Защитник человека

Памяти Марека Новицкого

Горькая весть пришла из Варшавы. Умер Марек Новицкий. Имя это пользуется особым уважением среди правозащитников в мире. К сожалению, его немногие знают на Беларуси. Но у тех, кому оно известно, и особенно у тех белорусов, кому помог Марек Новицкий, тоскливо сожмется сердце при этом известии.

Марек был руководителем Хельсинкской организации по защите прав человека в Польше. Признаюсь, мне не очень по душе это бюрократическое сочетание – «права человека». Тянет к более простому и надежному – к «защите человека». Так вот, Марек Новицкий был защитником человека. В самом непосредственном и одновременно высоком смысле этого слова.

Специалист по ядерной физики и влюбленный в горы альпинист, он был смолоду неутомимым активистом «Солидарности». Борьба за права человека началась для него в 80-е годы с организации уличных демонстраций, акций протеста и забастовок во имя справедливости, о которой мечтали тогда сотни тысяч поляков. Конечно, в период военного положения его интернировали. Но когда вышел на свободу, немедленно организовал подпольное издательство, выпускавшее ежеквартальник «Законность. Документы о законе и беззаконии». Так польское общество стало, наконец, учиться нормальному праву. А затем он основал подпольный же Хельсинскский комитет, и началась кропотливая и отважная работа по регистрации преступлений власти, направленных против личности, против граждан Польши.

Комитет этот с началом польской независимости превратился в организацию, адрес которой стал известен тысячам людей. На улицу Братскую (какое неслучайное название!) в центре Варшавы приходили и белорусы. И те, кто хотел объявить миру о своем горе (жены «исчезнувших» белорусских оппозиционных деятелей), и бизнесмены, экстрадиции которых добивались белорусские прокуроры, и студенты, изгнанные из белорусских вузов за участие в демонстрациях и молодежных организациях. И еще множество разных наших сограждан. Их всех здесь терпеливо выслушивали, и тем, кто этого заслуживал, пытались помочь.

Любой мог обратиться и к самому «презесу» – Мареку Новицкому. Если только удавалось застать его. Потому что Марек был в постоянном полете. Человеческая беда многогранна и часто требует немедленного вмешательства. И Марек летел туда, где считал себя нужнее всего. Помнятся его выступления на судах по делам об экстрадиции белорусских граждан. Он не входил в обстоятельства виновности или невиновности... Но много и горячо говорил о состоянии законности в Беларуси, о том, является ли суд у нас праведным судом. И я не помню случая, чтобы на процессе, где выступал Новицкий, суд принял решение об экстрадиции.

Теперь его нет. Поистине осиротела Польша. И белорусы потеряли своего истинного защитника и друга в Варшаве.

Ему было только 56 лет. Он был худой, порывистый, темпераментный очкарик совсем не богатырского вида... И еще он был неисправимый идеалист. В одном из последних своих интервью сказал: «Мир полон добра, которое ежедневно в него приносит человеческий опыт. Зло, даже в самые жестокие времена, явление исключительное... Плохих известий в мире много. Но стоит хотя бы в течение одного дня в году сосредоточиться на хороших новостях. Нужно вернуться к нормальным, забытым пропорциям. И порадоваться тому, что кто-то одолел рак, у кого-то стала больше зарплата, кто-то полюбил и ему ответили, а бездомная кошка нашла добрых опекунов».

Метки