Международная техническая помощь: пути повышения эффективности

Как отмечалось в предыдущих статьях цикла, анализ направлений, объемов и эффективности предоставления Беларуси технической помощи (ТП) представляет значительный интерес.

В первую очередь следует подчеркнуть, что объем предоставляемой Беларуси ТП является недостаточным, и его следовало бы увеличить. Несмотря на враждебное для технического сотрудничества законодательство, программы и их количество должны необходимо расширить исходя из геополитической важности Беларуси и сложности трансформационных процессов, в ней происходящих. В первую очередь, это касается европейских структур, поскольку Беларусь находится в зоне влияния ЕС и граничит с ним непосредственно. Соответственно, в прямых интересах ЕС – косвенно и непосредственно влиять на происходящие здесь процессы.

Польза от ТП и ее необходимость в настоящее время увеличиваются, поскольку Беларусь находиться на перекрестке выбора пути собственного развития. Официальные элиты демонстрируют готовность слушать альтернативную информацию, советы и экспертизу (например, в качестве участия на семинарах и конференциях, чтения издаваемых аналитических записок или брошюр). Да, пусть пока только читать и слушать, но прогресс, по сравнению с практикой 5-10 летней давности значителен.

Изменение модели белорусско-российских отношений открывает окно возможностей для влияния на ситуацию в Беларуси. Международному сообществу следует использовать это «окно» и попытаться улучшить ситуацию с ценностями и представлениями о путях развития, предоставить анализ упускаемых возможностей, варианты альтернативы, поддержки и пр.

Во-вторых, следует отметить, что для того чтобы повысить эффективность ТП, пути и принципы ее предоставления должны быть изменены.

Все проблемы по предоставлению ТП и, соответственно, рекомендации по улучшению эффективности ТП, на мой взгляд, можно разделить на две группы (два подхода): принципиальную и техническую.

Принципиальный подход означает, что международному сообществу следует пересмотреть свои принципы сотрудничества с Беларусью.

Например, согласно официальному определению, в рамках Европейской политики добрососедства, ЕС предлагает своим соседям интенсивный политический диалог и более глубокие экономические отношения, основанные на одних ценностях и интересах в решении общих проблем [1]. В этом смысле, Европейская политика добрососедства (ЕПД), как уже неоднократно отмечалось различными экспертами, в Беларуси провалилась. Причем, не только в продвижении реформ, которые сделали другие страны ЦВЕ, но и в улучшении ситуации с демократией, правами человека или продвижении общеевропейских ценностей. Европейские стимулы не оказывают никакого влияния на экономическую или политическую ситуацию в Беларуси. Не оказывают их и санкции. Скорее наоборот, скептицизм о роли и месте Беларуси в объединенной Европе нарастает. Вместо Плана действий и инструментов ЕПД, Евросоюз предложил исключение из ГСП, увеличение стоимости виз, минимальное сотрудничество в гуманитарной и культурной сферах и, как результат, дальнейшее дистантирование Беларуси от европейской жизни и ее стандартов.

В тоже время, такой подход ни в интересах ЕС, ни в белорусских. Изоляция Беларуси (пошаговый подход) является непродуктивным. Подход к переговорам с позиции силы (согласно которому Беларусь сначала должна кое-что изменить и только после чего ЕС начнет более тесное сотрудничество) не работает.

Таким образом, в настоящее время Евросоюз не предлагает эффективных стимулов по изменению экономической и политической ситуации (нет необходимых кнута и пряника). В современных белорусских условиях текущий подход ЕС является неэффективным и не имеющим значения (невлиятельным). Соответственно, необходимо движение от политики ограничений и санкций к конструктивному, позитивному и взаимовыгодному сотрудничеству. Программы технической помощи в этом отношении являются отличным инструментом. Никто не говорит от отказа от текущих программ, однако их масштаб и направления можно и нужно расширять, в первую очередь, вовлекая официальные и альтернативные элиты в диалог о путях развития, увеличивая переговорные площадки и круг вовлеченных в дискуссию участников, предлагая Беларуси различные инструменты по развитию транспортной и энергетической инфраструктуры, развития частного сектора и пр.

Помимо Евросоюза, изменение принципов предоставления технической помощи Беларуси актуально и для всех других доноров.

Технический подход подразумевает технические предложения по изменению ситуации, которые включают критерии поддержки тех или иных программ, их эффективности в терминах затраты-эффект, охватываемой аудитории, путей мониторинга и контроля, возможности белорусских участников конкурировать (процедуры тендеров), увеличения источников финансирования и т.д.

