Подготовка белорусской оппозиции к парламентским выборам 2008 г.

На основе соглашения, достигнутого между участниками Объединенных демократических сил (ОДС) на VII Конгрессе, в сентябре 2007 г . был дан старт очередной политической кампании белорусской оппозиции в связи с предстоящими «парламентскими выборами». Как подчеркивают лидеры демократической коалиции, речь в данном случае идет именно о политической, а не об избирательной кампании, потому что свободные и честные выборы в современной Беларуси не возможны.

Для ее проведения была проделана определенная подготовительная работа. Еще в июле 2007 г . Политическим советом ОДС было одобрено соглашение объединенных демократических сил «О  принципах участия в политической кампании во время выборов в Палату представителей». В августе Президиумом Политического совета ОДС было выработано положение «О региональных структурах Объединенных демократических сил», одобренное затем Политическим советом. Их важнейшей задачей является «организация и обеспечение проведения эффективных региональных и общенациональных политических акций».

Наконец, 1 сентября был сформирован орган – Комитет начальников избирательных штабов Президиума ОДС, ответственный за всю организационную работу коалиции, связанную с проведением политической кампаний. В состав данной структуры вошли представители тех субъектов ОДС, которые выдвинули своих представителей в качестве претендентов  в кандидаты на предстоящих выборах: ПКБ, ОГП, БНФ, БСДП (Г), Партия «Надзея», Белорусская партия труда, Союз предпринимателей. Координатором Комитета был избран Анатолий Левкович – исполняющий обязанности председателя Белорусской социал-демократической партии (Грамада).

В Комитет начальников штабов не вошли представители оргкомитета по созданию движения «За свободу», несмотря на то, что эта структура представлена в Политическом совете ОДС. Дело в том, что руководство движения неоднократно заявляло, что не собирается выдвигать своих представителей в качестве кандидатов в депутаты, а хочет ограничиться лишь участием в наблюдении за выборами и мобилизационной кампании. По словам А. Левковича, это свидетельствует о слабости движения «За свободу», которое, несмотря на громкие заявления, так и не переросло уровень оргкомитета. Кроме того, наблюдение и особенно мобилизационная кампания – это такие составляющие будущих «парламентских выборов», которые налагают меньшую ответственность на людей в них задействованных; под эти мероприятия проще получить финансирование международных доноров, но при этом сложнее проконтролировать их результативность и эффективность.

Основной задачей Комитета начальников штабов «является координация деятельности областных и региональных коалиций в части выдвижения (согласования) ими претендентов в кандидаты; обеспечение контроля по соблюдению демократических процедур при выдвижении кандидатов; формирование первичного сводного списка претендентов в кандидаты по республике и представление его Президиуму ОДС; вынесение, совместно с областными коалициями, на рассмотрение Президиума (при необходимости – Политсовета) вопросов о претендентах в кандидаты при наличии споров, не получивших разрешения на областном уровне; формирование, совместно с областными коалициями, проекта списка приоритетных округов;… регулирование деятельности штабов субъектов ОДС по выдвижению претендентов в кандидаты таким образом, чтобы областные коалиции обеспечили исполнение требования: «один избирательный округ – один кандидат».

Комитет совместно с Политсоветом разработал подробный график кампании на ее начальной фазе. До 15 сентября 2007 г . должен был быть сформирован сводный список претендентов на основе предложений субъектов ОДС. В настоящее время такой список составлен. В него вошли 280 человек; в основном это представители четырех крупнейших оппозиционных партий. Попытка расширить список за счет беспартийных претендентов, людей представляющих неправительственные организации, не увенчалась успехом. На призыв Президиума ОДС к беспартийным демократам выдвигать свои кандидатуры откликнулось только два человека. Как заметил по этому поводу председатель ОГП Анатолий Лебедько, «это связано с их нежеланием участвовать в избирательной кампании без правил». К этому можно добавить и еще одно объяснение: многие белорусские неправительственные организации в условиях диктатуры личной власти давно превратились в виртуальные структуры. По крайней мере, процесс «виртуализации» затронул их гораздо сильнее, чем политические партии.

