Эпопея славянского парламентаризма. Польша

Вслед за Украиной наступает очередь Польши – в воскресенье там пройдут выборы в Сейм, причем также внеочередные. Правда, в отличие от наших южных соседей, причиной их назначения стала не вульгарная попытка перекупить часть нестойких оппонентов с целью создания в парламенте конституционного большинства, а ситуация «как у взрослых»: распад правящей коалиции.

Напомним, что нынешний состав парламента был избран в конце сентября 2005 года. Тогда две выросшие из «Солидарности» правые партии – консервативная «Право и справедливость» (ПиС) и либеральная «Гражданская платформа» (ГП) – достаточно далеко оторвались от своих соперников, набрав, соответственно, 27 и 24 процента голосов. Кроме них, в Сейм прошли «Союз демократических левых сил» (СДЛС) и популистская «Самооборона» (по 11%), консервативно-националистическая Лига польских семей (8%) и крестьянская Польская народная партия (ПКП, 7%).

Казалось, что принадлежность обоих победителей к правой части политического спектра делает совершенно естественной их коалицию. Однако расхождения, прежде всего в экономической сфере, оказались слишком значительными. ГП ратовала за свободную рыночную экономику, уменьшение роли государства и приватизацию, скорейшее введение евро, а также обещала ввести единую ставку в 15% для подоходного налога, налога на доходы компаний и НДС. ПиС же относился к либеральным идеям в экономике с подозрением и выступал за налоговые льготы и государственную помощь неимущим.

В результате коалицию составили ПиС, «Самооборона» и Лига польских семей, при этом лидеры последних, Анджей Леппер и Роман Гертых, получили посты вице-премьеров и, соответственно, министров сельского хозяйства и науки и образования. Пост же премьера занял Казимеж Марцинкевич, которого уже несколько месяцев спустя сменил лидер ПиС Ярослав Качиньский, брат-близнец президента страны Леха Качиньского. Кстати, впервые известность они обрели в 1962 году, сыграв близнецов в фильме «О двоих, укравших луну», причисленном впоследствии к классике польского детского кино.

Данная коалиция с самого начала считалась непрочной. Так и оказалось. Как метко заметил О’Генри, каждый трест имеет свое слабое место, и в данном случае таковым оказалась «Самооборона». Бывший фермер и боксер-любитель Анджей Леппер, иногда называемый «польским Лукашенко», создавший в 1992 году партию, популярность которой обеспечило недовольство части населения вступлением Польши в Евросоюз, не раз вступал в конфликт с премьером. Он был против практически всех важных шагов братьев Качиньских, заявляя, что они «больны властью», высказывался за уменьшение польского контингента в составе НАТО в Афганистане, настаивал на проведении референдума по вопросу размещения американской ПРО в Польше, предлагал решать вопрос о возобновлении поставок польского мяса в Россию на двусторонней основе, без посредничества Брюсселя.

Глухого

Осенью прошлого года Ярослав Качиньский уже лишал Леппера поста вице-премьера, однако три недели спустя вынужден был отменить свое решение из-за возникшего правительственного кризиса. На сей раз в острую фазу конфликт вступил 9 июля, когда президент Лех Качиньский по просьбе премьер-министра снял Леппера со всех правительственных постов. Официальной причиной был назван коррупционный скандал, в который якобы был замешан вице-премьер.

Вскоре выяснилось, что обвинения против лидера «Самообороны» были сфабрикованы Центральным антикоррупционным бюро (ЦАБ) Польши. По замыслу разработчиков операции, Леппера должны были взять с поличным во время подписания сомнительных документов о перерегистрации 35 гектаров сельхозугодий на коммерческие цели. Его двух помощников арестовали якобы за получение взятки в размере 1,1 млн долларов, а вот пана Леппера вроде бы успели предупредить.

Вслед за этим междоусобица началась и в самой ПиС. 8 августа со своего поста был уволен глава МВД Януш Качмарек. Как только об этом стало известно, в отставку подал руководитель главной комендатуры польской полиции. Вынужден был оставить свой пост и глава Центрального следственного бюро, причем польская прокуратура распорядилась провести обыски в кабинетах и квартирах всех трех отставников.