Так, можно отметить сложный характер подачи заявки. Например, европейские программы Decentralised Co-operation сделаны для гражданского общества Беларуси (поскольку программы ТАСИС нуждаются в формальном одобрении правительства). Это замечательно. Однако требования по участию в этих программах имеют настолько сложную и бюрократическую природу, что немногие НГО или аналитические центры могут в них участвовать, а предлагаемые приоритеты (для проектов, которые будут одобрены) очень спорны. Например, в 2006 г. руководство по написанию заявки на получение гранта предлагало наличие в проекте следующих приоритетов [2]:

1) развитие социального диалога между местными органами власти и структурами гражданского общества, продвигающими социальные и культурные права (что практически невозможно в белорусских условиях);

2) сотрудничество между простыми массами и уязвимыми группами общества;

3) проекты, направленные на снижение бедности (хотя Беларусь имеет одни из самых низких показателей бедности);

4) усиление сотрудничества в местном демократическом процессе (не очень понятно, что такое местный демократический процесс в нашей стране);

5) продвижение разнообразия в культуре и борьба с нетолерантностью (хотя в Беларуси национальная, религиозная и пр. терпимость находится на неплохом уровне).

Для среднего белорусского НГО очень сложно придумать проект, который бы удовлетворял вышеприведенным приоритетам. В результате, такие организации как UNICEF, Красный крест и т.п. получили большую часть фондов данной программы. Безусловно, деятельность этих организаций очень важна, однако она имеет мало общего с заявленными целями по усилению гражданского общества и продвижению демократических реформ.

Во-вторых, несмотря на сложный ( и зачастую иррелевантный текущей ситуации в стране) и бюрократический характер выбора подходящих проектов, информация о возможностях принятия участия в европейских проектах ограничена. Например, ЕС увеличивает помощь Беларуси через программы польского, литовского правительства и другие децентрализованные программы. однако информация о таких проектах и поддержке очень ограничена.

В-третьих, эффективность многих программ (например, спонсорство ТВ каналов и радиостанций) очень низка. Для большинства людей эти радиостанции недоступны или неизвестны (так, по расчетам социологов, не более 5% населения является потребителем этих программ). Например, личный опыт автора – имея спутниковую антенну, я так и не знаю, как поймать БелСат. Активно читая независимые источники информации, я не встретила ни в печати, ни в интернете, рекламу или указание на то, как словить этот канал. Более того, мои многие друзья и родственники также имеют спутниковые антенны, и, в отличие от меня, даже понятия не имеют, что есть такой канал. Соответственно, дорогостоящий проект является совершено безобидным для властей. Аналогичная ситуация и с радиостанциями. Кроме того, автору не известно о дискуссии о содержании этих программ или тендер по участию журналистов, экспертов, авторских программ и т.д.

Спорной представляется и позиция сделать большинство программ белорусско-язычными (при всем уважении к белорусскому языку). Однако первичная задача таких программ и проектов – повышение интереса к происходящему в стране, предоставление альтернативной информации и пр., а не продвижение белорусского языка. Опять же, личный опыт. Мне дважды звонили с БелСат с просьбой дать комментарий. В первый раз – об игорном бизнесе в Беларуси, второй – о забастовке польских таможенников. Неужели единственному альтернативному каналу в стране больше не о чем поговорить?

В этой связи представляется, что рост популярности интернета среди белорусов, увеличивает эффективность различных интернет проектов, чья стоимость несопоставима со стоимостью радио станций и ТВ каналов.

В-четвертых, критерии релевантности тех или иных групп по отношению к определенным программам помощи должны быть пересмотрены. Например, НГО и независимые аналитические центры не могут участвовать в тренингах МВФ, хотя их компетенции  навыки также важны для будущего развития страны. С другой стороны, белорусские чиновники не приглашаются на большинство международных конференций, семинаров, тренингов (школ) и т.д., проводимых международными организациями или в рамках программ ТП (да, иногда чиновники и сами отказываются, однако случаи их игнорирования также имеют место). Такой подход представляется односторонним, и его изменение будет полезно и для независимых экспертов, и для чиновников.

В пятых. Что касается американской помощи, то представляется целесообразным смещение акцента больше на развитие частного сектора и продвижение экономических реформ. Это может быть сделано в форме поддержки программ, направленных на анализ экономической ситуации и разработку альтернативных программ развития, продвижения рыночных ценностей, проведении ряда практических тренингов методов экономического анализа, обучения представителей неправительственного сектора и пр. Нужно усиливать инвестиции в альтернативные элиты, в экспертов (а не студентов, хотя это больше справедливо опять же, для европейской помощи). Распевание на лесной поляне песен на белорусском языке или споры о славной историческом далеком (безусловно, я утрирую), не должно привлекать значительные ресурсы ТП.

Поддержка небольших НГО и акцент на поддержке политических партий в текущих условиях финансирования (что делает невозможным контроль над распределением средств) балует и, в какой то мере, коррумпирует их, и приводит к низкой эффективности этих программ. Кроме того, во время электоральных программ политические партии используют в основном слоганы «против Лукашенко», без четких и привлекательных альтернатив развития. Однако для того чтобы выиграть, в политике быть «просто против» недостаточно. Многие программы по поддержке политических партий и политических НГО страдают недостатком качества и направлены на сохранение статус-кво в рамках существующей политической инфраструктуры. Иностранная идеологическая и финансовая поддержка политических партий – легкая мишень для пропаганды, но слабое подспорье для политического процесса.

Обсудить публикацию

 

Другие публикации автора

Метки