В настоящее время демократическая коалиция работает над тем, чтобы до 1 января 2008 г . по согласованию с региональными коалициями утвердить единый список кандидатов Объединенных демократических сил. Как подчеркивается в Соглашении ОДС от 13 июля, «в рамках структур ОДС и других демократических организаций необходимо добиться выдвижения кандидатов в депутаты Палаты представителей Национального собрания в соответствии с формулой: «один избирательный округ – один кандидат», стремясь выдвинуть кандидатов в каждом избирательном округе».

Предполагается, что решение по этому важному вопросу должно приниматься самостоятельно региональными структурами ОДС. Задача Комитета начальников штабов заключается только в том, чтобы гарантировать демократичность процедуры выдвижения кандидатов в депутаты и обеспечить справедливое урегулирование конфликтов между претендентами. «Кандидаты в избирательных округах определяются путем консенсуса субъектов региональных коалиций ОДС, которые в полном объеме подписали это Соглашение. В случае споров окончательное решение о процедуре определения кандидата в избирательном округе принимают консенсусом субъекты ОДС, которые в полном объеме подписали это Соглашение».

В срок до 1 октября 2007 г . должно быть сформулировано общее послание народу Беларуси и разработан логотип «Объединенные демократические силы», который будет использоваться на агитационной продукции всех кандидатов от ОДС. Общенациональное послание должно быть широко распространено по всей территории Беларуси. Его основой станут переработанные и подготовленные для восприятия массовой аудиторией тексты так называемой Малой Конституции, экономической платформы и стратегии ОДС, утвержденные на VII Конгрессе демократических сил.

Очень важное значение для возможного успеха кампании имеют 12-й и 13-й пункты Соглашения. Они предусматривают, что Президиум ОДС, в соответствии с информацией Комитета начальников штабов, определяет приоритетные округа, где более вероятной является победа демократических кандидатов при любых условиях. Там будут аккумулироваться совместные ресурсы субъектов ОДС. Приоритетные округа должны быть определены после утверждения единого списка кандидатов коалиции, но не позднее, чем 15 января 2008 г . Критериями для этого  станут: анализ итогов прошлых избирательных кампаний, позитивная известность претендента, данные социологических исследований.

Это означает, что новая политическая кампания оппозиции опирается на вполне прагматичное основание. Безусловно, выдвижение большого количества претендентов, попытки выставления кандидатов во всех округах и проведения полноценной кампании по всей стане привели бы к распылению ресурсов и не учету объективной слабости демократических сил, против которых давно и успешно работает вся государственная машина. Вместе с тем, такой шаг мог бы стать очень важным символическим жестом обществу, демонстрирующим наличие в Беларуси и личностной, и программной альтернативы режиму. Но одного символизма в наше время уже не достаточно. Для того чтобы вернуть утраченное доверие сотен тысяч людей, оппозиция должна продемонстрировать свою способность одерживать реальные, а не виртуальные победы и защищать их с помощью массовой мобилизации сторонников. На это и нацелено определение нескольких ключевых для демократических сил округов, в которых они намерены дать бой противнику.

По словам А. Левковича, таких округов будет немного. Именно в них и будет еще раз испытано на прочность единство оппозиции, потому что представителям разных партий придется принести в жертву эгоистичные интересы и часть своих ресурсов ради достижения общего позитивного результата. Но это – единственный путь к успеху.

Важными вехами политической кампании должны стать Европейский марш, намеченный на 14 октября, и Социальный марш, который запланирован на 4 ноября этого года. Первый должен продемонстрировать правительству, что в Беларуси достаточно людей, активно поддерживающих известные условия Евросоюза, выполнение которых могло бы открыть путь подлинному диалогу с ЕС, а не его имитации, чем в данный момент и занимается Лукашенко. Второй предназначен для перехвата политической инициативы демократическими силами, демонстрации населению, что именно они в состоянии предотвратить надвигающуюся экономическую катастрофу. С помощью социальных лозунгов оппозиция может привлечь на свою сторону тысячи и тысячи новых сторонников, разуверившихся в президенте, который в новых условиях не в состоянии  продолжать прежний популистский курс в полном объеме.

Все сказанное выше свидетельствует в пользу того, что за время прошедшее после VII Конгресса белорусская оппозиция окрепла в организационном плане. Сейчас ее не раздирают острые противоречия, связанные с попытками некоторых лидеров торпедировать коллективные решения ради удовлетворения личных амбиций. Предсказывавшийся многими белорусскими и зарубежными аналитиками распад ОДС после Конгресса на составные части, к счастью, не состоялся.

