Фактор консолидации

В рамках конференции BISS «К новому видению Беларуси» 10-12 сентября 2007, Киев

В Беларуси подходит к концу трансформационная «пауза», в которой страна пребывала с 1994 года. Способность белорусских властей сохранять экономическую и социальную стабильность и предоставлять населению приемлемый уровень жизни на основе только частично модифицированной советской модели создало обуславливало низкий общественный спрос на политические и экономические альтернативы развития.
Ситуация изменилась в результате белорусско-российского нефтегазового конфликта  зимой 2006-2007 г. Повышение цен на нефть и газ не привели к немедленному коллапсу сложившейся в стране социально-экономической модели, но наглядно продемонстрировало как белорусским элитам, так и обществу в целом неизбежность ее коренного пересмотра. Это открывает отсутствовавшее ранее окно возможности представления обществу экономических и политических альтернатив.
События зимы 2006-2007 г., однако, также продемонстрировали, что независимые аналитическое и политическое сообщества не пытались представить ответов на вставшие перед страной вызовы, ограничились стандартным набором предсказаний о грядущем экономическом коллапсе. Это позволило белорусским властям использовать кризисную ситуацию для упрочения своих позиций.
Стала складываться парадоксальная ситуация, когда предложение альтернатив  развития начинает отставать от спроса на них, которая не может быть объяснена исключительно реалиями политической ситуации в стране или неспособностью контрэлит к созданию альтернативного видения и программ. Отсутствие традиций практического взаимодействия между интеллектуальным сообществом и стейкхолдерами политических и экономических процессов, равно как и чёткого понимания природы акторов перемен (которым адресованы создаваемые альтернативы) создает ситуацию вакуума вокруг незавимимых аналитического, гражданского, и политического сообществ. 
Неизбежность перемен делает актуальным выработку нового видения Беларуси. Под этим мы понимаем обозначение реальных сценариев трансформационных процессов в стране, на основе чего станет возможным достижение среди интеллектуальных, политических и гражданских элит консенсуса о направлении развития страны в будущем и выработку альтернатив развития Беларуси, адресованным обществу и элитам. 
Белорусский Институт Стратегических Исследований (BISS) cоздан с целью изучения и представления альтернатив развития Беларуси путем диалога с участниками и стейкхолдерами социальных, экономических и политических процессов в стране. Мы убеждены, что создание позитивных альтернатив развития страны невозможно силами одного аналитического центра или внутри замкнутого сообщества. Поэтому мы считаем необходимым развивать диалог внутри независимого экспертного сообщества, с гражданским и политическим сообществами, равно как и налаживать коммуникации с официальным экспертным сообществом и представителями государственной бюрократии, понимающими необходимость перемен.
Мы также считаем, что диалог о реформах и новых путях развития необходим между интеллектуальными элитами и обществом в целом. Наши исследовательские задачи соответственно нацелены на изучение социальных контрактов, выяснение пространства для диалога, определение возможных каналов коммуникации между элитами и обществом, и определение круга акторов перемен.
Понимая, что подобную миссию невозможно выполнить в одиночку, BISS стремится создать платформу для взаимодействия и объединения интеллектуального потенциала различных сообществ и  групп.   Конференция «К новому видению Беларуси», состоявшаяся в городе Киеве, Украина, 10-12 сентября 2007 г. Была своеобразным приглашением независимого аналитического сообщества к откровенному диалогу о способности независимого аналитического сообщества представить новое видение Беларуси и предложить альтернативы развития белорусскому обществу, о  том, что необходимо для усиления его потенциала как общественной силы, способной не только предвидеть, но и продвигать процессы социальных, политических и экономических изменений в Беларуси.
Мы не стремились сразу ответить  на все вопросы, стоящие перед страной. Вместо этого, мы стремились сделать три шага к выполнению заявленной нами миссии.

  • Первый шаг – это оценка ситуации и обсуждение возможных сценариев развития Беларуси в будущем.
  • Второй шаг – это определение повестки дня для независимого аналитического сообщества, его исследовательских и практических задач.
  • Третий шаг – это обсуждение возможных форм диалога и сотрудничества внутри аналитического сообщества с целью предоставления обществу  альтернатив развития.

