Человеческий капитал

Не надо смотреться в зеркало, что рекомендуют психологи. Особенно по утрам.

Антропологическая катастрофа пока не насела, не навалилась на страну. Маленькую и гордую. С населением, которое идет, точнее, бредет свои путем под руководством всепобеждающего учения о белорусской государственности. Но – не это главное в нашей образцовой жизни.

Скажем прямо и честно – люди берегите себя! Особенно в наше замечательное время. Больше вас никто беречь не собирается. Более того, вами хотят управлять с все большей управляющей энергетикой. Надо же, один забавный чиновник высокого ранга посетовал, что у нас слишком много хотят учиться в вузах. И этот поток студентов надо уменьшать. Чтобы было, кому работать.

Помню нечто подобное от Анатолия Арсеньевича Михайлова, но он об этом говорил, как о реализме обучения и воспитания. Обществу нужны медсестры, а не только врачи. Нужна и операторы машинного доения. Даже дояры – есть такая профессия. И надо очень осторожно помогать найти свою профессию, быть реалистами, а не романтиками. В чем академик был и есть прав. Но чиновник? Кстати, усилиями которого академик и эмигрировал из страны.

Но чтобы – отправлять на заводы и фабрики? Это в духе соцреализма 30-х годов. При этом вроде как совершенно случайно вводится новая система формирования доходов директоров, которая должна сделать их людьми богатыми. В наших представлениях о деньгах и богатстве. Но и это не самое главное. Важнее нижеследующие, как написали бы в 19 веке.

Среди читающих эту статью до 65 летнего возраста доживет всего 50.6% мужчин в своей возрастной группе (когорте, как деловито отмечает статистика ООН). Если вам за 50, отложите статью в сторону и займитесь более приятными делами. С мужчинами вообще получается плохо, как ни крути. Они везде живут меньше женщин. .

Мы трогательно наивны в государственной политике человеческого капитала. Можно придти в аудиторию с избранными студентами и за пару часов убедить университетских слушателей, что платить в общественном транспорте надо всем одинаково. Что 7-летним школьникам, что Николаю Валуеву, если он решиться ехать в минском автобусе. Соцреализм новой выделки на просторах белорусской социальной мысли и той же практики.

В такого рода раздумьях и истощают свой разум и здоровье мужи-политики. Убеждают нас, потом срываются и доводят себя до инфарктов. Не доживают даже до пенсии. А до 65? Этой роковой и важной цифре, которая используется для обмера всех нас ооновскими линейками. Всего половина. И в этом и скрывается вся экономика и социология Беларуси. Лишь половина мужчин дотягивает до запасного аэродрома. Если бы так было на отечественной войне, то мы потеряли бы все самолеты за пару дней. Страну бы потеряли. А тут? Да, ничего особенного. Живут же, курилки.

И сразу на ум приходят важные и ценные мысли. А можно что-то поправить? Довести до ума наш человеческий капитал? Начиная с мужского капитала. Можно. Если уехать в Норвегию, где 84.7% «ихних мужчин» доживают до 65 лет. Причем неплохо и безбедно.

Но не едут белорусские мужики в Норвегию. Едут в Россию на заработки, куда только можно. 600 000 белорусов угнездились временно в соседней стране. Где заработная плата по сопоставимым мужским специальностям в 2-3 раза выше белорусской. По нужным профессиям – точно в 3 раза.

А тут – Норвегия. И не радо денег. Хотя, кому как. Специально несколько дней подряд смотрел один из норвежских ТВ каналов, но впечатление грустное. Сплошные беседы, дискуссии. О главном и самом главном. Иногда поют под электроорган, иногда под гитару. Но настолько спокойно, что белорусское телевидение по сравнению выглядит каким-то «разбэшчанным», крикливым и шумливым. Одно слово – без понятия о смысле жизни и ее ценностях.

Но и женщины не сидят на месте. Они также стали разносить белорусский человеческий капитал по Европе. Да и в Турцию, Египет и другие теплые страны успели забраться на заработки. Кто как. Одни бросили профессию техника по связи и работают в гостиницах Греции. Другие танцуют в Германии. Третьи сопровождают русских бизнесменов в трудных деловых поездках и в Турцию, и в Германию, и в Грецию.

Но многим и на родине неплохо. Женский капитал пока у нас не существует в экономической форме материнского капитала. Как в России, где это обходится в 10 тысяч долларов. Ровно на 2.5 м2 квартирной площади в Москве. Или, что соответствует аналогичным 5 квадратам в Минске. Но хоть это.

Впрочем, природа знает, что делает. У наших родных женщин дома – шансы покруче, чем у мужчин. Так устроено наше белорусское общество, что дает возможность 79.3% женщин дожить до искомого 65-летнего возраста. (В образцовой чемпионской по человеческому капиталу Норвегии – 90.6% женщин без труда доживают до 65 лет. ) Да и после они умеют выглядеть. Когда столько разных кремов и косметики, то в таком возрасте можно выглядеть привлекательной и молодой. О чем можно убедиться на улицах, скажем, Гродно. Где трудно понять, куда делись некрасивые и немолодые женщины?