Сформированные на последнем форуме структуры доказали свою работоспособность. Все это является гарантией того, что заложен определенный фундамент под здание возрождения демократической оппозиции и восстановления доверия к ней со стороны белорусского общества.

Но само здание не может состоять только из фундамента. Огромную созидательную работу еще предстоит выполнить. На мой взгляд, нуждается в скорейшем реформировании стратегия ОДС, принятая на последнем Конгрессе и ориентирующая оппозицию на ведение так называемого диалога с действующей властью. В авторском материале, посвященном итогам форума (см. В поисках утраченного смысла…), содержалась концептуальная критика данного документа. Последние события августа-сентября 2007г., к сожалению, только подтвердили ее актуальность. Идея диалога нашла свое отражение и в документах демократической коалиции, посвященных политической кампании, связанной с так называемыми  «парламентскими выборами – 2008». Она выхолащивает их содержание и, в общем, и целом, носит демобилизующий характер, что несовместимо с главной идеей кампании – борьбой за реальный электоральный успех в ограниченном числе округов и защитой победы с помощью мобилизации сторонников ОДС на ненасильственные массовые акции.

В преамбуле Соглашения ОДС совершенно обоснованно подчеркивается: «подтверждая, что существующая власть уничтожила процедуру свободных выборов в стране; понимая, что участие в избирательной кампании дает возможность доносить до общества правдивую информацию, позицию ОДС, мобилизовать его на защиту своих прав, на борьбу за свободные выборы и перемены; стремясь превратить избирательный фарс в реальное волевыявление народа и через это обеспечить представительство ОДС в парламенте; мы договорились о следующем» … В первом пункте Соглашения эти идеи развиваются дальше: «Президиум ОДС до 1 августа 2007 г . разрабатывает, а субъекты ОДС и их претенденты в кандидаты начинают с 1 сентября 2007 г . политическую кампанию с целью достижения изменений в избирательном законодательстве и практике его реализации, информирования граждан о нарушении их избирательных прав, мобилизации граждан на защиту этих прав перед избирательной кампанией и во время ее проведения».

Но уже во втором пункте этого документа утверждается: «ОДС инициирует проведение конференций с участием международных организаций, национальных парламентов и правительств демократических стран, действующей власти Беларуси и ОДС с целью добиться изменения избирательного законодательства и практики его применения, а также законодательства, которое регулирует деятельность политических партий и общественных объединений, в соответствии с требованиями ОБСЕ».

В этой связи возникает целый ряд вопросов: насколько совместимы преамбула и первый пункт документа (а также большинство его других положений) со вторым пунктом? Что реально будет делать оппозиция, объединенная в ОДС: проводить массовые акции протеста, чтобы заставить авторитарную диктатуру пойти на уступки,  или многочисленные конференции и семинары с участием властей и зарубежных партнеров, чтобы убедить режим в необходимости отказаться от нарушения прав человека, демократизировать избирательное законодательство и нормы, регулирующие деятельность партий и неправительственных организаций? Неужели в Беларуси еще остались наивные люди, которые считают, что Лукашенко фальсифицирует выборы, потому что плохо знаком с принципами free and fair elections, но вот стоит ему вместе с г-жой Ермошиной посетить серию международных круглых столов на эту тему, как тут же политика в области избирательного законодательства по мановению волшебной палочки изменится в сторону соблюдения принципов ОБСЕ?

К большому сожалению, у многих влиятельных людей в белорусской оппозиции сложилось ошибочное мнение, что в новых условиях, когда путинская Россия постепенно отказывается от безоговорочного спонсирования социал-популистского курса властей Беларуси, у них не осталось иного выбора, кроме как повернуться лицом к Западу. В перспективе это означало бы проведение давно назревших реформ, с тем, чтобы адаптировать белорусскую экономическую и политическую системы к условиям, существующим в  цивилизованном сообществе европейских государств. За начало процесса такого фундаментального поворота выдают самые разные события: от нашумевших интервью Лукашенко ряду западных изданий и открытия грузинского посольства в Минске до переориентации внешней торговли Беларуси на страны Евросоюза, продажи Velcoma и минского мотовелозавода  зарубежным акционерам. Последние факты свидетельствуют якобы о старте программы по масштабной приватизации белорусской экономики, перевода ее на подлинные рыночные рельсы развития.

