Сезон охоты на политические партии

С 2003 года сообщения о ликвидации демократических общественных объединений стали в Беларуси повседневностью: в 2003 году судами страны были приняты решения о ликвидации 51 организации, у 2004 году было ликвидировано 38 общественных объединений, в 2005 году – 68, за 2006 год количество ликвидированных общественных объединений не было опубликовано, однако оно было значительным и превышало полсотни. В 2007 году подобных сообщений стало сравнительно меньше: по данным министерства юстиции, на конец ноября 2007 года судами были приняты решения о ликвидации 26 общественных объединений. Таким образом, количество принудительных ликвидаций общественных объединений в судебном порядке за 2007 год было наименьшим с 2002 года. В то же время следует учитывать распространение практики «добровольной» самоликвидации общественных объединений: в 2007 году 48 организаций приняли решение о прекращении своей деятельности. Это число свидетельствует о том, что в настоящее время многие общественные объединения, которым органы юстиции угрожают подачей иска в суд о ликвидации, предпочитают принять решение о «добровольном» самороспуске.

Как представляется, в настоящее время сектор независимых от властей зарегистрированных общественных объединений настолько немногочисленный, и деятельность его представителей настолько законопослушна, что власти попросту не видят целесообразности в продолжении «зачистки» общественных объединений. Негативные политические последствия продолжения ликвидационной кампании перевешивают реальные политические выгоды от новых запретов немногочисленных общественных объединений, которые ещё продолжают действовать легально.

Ликвидационная и контрольная активность органов юстиции теперь направлена скорее на политические объединения граждан, то есть на сами политические партии и их региональные структуры на местах. В преддверии парламентских выборов 2008 года власти стремятся обезвредить сектор политических партий как единственный легальный оплот оппозиции. При всём формальном характере оппозиционных политических партий, несмотря на их мизерное влияние на общество, само наличие легальной оппозиции становится теперь потенциальной угрозой для действующей власти. Вероятно, дестабилизация обстановки в стране, вызванная внешними экономическими шоками  и неизбежностью социально-экономических преобразований, может создать условия для роста общественного протеста и его конвертации в протест политический. В такой ситуации даже контролируемые и маргинальные политические партии могут стать точкой концентрации недовольства, стать своеобразным фокусом протеста. Грубо говоря, власти сейчас заняты уничтожением тех структур, которые дождались распада лукашенковской социально-экономической модели, известной как «белорусское чудо», и сейчас рассчитывают наконец получить политические дивиденды от многолетнего прозябания в секторе несистемной оппозиции.

Давление на политические объединения в 2007 году очевидно возросло – это заметно по количеству письменных предупреждений, вынесенных в адрес политических партий, и по самому числу партий, получивших такие предупреждения. На протяжении 2007 года министерством юстиции были вынесены письменные предупреждения практически всем оппозиционным партиям: Партии БНФ, Консервативно-христианской партии БНФ, Белорусской партии «Зеленые», Партии «Белорусская социал-демократическая Громада, Консервативно-христианской партии БНФ, Белорусской партии женщин «Надзея», Партии коммунистов Белорусской, Белорусской социал-демократической партии (Громада).  Некоторые из них получили несколько предупреждений, в том числе в связи с отсутствием зарегистрированных областных организационных структур в количестве, необходимым в соответствии с редакцией Закона Республики Беларусь «О политических партиях» от 2005 года. Предупреждения также были вынесены и ряду проправительственных политических партий – Аграрной партии, Патриотической партии, Белорусской социально-спортивной партии, Социал-демократической партии народного согласия и Республиканской партии. Попытки обжаловать предупреждения министерства юстиции в Верховном суде не привели к их отмене, лишь в одном случае министерство согласилось отозвать предупреждение, явно ошибочно вынесенное политической партии за нарушения, инкриминируемые другой партии. Каждое из таких предупреждений содержало требования об исправлении выявленных нарушений и указывало на возможность дальнейшей ликвидации партии, если нарушения будут продолжаться. Таким образом, были поданы сигналы о росте внимания контрольных органов по отношению к  политическим объединениям.

Всего в 2007 году было зафиксировано два решения Верховного суда Республики Беларусь о ликвидации политической партии оппозиционного характера по иску Министерства юстиции (предыдущий такой случай был отмечен в 2004 году – ликвидация оппозиционной Партии Труда). Эта наиболее жесткая санкция решением Верховного суда от 11 октября 2007 года была применена в отношении оппозиционной Партии женщин «Надзея», что было расценено самой партией как проявление преследования политических оппонентов действующей власти. Данная партия в течении долгого времени вела лишь формальную политическую деятельность, однако как только в её ряды вступили члены ранее ликвидированной Партии Труда, на неё обратило пристальное внимание министерство юстиции. Так же решением Верховного суда от 29 августа 2007 года была осуществлена ликвидация Белорусской экологической партии зеленых «БЭЗ» – из двух действующих в Беларуси партий «зеленых» эта была наименее активна и в суде даже не стремилась сохранить регистрацию. Данные партии не играли заметной роли на белорусской политической сцене, однако обладали брендами, способными привлечь избирателей в случае перехода к пропорциональной системе выборов.