Это – указания для бизнеса. Самые важные процессы для женщин начинаются после 40 лет. Они со своим внешним капиталом нуждаются в инвестициях. Косметологических, долговременных. Чтобы повысить степень собственной капитализации. Да и страна – ох, как много может заработать на этом сегменте человеческого капитала. Достаточно посмотреть на юных хозяек джипов ценою по 30-40 тысяч баксов. В 20 с хвостиком и такие результаты! Вот, что значит хорошо организованный лизинг. Обладательниц такого уникального человеческого капитала. Никакой профессор экономики такое не сможет сделать в свои 65, когда становится мудрым и очень богатым. На мысли, конечно.

Но вот в чем загвоздка. Никто кроме медиков не обсуждает эти системные стратегические вопросы. Как-то получается само по себе. Ну, есть мужчины в правительстве, но о чем они думают? О тоннах нефти, урожае и зяби. Сами на ? минималисты по своей жизненной перспективе. Но отчаянные романтики. Как говорит мой коллега, профессор Васковский, главная ошибка всех нас состоит в том, что мы думаем, что будем жить вечно.

Что же следует предпринять всем нам, особенно мужчинам в полном расцвете сил? Половина нуждается в обновлении своего жизненного стиля. Вторая половина – вообще имеет биологическое право жить по принципу «год за два». Вопрос в том, как понять, к какой половине ты сам относишься?

Но непреходящие ценности полнокровной жизни важны для белорусских мужчин, как никогда. Особенно в перспективе. А то получается, что не извлекаем уроков прошлого. Вот в Германии, 82.3% мужчин перешагивают 65 летний возраст. Прямо и уверенно. Причем, с употреблением пива в количествах, которые нам и не снились. С аппетитом, который только и есть, что в Германии. И курят и пьют, а как живут? Нам только и догонять своих западных соседей. Правда, делать это придется не одному поколению белорусских мужчин. И даже женщин.

Кстати, напомним, что уже около 600 тысяч белорусов уехали работать в Россию. Не в Германию, хотя вопрос далеко не теоретического свойства. Там, в России выше заработная плата и можно поднять уровень благосостояния семьи. Число работников за пределами страны по разным странам и весям вообще приблизилось к миллиону. Но, прежде чем уезжать, следовало бы познакомиться с тем, что именно в России мужчины живут меньше. До 65 лет там доживают всего 44.7%. Меньше, чем у нас. В Польше – 69.7%. Это – уже ничего, «жить можно».

Но лучше – Норвегия. 84.7% норвежских мужчин будут обаятельны, играть на гитарах и петь песни в свои 65 лет. И нет ничего лучшего, чем инвестиции именно в такой человеческий капитал. Который нам и следует делать. Сегодня и завтра. И не только 65, но и все 650 лет.

Исконный вопрос: что делать?

Мы теряем свою страну. В разговорах и демонстрациях забыли о главном. О том, как сберечь своих людей. О том, что с нами происходит. А ситуация далеко ушла от нас. От нашего разумения и умного обращения с ней. Цифра, какая – миллион соотечественников уехали. 4.4 миллиона работают в нашей экономике, живут в Беларуси.  Целый «лимон» вообще не могут, не хотят жить и работать на родине. Какой министр или премьер, какой президент нужен такой стране?

Когда в стране капитала меньше, чем рабочей силы, то трудовые ресурсы экспортируются. Что с нами и происходит. Когда налоги высокие и прибыль уходит в налоги, а сам доход не капитализируется, а тратится, то и динамика страны будет ниже возможного потенциала развития. И это – также о нас.

Что же делать? Вернуть мужчин (в основном) с заработков? Ввести тонны и килотонны иностранного капитала? Но на нем собственной сильной экономики не построишь. Это тоже не фраза, а опыт Германии и Японии.

Что же делать? Изменить коренным образом налоговую систему. Отказаться от НДС, что скоро сделают россияне. Убрать налог на прибыль, так как это не налог на богатых, каким он был первоначально. Налог на прибыль и получается реально у нас и для нас – налог на инвестиции. 75% собственности в руках государства, а оно – капиталист?

И для этого надо отнимать деньги у предприятий – на доходы чиновников и лимузины? Это же инвестиции. Те, за которые борется и сражается белорусское правительство. И которые станут мощным фактором развития нашего национального капитала. Производительного капитала. В целом, и в процессе изменений в самих институтах экономики.

Да, но, что делать сразу? Непосредственно? Начинать надо с человеческого капитала. На собственных ресурсах и своих возможностях. Мультиплицируя знания и интеллект тех, кто остался. Пока остался. А то, превратимся в страну, потерявшую миллион собственного населения. В мирное время, и в период экономического роста. Вот уж, действительно, белорусские казусы.

Обсудить публикацию

 

Другие публикации автора

Метки