У всякого великого процесса, а трансформация белорусской модели через реформы сверху к капитализму и демократии, безусловно, заслуживают такого эпитета, есть свои сторонники и противники. И в белорусском руководстве, как считают многие оппозиционные политики и аналитики, нет единства, но происходит острая борьба между проевропейскими «голубями» и пророссийскими «ястребами». Как отмечает обозреватель «Белорусских новостей» Александр Зайцев, «наиболее вероятным, на наш взгляд, объяснением нестыковок во внутривластных принципах построения отношений с Западом является наметившийся процесс трансформации системы власти, на ведущие роли в которой, пока еще в тени более звучных имен, выходит группа молодых политиков, лидерами которых называют Виктора Лукашенко, Владимира Макея, а также Наталью Петкевич.

Эта группа, вероятно, будет стоять во главе процесса смены власти, подготовит безболезненный уход первого президента и обеспечит ему постпрезидентские гарантии. Понятно, что данный процесс – дело не одного дня и даже не одного года. Но если эта группа сумеет избежать вмешательства в свои планы номенклатурных группировок старой закваски, то, вполне вероятно, получит определенный шанс на реализацию собственных политических амбиций».

В новой ситуации демократические силы также должны измениться и отказаться от без того не очень успешной критики режима. Та часть оппозиции, которая восприняла стратегию диалога как руководство к действию «по сути взяла на себя роль адвокатов официального Минска перед Евросоюзом и готова помочь властям наладить с Европой тот самый диалог. Но при условии, что власть пойдет на определенные уступки их требованиям».

В недавней передаче Пражский акцент на «Радио Свобода» заместитель председателя Партии БНФ Юрий Ходыко, говоря о своем видении новой роли белорусской оппозиции, заявил: «Говорить сегодня про диалог между Европой и Республикой Беларусь невозможно. Хотя бы потому, что со стороны РБ пока что фигурирует только одна персона, которая все решает и которая не хочет идти на уступки… Сегодня идет диалог про необходимость диалога, про что свидетельствуют и переговоры Воронецкого (заместителя министра иностранных дел Беларуси) в Брюсселе, и заявления самого Лукашенко… Разговоры про условия диалога идут очень давно. И мне очень нравятся последние заявления представителей Евросоюза, потому что они на 100% свидетельствуют в пользу того, что оппозиция добивается уже довольно давно, – чтобы быть третьей стороной в этих переговорах. Пока что Лукашенко на это не соглашается… Безусловно, разногласия в оппозиции всегда были и могут быть, но ни я, ни другие члены переговорной группы, которая была создана с ведома и согласия всех субъектов объединенных демократических сил, мы этих противоречий не боимся. Мы глубоко убеждены, что такой диалог, который мы пробуем начать, необходим, он на пользу белорусскому народу, на пользу оппозиции и на пользу власти. Мы это тоже хорошо понимаем, поэтому и надеемся получить ответ».

Таким образом, нынешняя позиция части белорусской оппозиции, активно выступающей за диалог, заключается в том, чтобы, став третьей стороной возможного переговорного процесса между ЕС и РБ, приобрести, наконец, искомую «политическую субъектность», как красиво обозвали такую трансформацию другие участники  радиопередачи, а вместе с ней и возможность выработать совместный с правительством джентльменский набор предложений Беларуси Евросоюзу, который пойдет на пользу всем: народу, оппозиции, власти (и волки останутся сыты, и овцы – целы)! В категории теории игр – это отказ от «игры с нулевой суммой», когда выигрыш одной стороны неизбежно оборачивается проигрышем другой, и переход к совсем другим играм – «с положительной суммой», где в силу царящего духа компромисса, каждый получает свою, пусть и не равную с другими долю, но обязательно при этом доволен результатом.

На мой взгляд, стратегия диалога, в случае ее претворения в жизнь, принесет пользу только одной стороне – лукашенковскому режиму, дав ему искомую передышку и обеспечив необходимыми ресурсами. Но это не сдвинет с мертвой точки, ни экономические, ни политические преобразования в нашей стране. Попробую обосновать эту точку зрения.

