по оплате приобретенного предприятия как имущественного комплекса.

Правительство предполагает, что реализация данного указа будет способствовать сокращению количества убыточных государственных организаций, привлечению инвестиций в целях модернизации указанных предприятий, дополнительным поступлениям доходов в бюджет. Однако завышенная начальная стоимость и жесткие инвестиционные условия (признание всех долгов, неувольнения работников и пр.) делают такие покупки по-прежнему дорогими для большинства частных инвесторов. Представляется, что немногие белорусские МСП смогут воспользоваться данным указом. В тоже время иностранных покупателей по-прежнему будет останавливать белорусская специфика, и их приход будет скорее индивидуальным, чем массовым.

Например, сотрудничество голландских ABM-Amro и Fortis с предприятиями нефтехимического комплекса теоретически могло бы способствовать приходу других голландских инвесторов, например, того же Heineken. Однако когда множество договоренностей с другими потенциальными инвесторами в пивную отрасль страны заканчиваются разговорами о втором рывке внутренних инвестиций («поднимем отрасль сами») – то предположения и гадания о том, что же убедит «Хайнекен» в привлекательности белорусского рынка, останутся спекуляциями. Ну не бегут на белорусский рынок инвесторы. В том смысле, что слишком многие ушли, по-видимому, не достучавшись до кого-то или постучав не в ту дверь. А встреча инвестора с президентом – это завуалированное послание всем остальным о том, кто определяет «правила игры» в Беларуси.

Еще один очень «прогрессивный» шаг из той же «либеральной» серии – декрет о постепенной либерализации фондового рынка. Следует отметить, что на фоне трехлетних разговоров и десятилетнего, по сути, никому не нужного моратория, итоговый компромисс – не самый выдающийся. Запрет на хождение акций будет сниматься постепенно, в течение трех лет. Однако под мораторий попадало менее 1% от всех акций. Кроме того, конечное решение о приватизации или продажи пакета акций предприятий, принадлежащих государству, по-прежнему остается за президентом. И пока не очень понятно, какие причины могут побудить его сменить текущий подход – продавать редко, дорого, кулуарно. Словом, не очень понятен энтузиазм и восторг чиновников и их уверенность, что теперь на фондовом рынке вдруг станет продаваться больше акций, котировки будут расти и пр. Поскольку без принципиальных изменений условий приватизации и методов ее осуществления все эти поправки и коррекции (безусловно, правильные и нужные) не играют значительной роли.

Таким образом, под влиянием изменения внешних условий (а в Беларуси, напомним, в отличие от Украины или России, все изменения в экономической политике вызываются внешними, а не внутренними факторами) «голуби» и «либералы» пока побеждают «ястребов» и «коммунистов». Однако эта «победа» стоит на хилых ножках и в любой момент, как это часто происходит в политике, может смениться поражением.

Сегодня низкие международные оценки бизнес климата и экономической свободы в Беларуси обуславливают и низкий приток иностранных инвестиций в страну. У нас не очень любят говорить о том, Беларусь является одним из аутсайдеров среди стран Центральной и Восточной Европы по объему привлеченных ПИИ на душу населения за последние десятилетия. Особенно заметна эта разница при сопоставлении Беларуси со странами-соседями. Так, за период 1989-2006 гг., по данным ЕБРР, в Латвии накопленные ПИИ на душу населения составили около USD 2500, в Эстонии – около USD 5000, а в Беларуси всего около USD 300. Более того, мы «проигрываем» по накопленным объемам ПИИ на душу населения и многим странам СНГ. В Грузии этот показатель USD 740, в Азербайджане – около USD 1000, в Казахстане – около USD 2000. (табл. 1).

Недополученные инвестиции – это наши упущенные возможности, несозданные рабочие места и предприятия, неполученные налоговые доходы и пр.

Таблица 1. Прямые иностранные инвестиции и индексы экономической свободы и конкурентоспособности отдельных стран с переходной экономикой (СНГ и страны-соседи Беларуси по ЦВЕ)

 

Чистый приток ПИИ на душу населения (ЕБРР), 1989-2006,  USD

Чистый приток ПИИ за период (ЕБРР), 1989-2006, USD млн.

Индекс сложности ведения бизнеса (Всемирный банк), 2008

Индекс экономической свободы (Heritage Foundation), 2008

Индекс привлечения ПИИ (UNCTAD), 2005

Индекс потенциала привлечения ПИИ (ЮНКТАД), 2005

Глобальный индекс конкурентоспособности (Всемирный экономический форум), 2007-2008

 

1

2

3

4

5

6

7

Эстония

5048

6790

17

12

7

34

27

Латвия

2531

5807

22

38

48

42

45

Польша

2142

81665

74

83

60

44

51

Казахстан

1993

30694

71

76

28

49

61

Литва

1902

6467

26

26

67

39

38

Азербайджан

1114

9360

96

107

1

65

66

Грузия

740

3342

18

32

16

95

90

Армения

502

1615

39

28

37

77

93

Туркменистан

481

3124

-

152

-

-

-

Украина

455

21451

139

133

35

48

73

Беларусь

288

2795

110

150

117

47

-

Молдова

204

377

92

89

34

82

97

Кыргызстан

155

797

94

70

51

101

119

Россия

105

14879*

106

134

89

22

58

Таджикистан

93

615

153

114

33

109

117

Узбекистан

53

1387

138

130

114

111

62

Примечание:* показатель чистого притока ПИИ в Россию оказался достаточно низким, поскольку за период 1989-2006 имел место и существенный отток ПИИ из России, что не характерно для большинства других стран региона.
Источники: EBRD (2006), World Bank (2008), Heritage Foundation (2007), UNCTAD (2006), World Economic Forum (2008).

Не хочется повторять прописные истины, но для привлечения действительно больших объемов ПИИ и бума предпринимательской активности стране важно достойно выглядеть на фоне международных сопоставлений, гарантировать определенный уровень политико-экономической стабильности, прозрачности и предсказуемости. И «правила игры», рейтинги и имидж не меняются в одночасье, одними декларациями или минимальными подвижками в безумном зарегулированном законодательстве. Безусловно, белорусский прогресс будет отмечен различными международными экспертами по итогам года. Однако, поскольку изменения, как было отмечено, в целом незначительны, у страны большие шансы подвинуться, скажем, со 170-го места на 150-е в том или ином рейтинге. Оставаясь все в той же не очень любимой иностранными инвесторами группе стран вроде Венесуэлы, Кубы, Новой Гвинеи, Туркменистана или Узбекистана.

Обсудить публикацию

 

Другие публикации автора

Метки