На конференцию были приглашены представители аналитического сообщества Беларуси, молодые исследователи, гражданские активисты, журналисты, иностранные эксперты и наблюдатели, дипломаты, представители европейских институтов. Всего число участников и наблюдателей на конференции превысило 90 человек, из которых 48 были белорусские участники. Были представлены практически все независимые аналитические центры и группы, которые формально или неформально работают в Беларуси. Дискуссии конференции  были организованы в рамках пяти пленарных панелей и одного заключительного заседания, в ходе которого члены Совета BISS – модераторы панелей, сформулировали подвели итоги дискуссии и сформулировали свое видение дальнейшего развития ситуации в Беларуси.
Конференцию приветствовали Аки Петерсон, который недавно возглавлял Офис ОБСЕ в Минске, а теперь представляет делегацию Совета Европы в Украине; Дирк Шубель, -- представитель делегации Евросоюза в Украине и Мартин Бутора, основатель словацкого Института международных отношений (Institute for Public Affairs), один из организаторов "бархатной революции" в Словакии в 1989 году. В выступление г-на Петерсона и г-на Шубеля был сделан акцент на необходимости консолидации демократических сил Беларуси. Выступление г-на Бутора было посвящено роли аналитического сообщества в продвижении процесса демократических перемен. Основываясь на опыте Словакии, г-н Бутора сделал акцент на трех необоходимых условиях превращения независимого аналитического сообщества в действенного актора перемен – коммуникация с обществом, координация усилий внутри сообщества и кооперация с политическими и социальными акторами.
Панель 1. Политическая ситуация в Беларуси после президентских выборов 2006 года: тенденции и сценарии.
Ведущий – Виталий Силицкий, директор BISS
Дискутант – Елена Тонкачева, Фонд развития правовых инициатив
Рапортер – Денис Мельянцов, аналитик BISS
Первая панель была нацелена на критическое осмысление политических и социальных процессов в Беларуси после президентских выборов 2006 года. На обсуждение были вынесены следующие темы:

  • Была ли вспышка гражданской активности во время президентской кампании 2006 года ключевым событием, приведшим к новому качеству гражданского общества в Беларуси, или это было единичное отклонение от «нормального» положения вещей в авторитарной Беларуси?
  • Имеет ли смысл обвинять белорусскую оппозицию в бездействии или же обстоятельства выше ее усилий по изменению ситуации?
  • Можно ли говорить о трансформации режима Лукашенко после конфликта с Россией и роста интереса ЕС к ситуации в Беларуси?
  • Как должны действовать демократические силы Беларуси, чтобы изменить существующее положение вещей?

