Выбор президента: ключ ситуации в экономической победе над номенклатурой?

/Трест/

Выбор президента: ключ ситуации в экономической победе над номенклатурой?

Для политического класса Беларуси вопрос его собственной судьбы является ключевым. Иного и быть не может, притом, что в нашей политике нет места оппозиции. Будет ли это место потом для «кого-то»? Вопрос, да еще какой. Долгие годы военных действий на политическом поле привели к тому, что политически раненых и травмированных хватает с той и другой стороны.

Однако в нашей нынешней истории «за кадром» остается процесс дефрагментации элитных групп и образований. Власть в стране сегментирована не только по политическим кластерам. «Вещь в себе» – власть экономическая, которая и определяется стратегический выбор нации. Увлеченность политическими играми заслоняет картину перераспределения экономической власти. В этом сегменте далеко не простая ситуация. Более того, постепенно будет происходить перераспределение «силовых полей» в экономике. Укрываться за государственной собственностью правящему классу долго не придется. Слишком много рычагов находится у тех лоббистских групп, которые уже сегодня претендуют на перераспределение экономической власти.

Застой по-белорусски

В одном из фокус-исследований по проблеме президентских выборов в Беларуси была выявлена такая точка зрения: «Пусть Лукашенко остается президентом. Раз начал, пускай и закончит». Психологизм ситуации налицо. Есть начало и ожидается завершение «чего-то». Эта данность не всегда оценивается белорусскими аналитиками, которые в значительной степени ритуально оценивают роль и место президента А.Лукашенко  в некоей официальной истории страны. Как драма преподносится его очередное участие в выборах, которое и сам президент проводит как всенародный бенефис внутренней и внешней политики. Созданные новые традиции президентства, по меньшей мере, смущают и означают, что в логике развития Беларуси есть только один путь – «бюро-государственный», когда неономенклатура, освоившись с небольшим наследием старой партийной и хозяйственной номенклатуры, станет главным инициатором и реализатором всей экономической, политической и духовной жизни.

Вот именно в этом моменте возникает интересный парадокс. Авторитаризм нынешней белорусской власти лежит на поверхности, но внутри этого авторитаризма инсталлированы новые «точки» развития и формирования власти в стране. Самое простое – все списывать на А.Лукашенко, и это делается и будет делаться с готовностью как противниками, так и сторонниками власти. Заметим, что переход одних и тех же персоналий из «этой» когорты в «ту» происходит в нашей стране быстро и успешно.

По этой же причине сам Александр Григорьевич позволяет своим подчиненным приписывать все победы президенту, убеждаясь, что правильное руководство номенклатурой явно способствует укреплению личной власти. Она росла и растет, но до бесконечности такой рост продолжаться не сможет. Мы еще не проходили период испытания собственностью, богатством.

Интуитивно «партия власти» стремится к тому, чтобы закрепить свои позиции в обществе и сделать это при помощи денег и собственности. Достаточно посмотреть, какие усилия прилагаются для создания фирм и ООО родственниками, детьми тех, кто находится у каналов распределения ресурсов, заказов, денег, кредитов. Создание своего финансового источника не считается зазорным у белорусской номенклатуры. Дело в том, что это пока носит скрытый характер. Быть связанным с бизнесом все еще опасно, и можно попасть «под руку» в борьбе политиков. Но выхода нет, равнодушно смотреть, как делаются деньги и какие сделки проходят мимо для представителей нашей неономенклатуры, не представляется разумным. Да и жить хочется хорошо «здесь и сейчас».

Многих удивляет то, как быстро стала дорожать недвижимость в стране. Даже однокомнатные квартиры уже стоят около 30000 долларов. И это при ситуации, когда любая приватизация государственной собственности свыше 60000 долларов находится под контролем президента. Понятно, что рынок недвижимости стал местом вложения денег неономенклатуры и тем рынком, который дает возможность вложить и заработать новые деньги.

При этом происходят любопытные вещи. Под Минском «вдруг» резко усилилось коттеджное строительство. Бум стал визитной карточкой нового отношения к собственности. Он затронул и тех, кто находится у власти. Строиться стали высшие государственные чиновники, причем все и сразу, организованно. Это стадный синдром, кстати, организованный с известной целью. Новой традицией стал «юбилейный подарок» в виде коттеджа. Правда, без отделки, но не будем придирчивы.