Я разделяю мнение политолога Дениса Мельянцова, который совершенно справедливо, обратил внимание на то обстоятельство, что «между Евросоюзом и Беларусью нет конфликта интересов, но есть конфликт ценностей. Для Европы демократические ценности являются фундаментом интеграции, европейской идентичности и важнейшим элементом имиджа ЕС на международной арене… В то же время для официального Минска ценности и принципы – только прикрытие политики, которая проводится в данный момент. Поэтому Беларусь до сих пор не имеет очерченной внешнеполитической концепции, потому что не может определиться с ценностями. В своей внешней, а также и во внутренней политике Минск руководствуется устаревшей концепцией Realpolitik, где на первом месте стоят именно интересы, а не принципы».

Безусловно, не возможно согласиться со второй частью этих рассуждений. Беларусь, понимаемая как государство, при Лукашенко научилась умело отстаивать ценности во внутренней и внешней политике, но ценности не европейские и демократические, а «неоазиатские» и, в высшей степени, автократические. Президент неоднократно заявлял, что Беларусь была и останется форпостом России на западном направлении, когда же ему показали от ворот поворот в Кремле, он стал строить в стране, находящейся в географическом центре Европы, суверенную сатрапию, по своим политическим институтам и экономической системе мало, чем отличающуюся от постсоветских государств Центральной Азии. Правда, приходилось все-таки учитывать географический фактор, уровень развития экономики, социальную структуру, образованное население. Все это сдерживало и сдерживает Александра Григорьевича от чрезмерного проявления культа личности: памятников при жизни, портретов на банкнотах, официального провозглашения сына «наследником престола» (пока).

Сатрапию, даже современную, где власть и собственность теснейшим образом переплетены и фактически сконцентрированы в руках одного человека, нельзя реформировать сверху. Политика интересов здесь всегда ограничена: она не может посягать на территорию, контролируемую правителем, размеры которой постоянно увеличиваются. Чиновники, предприниматели, влиятельные группы интересов, деятели науки и культуры должны приспосабливаться к этим неписаным правилам игры, или оказываться в положении изгоев, «внутренних врагов», с которыми ведется постоянная борьба. Важными причинами невозможности кардинальных реформ сверху персоналистских режимов являются психологические. Любая либерализация, на которую идет автократ, – свидетельство его слабости для окружения, которое получает шанс на осуществление государственного переворота. Поэтому за все годы своего правления Лукашенко только зажимал гайки и усовершенствовал механизмы контроля над аппаратом управления.

В административной системе, в которой возможности карьерного роста или падения чиновников целиком и полностью зависят от одного человека – главы государства, исключена даже малейшая их автономия и самостоятельность. Слишком рискованно проявлять инициативу, «лезці паперад бацькі ў пекла», как говорит белорусская пословица. Поэтому не выдерживают критики все рассуждения о том, что «правая рука» белорусского режима не ведала, что творила «левая», когда в конце сентября арестовывала и помещала в вытрезвитель руководителей оргкомитетов по проведению Европейского и Социального маршей, Виктора Ивашкевича (БНФ) и Валерия Ухналева (ПКБ), соответственно. Эти руки принадлежат одному и тому же «организму», которому просто выгодно распускать слухи о борьбе группировок в структурах лукашенковской администрации, чтобы смягчить давление оппозиции и Евросоюза. В противном случае ослабнут якобы позиции бедных «голубей» и опять возымеют власть над Александром Григорьевичем проклятые пророссийские «коршуны», которые, того и гляди, уведут его с только что обретенной дороги в свободную и процветающую Европу.

Систему власти в Беларуси можно устранить только снизу гневом европейского по своей культуре и традициям народа, который до последнего времени не испытывал особых беспокойств по поводу чужеродной правящей структуры, убаюканный чаркой-шкваркой и «колыханками» по БТ. Но всему приходит конец. В прошлогодних раскатах грома пропагандистской войны с Россией наступил конец и мечтаниям белорусского диктатора, что за просто так (демонстрацию официальным Минском идеологического единства и оголтелого антиевропеизма) наша восточная соседка будет и дальше раскошеливаться на содержание экстравагантного суверенного объекта у своих западных границ. Вот тут то Лукашенко и пришелся, как нельзя кстати, добрый старый Realpolitik: стремление сыграть на осознании многими европейцами общности интересов с белорусами в целом ряде экономических вопросов (обеспечении бесперебойного транзита энергоресурсов через нашу территорию, прежде всего).