В 2007 году не было зарегистрировано новых партий. Очевидно, что зарегистрировать новую политическую партию в Беларуси не представляется возможным, о чем свидетельствуют безуспешные попытки регистрации Партии свободы и прогресса (неоднократно) и Белорусской христианской демократии (последняя пыталась получить регистрацию в качестве общественного объединения, но ей было отказано, а решением Верховного суда от 30 января 2008 года этот отказ был подтвержден). Попытки партий левого толка образовать блок для координации совместной деятельности в виде Союза левых партий не увенчались успехом – этому объединению партий было дважды отказано в регистрации. В первый раз основанием для отказа в регистрации Союза левых партий было то обстоятельство, что его учредительное мероприятие прошло за пределами Республики Беларусь (при этом белорусское законодательство не содержит подобного запрета, а наоборот устанавливает возможности для деятельности партий на международной арене). 14 февраля 2007 года Верховный суд признал обоснованным отказ в регистрации Союза левых партий, а министерство юстиции вынесло всем партиям-учредительницам письменные предупреждения. Когда же партии вновь попытались зарегистрировать свою коалицию, министерство юстиции инициировало ликвидацию одной из партий-учредительниц (Партии женщин «Надзея»), что наряду с опечатками в представленных протоколах стало основанием для отказа в регистрации, подтвержденного решением Верховного суда от 14 ноября 2007 года. Также в своем отказе в регистрации Министерство юстиции указало в качестве основания то обстоятельство, что в руководящий орган Союза левых партий вошли лица, ранее входившие в состав ликвидированных партий (имеются в виду члены ранее ликвидированной Партии Труда).

На начало 2008 года в Беларуси было зарегистрировано и поставлено на учет 1114 организационных структур политических партий (65 областных, 425 районных и городских, 624 первичные). В том числе были зарегистрированы 52 новые организационные структуры политических партий.

Таким образом, количество политических партий в Беларуси за 2007 год уменьшилось с 17 до 15 партий, при этом деятельность одной из существующих партий (Партии коммунистов Белорусской) была приостановлена решением суда. Наблюдатели отмечают, что репрессии против оппозиционной коммунистической партии связаны со стремлением расчистить поле для деятельности пропрезидентской Коммунистической партии Беларуси. Власти также опасаются, что именно партии левого спектра представляют наибольшую угрозу в условиях обострения социальной напряженности в стране. Правовым основанием для приостановления деятельности ПКБ стало участие в упомянутом учредительном мероприятии Союза левых партий за пределами Беларуси, расположение организационных структур партии не по месту юридического адреса, а так же иные выявленные нарушения. Особо следует выделить позицию ПКБ по поводу требования министерства юстиции о предоставлении полного списка членов партии с домашними адресами. Коммунисты изначально отказались предоставить такие данные, ссылаясь на то, что белорусское законодательство прямо запрещает государственным органам требовать от граждан указания партийности, ограничиваясь предоставлением этих сведений только на этапе регистрации партии. Коммунисты справедливо опасались, что предоставление министерству персональных данных членов партии создаст условия для незаконного давления и репрессий по месту работы и месту жительства, как уже неоднократно бывало во время избирательных кампаний. После длительного спора, вынесения партии предупреждения и в итоге рассмотрения вопроса в Верховном суде ПКБ всё же согласилась предоставить эти данные. Однако в дальнейшем министерство трактовало этот правовой спор как препятствование в осуществлении деятельности министерства по контролю за оппозиционной компартией. Деятельность ПКБ была приостановлена решением Верховного суда  от 2 августа 2007 года по заявлению министерства юстиции на шесть месяцев. Вердикт суда лидер ПКБ Сергей Калякин назвал политически мотивированным и ожидаемым.

Срок приостановления деятельности партии заканчивается 2 февраля 2008 года. Однако, не дожидаясь окончания определенного судом срока приостановления деятельности Партии коммунистов белорусской, министерство юстиции заявило о подаче иска о ликвидации этой партии. Основанием для такого жесткого решения стали обвинения ПКБ в том, что она продолжает деятельность и тем самым нарушает решение суда о приостановлении партии. В частности, как продолжение деятельности ПКБ было расценено участие некоторых её лидеров в ряде международных межпартийных конференций и переговоры с другими политическими партиями Беларуси относительно формата будущего участия в выборах партий, входящих в коалицию Объединенных демократических сил Беларуси. При этом министерство не принимает во внимание, что правовой режим «приостановления деятельности политической партии» не содержит четкого определения того, что может являться его нарушением. Так же не принимается во внимание, что члены этой политической партии могут действовать как физические лица в индивидуальном порядке.

Согласно итогам первых предварительных встреч представителей ПКБ и министерства юстиции в Верховном суде, рассмотрение дела о ликвидации ПКБ будет назначено на дату после 2 февраля, когда уже истечет срок приостановления партии. Нет никаких сомнений, что слушание лишь внешне будет выглядеть как состязательный судебный процесс. На самом же деле государственная власть (и вовсе не судебная её ветвь) будет решать, насколько выигрыш от ликвидации ПКБ  как политического оппонента соотносится с  возможными внешнеполитические минусами от ликвидации одной из крупнейших оппозиционных партий. Очевидно, что ликвидация ПКБ если не поставит крест на возможном диалоге режима Лукашенко с  Западом, то серьёзно осложнит его.

Обсудить публикацию

 

Другие публикации автора

Метки