Именно Качмарека заподозрили в утечке информации о деятельности ЦАБ. Речь идет об упомянутой операции, которая привела к отставке Анджея Леппера. Теперь прокуратура будет выяснять, кто из этих силовиков мог выболтать тайну. Экс-министр дал понять, что за ним вели наблюдение, его телефонные разговоры прослушивали, а электронную почту читали. Всего через час после отставки он заявил, что в операции ЦАБ было «много неясностей, а в кругу подозреваемых находятся также другие министры». («Время новостей»,  10.08.07)

В конце августа Качмарек выступил в Сейме с сенсационным докладом о санкционированном властями прослушивании лидеров оппозиции и членов правительства. Как следовало из доклада, братья Качиньские инициировали тотальную слежку за действующими польскими политиками. Премьер занял жесткую позицию. Он запретил членам коалиции критиковать действия правительства и президента и категорически выступил против требования «Самообороны» и «Лиги» о создании специальной комиссии по расследованию деятельности ЦАБ. Партнеры с этим не согласились, и 13 августа Качиньский заявил об окончании работы коалиции, уволив всех министров от «Самообороны» и «Лиги польских семей». Ставший оппозиционером Роман Гертых обвинил премьера Качиньского в том, что методы его правительства угрожают демократии.

В конце концов 7 сентября Сейм конституционным большинством принял решение о самороспуске. За это в открытом голосовании высказались 377 парламентариев, против – 54. Поддержали данное решение представители четырех партий – ПиС, ГП, СДЛС и ПКП.

Польские эксперты считают, что досрочные парламентские выборы понадобились Качиньским, чтобы застраховать свою партию от падения популярности и предотвратить нарастание политической активности оппозиции. В конце июня по заказу Gazety Wyborczej был проведен социологический опрос, который показал, что почти три четверти населения Польши негативно оценивают деятельность правительства Ярослава Качиньского, а большинство населения страны считает его худшим премьер-министром со времен краха коммунистического режима в 1989 году. Досталось и президенту страны Леху Качиньскому: 62% респондентов заявили, что он не справляется с функциями главы государства. В качестве основных причин недовольства называют конфликт с медицинскими работниками, объявлявшими забастовку с требованиями повышения зарплаты и улучшения условий труда, столкновение с консервативными католиками, считавшимися электоратом братьев. Стандартная критика в адрес близнецов включает в себя также более серьезные обвинения: кумовство, нарушение Конституции и неуклюжие меры по лишению работы тех, кто был связан с коммунистическим режимом. Многим полякам не понравилось и то, что ПиС сформировала коалицию с «Самообороной» и «Лигой».

Кроме того, правительство заслужило репутацию нетерпимого, обрушиваясь на политических оппонентов, инакомыслящих, суды и геев. Этот хаос отражается на внешней политике Польши – в настоящее время примерно в четверти посольств нет послов. Накануне недавнего саммита Европейского Союза многократное и эмоциональное повторение Качиньскими заклинаний о причиненном Германией ущербе во Второй мировой войне, ослабило позиции Польши. Как написала британская The Financial Times, поляки имеют законное право отстаивать свои национальные интересы. Это соответствует правилам игры в Европейском Союзе. И никто не имеет права требовать, чтобы они забыли свою национальную историю. Но нападки на Германию контрпродуктивны для Польши, тем более, что она справедливо опасается возрождающейся России».

По мнению американского журнала Time, «за пределами Польши Качиньских часто изображают как некий комический дуэт, пару невзрачных деревенских простофиль, которые правят при помощи сантиментов и напускной набожности. Их осуждают за упорную защиту польских интересов в Брюсселе и параноидальном на вид отношении к врагам внутри страны. Но ПиС – это не шутки, и было бы ошибочно недооценивать их притягательность для польской публики, ошеломленной темпом перемен после падения коммунизма в 1989 г. Многие поляки считают, что эти перемены были им навязаны коррумпированными, далекими от народа и чересчур грамотными лидерами». Близнецы же пытаются создать себе имидж людей, живущих простой, честной жизнью. Премьер-министр Ярослав живет с матерью и котом и не имеет счета в банке и водительских прав. Президент Лех, у которого есть жена и взрослая дочь, утверждает, что его единственное желание – в полном здравии достичь окончания президентского срока.

После самороспуска Сейма и назначения на 21 октября досрочных выборов открылось трансфертное окно в политических партиях. Первым известным перебежчиком из партии власти стал сенатор Радослав Сикорский. Сикорский с момента победы ПиС на предыдущих выборах и до февраля нынешнего года возглавлял военное ведомство – сначала в правительстве Марцинкевича, а затем в кабинете Ярослава Качиньского. При поддержке ПиС он стал сенатором от Быдгощи. Теперь он там же будет участвовать в досрочных парламентских выборах во главе списка ГП. Упомянутый же бывший глава МВД Качмарек принял предложение «платформы» стать кандидатом на пост премьера.

Кроме того, была создана левоцентристская коалиция «Левые и демократы» (ЛиД), объединяющая СДЛС, социал-демократов, Демократическую партию и «Союз труда». Лицом избирательной кампании ЛиД стал экс-президент Польши Александр Квасьневский. Но в день, когда блок назвал Квасьневского своим кандидатом на пост премьер-министра, в польских СМИ появилась информация о выступлении бывшего главы государства перед студентами Киевского университета. На показанной телеканалами видеозаписи видно, что Квасьневский был явно нетрезв. И это стало темой для жестких комментариев – дескать, экс-президент опозорил страну.