В своем выступлении, член Совета BISS Павел Данейко обратил внимание на постепенную эволюцию политического режима в Беларуси. Энергетический конфликт 2007 года с Россией подстегнул уже наблюдавшуюся с начала десятилетия тенденцию к пересмотру основных «социальных контрактов», или принципов взаимоотношений между государством и обществом. (одной из такой тенденций является усиление экономического влияния государственной бюрократии, которое постепенно восстановилось после «популистского» периода 1990-х гг.). Белорусские власти сделали ставку на поддержание и повышение уровня жизни населения в качестве меры внутренней самолегитимизации. Для этого в новых условиях отсутствия дешевых цен на энергоносители необходимы инвестиции, привлечение которых, в свою очередь, требует от власти определенных внутренних изменений. Благодаря конфликту во многом изменились ценности электората, который от поддержки харизмы Александра Лукашенко перешел к рациональной поддержке проводимой в Беларуси политики. Конфликт с Россией содействовал достижению первого национального консенсуса о ценности независимости белорусского государства. Этот консенсус создает парадоксальную ситуацию для оппонентов власти - политическое противостояние теряет очерченную «линию фронта» между «пророссийским» Лукашенко и ориентированной на независимость оппозицией, что вынуждает последнюю искать новые послания к обществу.
Доклад члена Совета BISS Петра Марцева был направлен на вычленение конкретных политических групп, действующих в Беларуси, и прогнозирование их действий в условиях социально-политической трансформации в стране. Марцев выделил четыре такие группы: властная суперэлита, прозападная, пророссийская и белорусская группы. Ни одна из упомянутых групп не обладает долгосрочной стратегией, однако все группы попытаются разработать новые концептуальные планы и спроектировать новый образ будущего Беларуси. Позитивный сценарий будущего развития страны имеет шанс на реализацию только при осознании политическими группами общих ценностей и координации действий. В противном случае Беларусь рискует упустить свою историческую возможность и потерять государственную независимость, в чем не заинтересована ни одна группа.
Политолог (руководитель программы «Политология. Европейские исследования» ЕГУ) Андрей Казакевич в рамках данной панели представил доклад, посвященный тенденциям в региональных элитах по итогам местных выборов 1999, 2003 и 2007 годов.         На основании статистических данных докладчик выделил несколько тенденций, определяющих эволюцию местных советов депутатов: «старение» депутатов, олигархизация местных советов, сокращение представительства политических партий в региональных законодательных органах, рост представительства крупных городов за счет сокращения представительства сельских округов. Данные, представленные в докладе, позволяют сделать вывод об усилении позиций во власти «статусной» номенклатуры и о об определенной зачистке партийного поля, возможно, под переформатирование политической системы под игру в «управляемую демократию».
В докладе независимого журналиста Юрия Дракохруста было отмечено, что состояние политической оппозиции является отражением состояния общества и интеллектуального сообщества, поэтому критика интеллектуалами представителей оппозиции является во многом самокритикой. По мнению Дракохруста, никакие предложения со стороны экспертов не смогли бы изменить ситуацию в обществе и оппозиции в краткосрочной перспективе. За последние 10 лет было использовано множество концепций развития оппозиции, ни одна из которых не была эффективной. Вместе с тем, по словам Дракохруста, от качества самой оппозиции не зависят сроки смены политического режима; от оппозиции зависит лишь последующее развитие страны. Эти тезисы, которые спровоцировали оживленную дискуссию среди участников конференции, далеко не бесспорны, если вспомнить ту ключевую роль которую сыграло экспертное сообщество, в сотрудничестве с политическими акторами, в продвижении демократических перемен в целом ряде стран.
Эксперт немецкого Stiftung Wissenschaft und Politik (Берлин) Райнер Линднер обратил внимание на формирование нового формата отношений между Беларусью и Европейским союзом, индикатором которого может служить участие В. Воронецкого в конференции по ЕПС в Брюсселе. По мнению г-на Линднера, Россия признала уход Беларуси на Запад, тем самым, разрушив последние иллюзии относительно перспектив создания Союзного государства. Геополитическая переориентация Беларуси происходит в рамках процесса распада всего постсоветского пространства как геополитического концепта. Параллельно с этими процессами происходит «белорусизация» Беларуси и вынужденная белорусизация Лукашенко, которому необходимо искать новые основания собственной власти в условиях, когда Россия больше не является фактором, обеспечивающим его бессрочное политическое выживание.  Новые геополитические и экономические условия привели к изменениям в демократическом сообществе и правящей элите, для которой, как и для общества в целом, экономика стала значить больше, чем идеология.  Г-н Линднер также подчеркнул значимость Интернета, который в современных условиях играет более важную роль, чем членство в политических партиях и общественных объединениях.
Дискутант панели Елена Тонкачева отметила  разницу в оценках ситуации докладчиками, а также обратила внимание участников конференции на отсутствие посредника в будущей трансформации политического режима в Беларуси. Г-жа Тонкачева согласилась с мнением Ю. Дракохруста относительно маловероятности одновременного существования в одной стране слабой оппозиции и сильного аналитического сообщества.
Ocновные выводы:

  • наличие важных перемен в белорусском обществе, которые, с одной стороны, создают новые окна возможностей для демократизации страны, а с другой – представляют вызов для политической оппозиции в виде возможности «приватизации» властью оппозиционного дискурса и имитации реформ.
  • демократическая оппозиция не имеет стратегии прихода к власти и не имеет навыков работы с электоральными группами;
  • умозрительность большинства экспертных оценок, недостаточное количество и качество исследований, позволяющих понять процессы, протекающие в обществе;
  • необходимы скоординированные действия экспертного сообщества и демократической оппозиции.