«Формы повседневности» нынешней номенклатуры явно опережают прошлые «привилегии», которые  раздражали население и были бельмом в глазу партийной номенклатуры. Не будем говорить о новых дорогих автомобилях, но как-то, встречаясь со своими старыми знакомыми, обнаружил, что все они пересели на добротные и дорогие иномарки, о которых только мог мечтать секретарь обкома или горкома партии. В коттеджных поселках (странный термин для этих образований) стало очень много домов, которые стоят с закрытыми окнами и в которых никто практически  не живет. Приходит садовник или просто рабочий, убирает территорию, досматривает дом. Лишь иногда появляется некий хозяин, а скорее, доверенное лицо или дальний родственник, который быстро уезжает и «не светится». В произведениях архитектурного искусства насчитываются иногда десятки комнат, но высокие заборы и плотные завесы скрывают наших новых белорусов.

Скажем прямо, это все – цветочки. Наша неономенклатура готовится к иной жизни, добротной и уверенной. Сейчас – опасно, официальная нынешняя мораль двойственна по своей природе, и пока демонстративный аскетизм лучше. Надо  просто подождать, время придет.

Придет время и легализации новых капиталов. Одним из самых богатых слоев общества стал директорат и местные чиновники. Они не на виду у центральной власти, живут в своих скромных квартирах, но не тянут резину, а делают деньги. Мои коллеги из минских вузов заметили, что как только дочь или сын далеко не самого заметного районного или областного чиновника поступает в столичный вуз, то в течение года родители покупают квартиру в Минске. Это стало традицией, естественным движением не только родительских чувств, но и вложения денег. Более того, покупать жилье в районных центрах, на своей «родине» вообще потеряло всякий смысл. Подальше от глаз, поближе к центру.

В пропагандируемой «белорусской экономической модели» социальная доминанта явно не соответствует реалиям времени. Номенклатура нового образца создает для себя не эгалитарное, а элитарное общество. Учиться дети должны не в ветеринарном вузе (кстати, наоборот, много лиц с таким образованием пробились на высокие посты в обществе и науке), а на факультете международных отношений. Все идет, как в свое время в Москве в сладкое застойное время. Кстати, часто возникает параллель: сейчас у нас и происходит подобный процесс. «Застой по-белорусски» – это формула, отражающая нынешнее положение дел. Чиновники живут своей жизнью, народ – своей. Те и другие зарабатывают, как могут. Внешне – красно-зеленые знамена, барабаны и торжественные заседания. Клянутся в верности только не КПСС, а президенту. На словах конечно.

Думаю, что Александр Григорьевич это понимает. Он вообще «имеет зуб» на столичную номенклатуру и чутьем понимает, что она его в определенный момент времени «сдаст». Сразу и коварно. По этой причине тасуются кадры, меняются премьеры и высшие чиновники. Но это в итоге не меняет существа дела.

Существенный парадокс нашей страны заключается в том, что «хвост управляет собакой». При всей авторитарности власти и ненапускной строгости Александра Лукашенко. Факты – положение предприятий, цена на газ, умиротворение социальной обстановки на предприятиях и в регионах. Когда президент говорит, что он заботится о народе, он не обманывает ни себя, ни народ. Но неономенклатура о себе заботится гораздо лучше и деловитей. Да и живем в такие времена, когда каждый день может стать главным в жизни клана, семьи. Надо отсидеться, чуть-чуть или больше схватить, спрятать и быть внешне озабоченным по поводу судьбы простых людей. Это – суть нашего застоя.

Логика новой конвертации власти

Точка зрения о неономенклатуре как испуганном, запуганном и аморфном сообществе так же состоятельна, как и парадигма «экономического чуда» Беларуси. Кстати, и само «чудо» бы не состоялось, если бы «приводные ремни» были негодными. Зарабатывая деньги на нефтяной волне, наша хозяйственная неономенклатура неплохо зарабатывает и для себя.

Более того, белорусский директорат и государственные чиновники пока пересидели  первую волну президентского популизма. Более того, признали этот популизм неплохим инструментом упрочения своего положения. Даже наезд на демократическую прессу более выгоден тысячам чиновникам на местах, нежели президенту. Он пока может полагаться на свои контрольные органы, но и они не железобетонные. Они не хотят быть аскетами, жизнь не такая долгая, да и по статистике она все время сокращается. Надо жить сегодня, а не когда-то. Пресса же только раздражает и мешает, вытаскивает на свет то, что видеть никто не должен.

То, что наш директорат не жалует политическую оппозицию, является свидетельством его хорошей интуиции. Он понимает, что реальная экономическая власть у них, директоров, а обещания приватизации со стороны демократических романтиков еще надо проверить. Придут и сами для себя приватизируют. Лучше никого не слушать, не поддаваться на происки демократов, а тихо и спокойно делать свое дело. Создавать свои собственные первоначальные накопления капитала. Этому учили в институте, и это были практические знания, капитал – это сила.

По своей сути нынешняя неономенклатура становится для белорусского президента «троянским конем». Она пока обменивает свое неплохое положение на временный обет верности президенту. Сытыми стали и иные чиновники при власти, достаточно посетить любую городскую и районную администрацию. Неплохие кабинеты, мобильники новых моделей, хорошо одетые секретарши. Пока хватает, но главное – впереди.