Фаворитами предвыборной гонки считаются ПиС и ГП, рейтинг обеих партий колеблется в районе 25-30%. Расклад сил в этой паре пока неясен: поначалу «Гражданская платформа» в опросах общественного мнения опережала ПиС. Но в конце сентября Gazeta Wyborcza опубликовала результаты опроса, согласно которому лидировала уже последняя. Тогда эти партии могли рассчитывать на 32 и 35% голосов соответственно. Заметно отставала от них коалиция левых и правоцентристов во главе с экс-президентом страны Квасьневским, у которой 17%.

К электорату ГП относят население крупных городов – более образованное и обеспеченное. Избиратели ЗиС – католики и менее образованные жители сел и городков. На победу партии Качиньского работают и хорошие экономические показатели, хотя, как вполне справедливо заявляет оппозиция, это не столько достижение правительства, сколько во многом результат членства Польши в ЕС, которого, кстати, добился еще Квасьневский, поскольку каждый год Польша получает от ЕС 6 миллиардов долларов субсидий.

Наиболее вероятным считается расклад, при котором ГП и ЛиД объединятся в коалицию и сформируют правительство. В этом случае ПиС превратится во влиятельную оппозиционную партию, которую поддерживает президент. Чтобы сохранить влияние, сторонникам братьев Качиньских надо не допустить ситуации, при которой коалиция будет контролировать 270 мест в сейме – тогда она сможет преодолевать президентское вето. Так что борьба на выборах будет идти за каждый голос.

ПиС повела предвыборную кампанию достаточно агрессивно. Для начала Варшава объявила, что не пригласит на выборы наблюдателей от ОБСЕ, «поскольку Польша является демократией и в мониторинге не нуждается». Представители ОБСЕ выразили опасение, что это решение может стать прецедентом для других стран, в том числе для России. Однако позднее данное решение польских властей было пересмотрено.

В целом же ПиС пытается бороться не с ГП, а именно с левыми: объяснить идеологические различия с «платформой» не так уж и просто, особенно когда представители одной партии оказываются в предвыборных списках другой. А там можно пугать избирателя посткоммунистами, напоминать о тяжелом наследии ПНР и олигархах, которые обогатились благодаря поддержке Квасьневского. Главным элементом программы ПиС в последние два года стала кампания по освобождению официальных структур – прежде всего, военной разведки и министерства иностранных дел – от балласта коммунистической эпохи. Заодно глава правительства постоянно напоминает, что Варшава отстояла 10-летнюю отсрочку вступления в силу невыгодных для нее новых правил голосования в ЕС, а также добилась солидарности в отношении России и энергетической безопасности: «Теперь нас уважают, мы стали страной, с которой другие вынуждены считаться» («Независимая газета», 03.10.07).

Первые теледебаты провели Ярослав Качиньский и Александр Квасьневский. Выступление экс-президента показалось полякам чуть более убедительным. Состоявшиеся же 12 октября дебаты между Ярославом Качиньским и Дональдом Туском принесли ошеломляющий результат – около 90% зрителей отдали победу лидеру ГП. После это рейтинг «платформы» вырос до 39%, в то время как поддержка ПиС уменьшилась до 29%. Не стоит, однако, забывать, что хотя перед прошлыми выборами ГП давали 42%, а ПиС – 25%, в итоге победила партия Качиньских. Причем даже если Ярослав потеряет пост премьера, останется Лех с президентскими полномочиями, а они в Польше немалые.

Самое интересное, что, несмотря на всю эту политическую неразбериху, Польша успешно превращается в современную европейскую страну. Экономический рост составляет сегодня 7 процентов в год, сотни тысяч молодых поляков работают в Западной Европе. По результатам «Общественного диагноза-2007» – самого широкого исследования условий и качества жизни – граждане страны счастливы, как никогда раньше. Потребление достигло самого высокого уровня в истории. Например, жители деревни обедают в ресторанах, берут кредиты на компьютеры и т.д. Как следствие, почти 76 процентов граждан оценили, что чувствуют себя счастливыми. Это лучший результат за весь период существования независимой Польши. Вероятно, это и есть самый главный результат обретения реальной независимости.

Что касается отношений с Беларусью, то при любом исходе существенных изменений не предвидится, так как и одни и другие заявляют о своей поддержке демократических сил. Можно предположить, что в случае победы ГП позиция Варшавы несколько ужесточится, если Дональд Туск решит припомнить нашим властям недавний отказ впустить его в страну и тем более их соответствующие комментарии по этому поводу.

Обсудить публикацию

 

Метки