Панель №2: Белорусское общество: изменившийся социальный и медиа-ландшафт
Ведущий – Андрей Вардомацкий, член Совета BISS
Дискутанты – Игорь Задорин, центр Циркон, Москва, и Алесь Антипенко, член Совета BISS
Pапортер – Кирилл Гайдук, аналитик BISS
Данная панель была нацелена на осмысление в белорусском социальном и медийном ландшафте. На обсуждение были вынесены следующие темы:

  • Какова природа и направление социальных изменений (если таковые наблюдаются вообще) в современной Беларуси?
  • Возможны ли перемены в белорусской медиа-ситуации?
  • Какова природа «социального контракта», связывающего государство и общество и при каких условиях можно ожидать его пересмотра в будущем?
  • Какова природа акторов возможных перемен?
  • Есть ли возможности для нового социального диалога под влиянием российско-белорусского энергетического кризиса?
  • Какую роль может  сыграть гражданское общество для налаживания такого диалога?

Целый ряд международных организаций (Freedom House, Heritage Foundation и ряд других) указывают на то, что в Беларуси СМИ жестко контролируются государством. Возможности выражения различных точек зрения ограничены. Жанна Литвина (председатель Белорусской ассоциации журналистов) разделяет эти оценки. По ее словам, власть стремится установить политический контроль над медиа, чтобы использовать их в качестве «идеологической и пропагандистской машины» для обеспечения «стабильности [существующего] политического режима». Как отметила г-жа Литвина, важны три функции государственных СМИ. Во-первых, они «эксплуатируют тему стабильности» в современной Беларуси. Во-вторых, альтернативные политические силы «жестко и аморально» дискредитируются. Часто это используется для «идеологической мобилизации» - третьей функции государственных СМИ – в случае возникновения «угроз политическому режиму» (внутренних либо внешних).
Установление практически монопольного контроля над медийным (и публичным) пространством серьезно затрудняет доступ к альтернативной информации. Таким образом, манипулирование общественным мнением мешает людям адекватно воспринимать ситуацию. В итоге они становятся политически неактивными и не выражают поддержку альтернативным политическим силам. В такой ситуации для оппозиции мало шансов добиться успеха. Однако, для оппозиционных сил проблема создается не только государственным контролем над медиа, но и потребительским отношением населения к СМИ. Иссделователь лаборатории НОВАК Надежда Ефимова в своем выступлении обратила внимание на структуру медийных предпочтений  белорусского общества, в которой доминируют развлекательные программы, сериалы и т.д. Именно переориентация на такой развлекательный формат позволяет государственным СМИ поддерживать стабильно высокую аудиторию. Реальную конкуренцию им составляют только независимые СМИ подобного формата (как, например, Комсомольская правда в Белоруссии, которая опередила традиционного лидера газетного рынка – проправительственную СБ-Беларусь Сегодня, в охвате читательской аудитории). По мнению участников дискуссии, такая структура предпочтений ничем не отличает Беларусь от других европейских стран.
Означает ли это, что усиление роли независимых СМИ (рейтинги которых растут, как отметила г-жа Литвина) позволит пошатнуть монополию государственных масс-медиа и принесет популярность политической оппозиции? Социологические исследования пока не дают положительного ответа на этот вопрос. То, как население оценивает свое благосостояние, может служить объективным показателем принятия или непринятия сегодняшней ситуации. Независимый аналитик Александр Соснов утверждает, что «оппозиция может рассчитывать лишь на поддержку 30% населения». Большинство (70%) поддерживают власть «по социально-экономическим вопросам», поскольку их уровень жизни растет. Власть как бы «покупает» себе популярность. Это особенно заметно во время важных политических событий (что было отмечено и в третьей панели экономистом исследовательского центра ИПМ Александром Чубриком). Схожее «позитивное социальное ощущение» среди жителей Беларуси было зафиксировано и «Евразийским монитором» (результаты исследования представлены Игорем Задориным из российского ЦИРКОН Центра). Таким образом, ответ экономической социологии прост: пока в Беларуси наблюдается рост доходов, оппозиция вряд ли сможет «переиграть» власть.