Что же главное? Власть политическая пока еще не отделена от экономической. Имея власть хозяйственную, организационную и политическую, надо будет в ожидаемом будущем ее закрепить, усилить и зацементировать. Беларусь не будет оставаться еще на десятилетия страной государственной экономики. Никто не остался в такой ситуации на просторах бывшего СССР. Да и глупо для нашей политической элиты оставить процесс раздела собственности на откуп кому-то другому. По этой причине главный выбор неономенклатуры впереди. Выбор методов конвертации политической и организационной власти во власть экономическую. Но надолго и законно. При этом нужны и моральные оправдания, надо убедить в «нужности» такой конвертации рабочих и служащих, которые работают миллионами на государственных предприятиях.

Нужны и умные формы создания «своей власти». Конечно, довести до банкротства предприятия труда не составляет, потому спешить в этом деле не надо. Нет благоприятного момента. Пока же формируются свои собственные белорусские хозяйственные «полевые командиры». На местах в регионах идет процесс срастания вертикальщиков, силовиков, директоров в сообщества будущих приватизаторов. Российский опыт поучителен, наши приватизаторы действуют так же, как и новые русские. Сначала создают коммерческие структуры для перекачки средств предприятий, затем делают предприятие убыточным и дешевым, затем медленно и тихонько пытаются его перепродать, переиначить в свою пользу. Попробуй проконтролировать десяток тысяч предприятий, которые находятся под властью наших хозяйственных «полевых командиров». Это тоже в традициях партизанской республики.

Политический класс пользуется своим положением. Испытывая страх перед президентом, неявно, осторожно создает для себя новую собственность и укрепляет собственную экономическую власть. Через различные фирмы, ООО, компании с ограниченной ответственностью и неограниченными возможностями. Потом наступит время для легитимизации своей новой власти. Надо будет превратить политическую власть в экономическую, точнее – конвертировать мягко и «элегантно». Это неизбежно, как «крах мирового империализма».

Процесс идет уже сегодня. Его суть в том, что на нынешнем этапе происходит скрытая приватизация оборотного капитала. Президент не разрешает приватизировать станки, здания и трубы. Не надо, начнем с того, что изменим направления финансовых потоков. В свою пользу через систему «пылесосов» – частных фирм, которые работают на входе предприятия и на выходе. Первые покупают и перепродают сырье и комплектующие для предприятия, вторые – перепродают готовую продукцию. Можно работать на небольшой марже, даже в 5%, но через 15-20 оборотов средств финансовые ресурсы государственного предприятия перейдут в руки приватизаторов оборотного капитала. Деньги есть, их надо спрятать в России или оффшорах. Наступит время и на эти деньги покупается основной капитал. Что и требовалось доказать.

Страна «засиделась» на обломках социализма, но элита с неизбежностью будет реформировать то, что осталось от старой номенклатуры. У самолетов, заводов, пароходов появятся хозяева. Фамилии, которые вы уже знаете, они сейчас противники «гнилого либерализма». Их дети будут объяснять нашим детям преимущества частной собственности и рыночных механизмов.

Остаются детали. Но принципиально важные. Белорусский президент, рассчитывая оставаться у власти достаточно большое время, должен принять принципиально важное решение: когда и с кем осуществить стратегическую конвертацию политической  власти в стране? Во-вторых, как это сделать мягко и социально сглаженно. В-третьих, следует ли разбить наголову нынешний директорат и конвертировать власть нынешнего политического класса в экономическую власть нового поколения политиков своего круга? В-третьих, с какими деловыми зарубежными кругами достигнуть договоренности о распределении активов крупной собственности, крупных предприятий? В-четвертых, что оставить «другим» для формальной социальной справедливости в деле приватизации народной собственности.

Есть и другие вопросы. Основной же – смотреть, как хозяйственная номенклатура постепенно перекраивает власть, деньги и собственность, или «наехать» на нее? Разбить ее наголову, победить, используя ресурс всех ветвей власти? Стать единственным контролером политической и экономической власти в стране? И насколько хватит сил на все это? Да и надо ли?

Итак, смысл происходящего сегодня и завтра – в экономической победе над неономенклатурой. Вопрос в том, захочет ли директорат, местные «полевые командиры» оказаться в роли «козла отпущения». Тем более что отпускать будут не на свободу!

Можно и иначе. Политическая элита готова стать элитой экономической. Даже втайне мечтает об этом. С другой стороны, активные и креативные  бизнесмены и директорат готовы идти в политику. Неплохой вариант конверсии. Но это уже «другая песня». И кто это считает, что страна в таком «интересном положении» является «черной дырой»?

Метки