Сочетание контроля над СМИ (включающей ограничение доступа к ним оппозиции) и способность правительства увеличивать благосостояния населения заставляют сделать пессимистичный прогноз относительно будущего. Существующая ситуация может оставаться неизменной довольно долго. По крайней мере, перемен можно ждать только тогда, когда независимые СМИ наладят каналы распространения информации (а этот процесс в настоящее время идет, как отметила г-жа Литвина) или же рост доходов серьезно замедлится (например, вследствие роста цен на энергоносители).
Однако, удовлетворенность уровнем жизни имеет и обратную сторону. Несмотря на то, что рост благосостояния является существенным фактором легитимации действующей власти, «экономическая детерминация» может быть лишь начальной точкой отсчета. Стремясь поддерживать рост доходов и потребления, власть, по мнению члена Совета BISS Андрея Вардомацкого, загоняет себя в «рейтинговую ловушку». Долгое время ее рейтинг строился на способности людей удовлетворять свои материальные запросы. Однако с ростом доходов изменяются и сами потребности. На первый план выходит «качество жизни», формируются информационные запросы и карьерные устремления, которые не могут быть реализованы в рамках авторитарной системы.
Поэтому, в отсутствие существенной либерализации, вполне вероятна «революция среднего класса». Тенденция к падению популярности власти наблюдается уже сейчас, и изменение цен на энергоносители (с последствиями которых удалось справиться) – отнюдь не единственная причина. Изменения «качества» потребностей, появление новых запросов – именно какие факторы постепенно будут становиться все более значимыми. Схожие результаты представлены и в «Евразийском мониторе». Как подчеркнул российский социолог Игорь Задорин, как только решена проблема «выживания», на передний план выходят проблемы «качества жизни». Лишь удовлетворение новых запросов и потребностей позволит выбраться из «ловушки рейтинга».
Пример молодежных субкультур показывает, что  экономические причины далеко не всегда лежат в основе протестных настроений.. Ирина Виданова (главный редактор журнала «CDMAG») отмечает, что эта активность вызвана «стремлением к свободе». На это указывает и деятельность целого ряда субкультур, которые не всегда выражают себя политически. Гражданская активность становиться все более распространенной. Отчасти это связано с тем, что существующие альтернативные политические силы не предлагают активной молодежи какие-либо действенные формы участия. Однако культуролог Максим Жбанков не разделил оптимизма Видановой относительно активности молодежи. Последняя остается очень разной, а активная (и политически, и граждански) молодежь – лишь маленькая группа, которая «не может быть активной социальной силой».
Сформулированные выше ожидания – не результат теоретических размышлений. Социологические исследования показывают, что, начиная с 2002 г. на смену харизматической поддержке пришла рациональная поддержка власти. Кроме того, отношения между властью и обществом, – которые многие участники конференции обозначали как «социальный контракт» – не построены исключительно на материальных факторах. Как отметил независимый журналист Юрий Дракохруст, «социальный контракт – это не пайка». Они также имеет и «моральный аспект». По мнению Дракохруста, он связан с недопущением разрыва в уровне доходов. Действительно, как показывают новейшие исследования (Гайдук и Чубрик, 2007), рост доходов в Беларуси сопровождался сокращением неравенства в доходах.
Другим свидетельством «перехода количества в качество» является – как отметили и г-н Вардомацкий, и г-н Соснов – некоторый рост «проевропейской» ориентации среди населения Беларуси. Однако вполне вероятно, что это вызвано конфликтными отношениями с Россией, которая традиционно воспринимается как ближайший союзник Беларуси. Тем не менее, некоторая напряженность в отношениях с Россией не должна восприниматься как угроза. Григорий Иоффе (Университет Рэдфорда, США) и политолог Владимира Мацкевич высказали схожие мнения: конфликт с Россией служил серьезным «внешним вызовом», который способствовал, по мнению г-на Иоффе «консолидации нации». По словам г-на Мацкевича, консолидация происходит двумя путями – или «нас призывают на войну с Россией или же призывают ограничить польскую экспансию». Специфический процесс национального строительства под эгидой белорусских властей, по мнению Иоффе, в корне меняет ситуацию для оппонентов белорусской власти, так как линия на «жесткую оппозицию» фактически выбивает их из этого процесса. Таким образом, внешние факторы продолжают играть очень важную роль в экономической и социально-политической жизни Беларуси. Эти факторы более четко проявились в ходе зимней «нефтегазовой войны» между Беларусью и Россией.
Основные выводы:

  • С одной стороны, налицо существенные изменения в ценностных и геополитических ориентациях белорусского общества, усиление проевропейских и пробелорусских настроений. С другой стороны, уровень поддержки власти остается стабильно высоким. Это свидетельствует не только о растущем уровне благосостояния (не факт, что наиболее обеспеченная часть общества является одновременно и основой социальной базы власти), но и   о том, что власть активно переформатирует  «социальные контракты» с обществом, перестраивая их так, чтобы обеспечить свою легитимность в этом новом ценностном контексте. Для этого используется и такой прием, как частичное заимствование «дискурса» оппозиции.
  • В то же время, исследовательское сообщество имеет лишь слабое представление об этом процессе переформатирования. В частности, данные о предпочтениях, ценностях и политических ориентациях социальных групп в докладах и выступлениях прозвучали лишь отрывочно. Для практиков из политического и гражданского сообществ недостаточно знать о том, что лишь 30% населения, является  сторонниками перемен: необходима информация о том, кто они, и почему 70% ими не являются, с кем из этой группы возможен диалог. Иными словами, информация о природе акторов перемен практически не была озвучена.
  • В отсутствие такой информации дискуссии о социальном ландшафте преимущественно идут о неком «среднем избирателе», который удовлетворен своим материальным положением, но в будущем может стать более требовательным. Практики в политическом и гражданском сообществе вынуждены выстраивать свою стратегию вслепую: например политическая оппозиция выдвигает лозунги экономической либерализации, которые не поддержал в ходе президентских выборов 2006 года частный бизнес, а в 2007 году сделала ставку на кампании протестов против отмены льгот, в то время как общество, за исключением некоторых групп, безразлично отреагировала на эту, казалось бы, супернепопулярную меру.
  • Отсутствие такой информации является следствием как недостатка исследования, так, возможно, и отсутствием традиции взаимодействия между политическим и гражданским сообществом. Однако, можно отметить как обнадеживающий факт, что их представители согласились в ходе дискуссии, что такое взаимодействие крайне необходимо для обоих сторон.

Панель № 3: Белорусско-российский кризис: вызов белорусской экономике и проблемы энергетической безопасности
Ведущий – Павел Данейко, член Совета BISS
Дискутант – Алексей Пикулик, European University Institute
Рапортер – Кирилл Гайдук, аналитик BISS
Данная панель была посвящена последствиям энергетического конфликта между Беларусью и Россией зимы 2006-2007 года. Конфликт стал знаковым событием для политического и экономического развития современной Беларуси. Некоторые аналитики рассматривали кризис как «начало конца» политической и экономической модели, существовавшей в Беларуси на протяжении последних 12 лет. Другие же считали, что кризис несет в себе угрозу независимости Беларуси. В то же время, несмотря на некоторые признаки наступающих трудностей в экономике, представляется, что Президент Лукашенко оказался единственным, кто выиграл от этого конфликта политически. В свою очередь, экономика далека от краха. На обсуждение участников были вынесены следующие вопросы:

  • Привел ли белорусско-российский энергетический конфликт к образованию нового политического контекста внутри Беларуси и/или вокруг нее?
  • Отрылись ли новые возможности для политической оппозиции?
  • Может ли белорусская экономика приспособиться к росту цен и если да, то каким образом?
  • Каковы последствия энергетического кризиса для Запада и России и как эти стороны представляют свою будущую стратегию в отношении Беларуси?

Белорусско-российский энергетический конфликт стал вызовом для экономики и политики Беларуси. Некоторые эксперты посчитали его «началом конца» существующей в Беларуси экономической модели – а вслед за ней, возможно, политической. Однако этого не произошло. Экономисты Александр Чубрик (исследовательский центр ИПМ) и Ярослав Романчук (руководитель центра Мизеса) показали, что белорусская экономика по-прежнему тесно связана с российской и коренных изменений пока не произошло.
Согласно расчетам, представленным г-ном Чубриком, за десятилетний период (с 1996 по 2006 гг.) «газовая и нефтяная субсидия, а также союз с Россией обеспечили около 80% прироста ВВП» (в среднем 5.4% прироста ВВП в среднем за год с 1996 по 2006 гг.). По мнению г-на Романчука, «российский фактор» всегда следует учитывать и в будущем. По целому ряду важнейших для белорусской экономики товаров сохраняется сильная зависимость от российского рынка. Наращивание экспорта в Россию позволило частично компенсировать ухудшение платежного баланса вследствие роста цен на нефть и газ. Однако г-н Романчук отмечает, что экспорт Беларуси в Россию зависит от «политической воли» российского руководства. Поэтому следует опасаться «политически мотивированного» блокирования белорусского экспорта.
Как отметил г-н Чубрик, в краткосрочном периоде (до двух лет) властям удалось справиться с последствиями повышения цен на энергоносители. Поэтому не стоит ожидать серьезного кризиса в год или два. С одной стороны, внешнеторговый дефицит частично удалось компенсировать за счет более высоких цен на важные экспортные товары (металлы и калийные удобрения). С другой стороны, выросли внешние заимствования. По всей видимости, власти «решили запастись деньгами на будущие периоды». Ведь внешнеторговый дефицит может привести к девальвации национальной валюты, что снизит зарплату в долларовом выражении. Это означает, что «социальные обязательства», взятые правительством, выполнены не будут – со всеми вытекающими негативными последствиями. Правительство четко осознает это, и будет стремиться поддерживать уровень жизни.
Вместе с тем, повышение цен на энергоносители все же отразилось на экономике Беларуси. Замедлился рост ВВП, потребительский бум стал затухать, а доверие к национальной валюте снизилось (в начале года вырос спрос на наличную иностранную валюту, а впоследствии выросли банковские вклады в иностранной валюте). Однако, по мнению г-на Чубрика, в среднесрочном и долгосрочном периоде белорусская экономика может столкнуться с определенными трудностями. Пока, отмечает он, «власти не осознали серьезности проблемы энергетической эффективности экономики». Вполне возможно, что власти пойдут на частичную либерализацию экономики (чтобы повысить ее эффективность). Поэтому насущной задачей для Беларуси является реформа энергетического сектора и модернизация отечественной промышленности, чтобы удержать прежние темпы роста доходов и ВВП. Таким образом, проблема энергетической безопасности – это внутренняя проблема Беларуси и ее решение зависит от того, какой сценарий выберут власти.
Хотя энергетическая проблема видится основной для Беларуси,  в долгосрочном периоде «опасным и жестким вызовом» для белорусской экономики станет способность предприятий удержаться на «сверхконкурентном» российском рынке. По мнению экономиста Павла Данейко, этот вызов нужно учитывать уже сейчас. Ведь только устойчивая экспортная ситуация позволит Беларуси решать проблемы роста цен на энергоносители.
В свою очередь, политологи склонны рассматривать кризис как путь навстречу «переформулированию и пересмотру идентичности и баланса элит». Кирилл Коктыш (МГИМО, Россия) отмечает, что пока российские элиты не заинтересованы в поглощении Беларуси. «Фигура покупателя отсутствует», так как мышление российских (правящих) элит – чисто экономическое. Для них существует «либо действие, либо затратное действие». Беларусь же остается «невыгодным, затратным приобретением». Поэтому они неактивны, в том числе в плане содействия формированию «компрадорской» элиты (то есть группы людей, проводящей интересы российской элиты). Сама попытка создания такого лобби (может привести к расколу «управленческого класса» на «проевропейскую» и «пророссийскую» фракции. В целом, ориентация на более сильного партнера неизбежна – ведь «управленческий класс» ориентирован на «фигуру суверена». Однако есть и иной сценарий. Для Беларуси приемлемым было бы «класса менеджеров, которые будут мыслить Беларусь в качестве точки отсчета». Видимо, г-н Коктыш имеет в виду национально-ориентированную технократию, способную умело «лавировать» между Россией и ЕС, выигрывая от сотрудничества с обоими участниками.
По мнению политолога Владимира Мацкевича, нефтегазовый конфликт не привел к ослаблению белорусского государства. С одной стороны, новые условия торговли с Россией активизировали процессы создания новой идентичности и «формирования нации». С другой стороны, экономический шок заставит правительство решать проблему энергоэффективности экономики. Наконец, обострение отношений с Россией заставило начать некоторое сближение с Западом. Однако, по словам Ирис Кемпе (Университет Мюнхена, Германия), несмотря на признаки «проевропейской ориентации» Беларуси, роль России важна и может проявиться в будущем. Например, в Украине России не удалось оказать влияние через элиты, поэтому был «избран фактор энергетического давления». Беларуси будет непросто продолжать курс на сближение с Европой. В результате возникнет стремление вернуться к строительству «Союзного государства», в рамках которого вероятны конфликты.
По мнению Олега Соскина из Института трансформации общества (Украина), белорусско-российский конфликт – не конфликт двух стран. Это следствие «целой паутины [геополитических] противоречий. Они являются следствием «политики крупных [Европейских] корпораций, а именно французского «Трансгаза» и немецкого «Рургаза». Они не заинтересованы во вступлении Украины в ЕС, поскольку не хотят сталкиваться с ростом цен на транзит газа (до уровня в 6-7 евро). В этом связи г-н Соскин видит более эффективной «восстановление балто-черноморской оси» и более активное сотрудничество Беларуси и Украины в энергетических вопросах. Таким образом, проблемы энергетической эффективности и, как следствие, энергетической и экономической безопасности, не могут быть решены внутри – необходим пересмотр геополитических ориентиров Беларуси.
Дискутант Алексей Пикулик отметил, что выступающие затронули отдельные области весьма глубоко, однако требуется увязка экономических, политических и социальных факторов в единое целое. Пока же были затронуты только экономические вопросы (Чубрик), возможные изменения правил игры, которые могут оказать влияние на политические процессы (Коктыш), а также взгляд со стороны ЕС – в основном с точки зрения энергетической безопасности (Кемпе). По мнению Пикулика, авторитарные режимы могут демонстрировать разную динамику (так, треть авторитарных режимов Латинской Америки существуют до сих пор). В свою очередь, Беларусь является особым режимом – «это авторитарная, социалистическая модель» и в то же время «государство-рантье», построенное на распределении социальных благ. Поэтому в дискуссии явно отсутствовало «государство». Вместо этого внимание было уделено возможной трансформации режима. Действительно, уже появляются группы, способные бросить вызов существующей модели или же модифицировать ее тем или иным образом. Однако более плодотворным было изучение изменений, одновременно протекающих в сфере политики, экономики и государства.
Основные выводы:

  • Доклады, сделанные в рамках панели и последовавшая дискуссия не позволили дать исчерпывающих ответов на все поставленные вопросы. Пока же эксперты единодушны, что мы являемся свидетелями перемен, но каких-либо масштабных изменений еще не произошло, так как белорусская экономика белорусская экономика оказалась в состоянии справиться с внешними шоками – то только в краткосрочном периоде (до двух лет). В будущем возможны новые вызовы – и экономические (конкурентоспособность на российском рынке), и политические (связанные с попытками сформировать пророссийское или проевропейское лобби).
  • Рассуждая о способности экономики и властных элит реагировать на кризис, выступающие не затронули роль политической оппозиции и ее способность использовать кризис для более активного участия

Метки