Однако проводить политику Realpolitik в отношении Беларуси могут лишь отдельные европейские бизнес-структуры, чьи интересы выражают некоторые аналитические центры и журналисты, подобные Александру Рару, но не Евросоюз в целом, потому что переход ЕС к такому курсу означал бы предательство собственных принципов и потерю лица. Как заявил недавно в интервью украинской газете «Зеркало недели» Хавьер Солана, «вопросы энергетической безопасности волнуют нас всех, но ситуация в Беларуси, к сожалению, не дает нам возможности сотрудничать с ней в этой области». Еврокомиссар по внешним связям и политике добрососедства Бенита Фераре-Вальднер отметила, что Беларусь не сделала почти ничего по выполнению известных 12 условий улучшения отношений, сформулированных Евросоюзом в прошлом году.

Следует сказать, что главным адресатом лукашенковских усилий по демонстрации «улучшения отношений» с Европой, был не Евросоюз и его чиновники, а Российская Федерация и Кремль. Здесь я полностью согласен с точкой зрения Мельянцова: «На сегодняшний день не Евросоюз, а Россия имеет больше инструментов влияния на ситуацию в Беларуси, в том числе финансовых, поэтому восточный вектор будет оставаться для Минска важнейшим. Евросоюз отчетливо дал понять, что ни в коей мере не приемлет существующий белорусский режим, на этот счет Лукашенко не имеет никаких иллюзий. Поэтому Европа использовалась и используется в качестве пугала для России, а не в качестве возможного альтернативного союзника. Минск время от времени пользуется этой европейской картой для шантажа восточного соседа. Для Европы ценности и принципы – это экзистенциальные вещи. Каддафи, в принципе, ничем не лучший, чем Лукашенко, но Ливия находится в Африке, а для Африки действуют совсем другие требования.

Таким образом, стратегия Realpolitik принесла лишь половинчатые результаты белорусскому диктатору. Понимая это, и пытаясь лучше подготовиться к вполне возможному новому витку энергетического конфликта с Россией, Лукашенко решил вновь перейти в пропагандистское наступление на западном фронте: продемонстрировать Европе свою готовность к проведению экономических реформ, в том числе, приватизации целого ряда предприятий и хозяйственных объектов.

Вот что пишет в этой связи известный белорусский журналист Светлана Калинкина: «Лукашенко понимает, что от него ждут реформ, и что без частного капитала страна не выживет. В конце прошлого года, когда уже стало понятно, что поток российских нефтедолларов, спасавший нас на протяжении нескольких лет, остановлен, и что газ – это больше не бесплатное топливо, он объявил о твердом намерении реформировать экономику, избавиться от убыточных производств и даже подписал инвестиционный план на нынешний год. Обращаю внимание: документ с грифом секретности датирован 28 декабря. Уже в январе в него были внесены первые – опять же секретные – изменения. В феврале – следующие, в апреле – новые, наконец, буквально на прошлой неделе – очередные. И все секретно, все не для общего пользования. Кому-то что-то продается, где-то с кем-то что-то делится в рамках приветствуемого всеми принципа необходимости привлечения зарубежных инвестиций и разгосударствления экономики. Но все кулуарно, без открытых конкурсов, без независимой экспертизы – сплошной шахер-махер.

Черт знает откуда взявшийся оффшор, фирма посредник туманного происхождения в результате закулисных переговоров получает в Беларуси право на разработку недр – добычу углей и горючих сланцев. Будем молчать? Страна сумасшедшими темпами наращивает внешние долги, захлебывается в коротких кредитах, которые надо будет отдавать уже в следующем году, а значит, будут браться кредиты под кредиты, – тоже молчать? Безусловно, то, что происходит сегодня – это еще вообще не реформы и даже не их подобие, это панические действия по удержанию ситуации».

Стратегия диалога, на мой взгляд, хорошо вписывается в панические действия режима по спасению ситуации. Несмотря на то, что она родилась в определенных штабах оппозиции и кабинетах их зарубежных консультантов, теперь план оппонентов режима, скорее всего, будет востребован Лукашенко. Почему? Прежде всего, потому, что и в качестве цели, и качестве средства он не может причинить ущерба действующей власти. Диалог ради диалога лишен смысла, он деморализует противников режима, превращает их в очередную группу обывателей, которые таким способом приспосабливаются к системе, адаптируются к ней, находят свою «экологическую» нишу. Взамен Лукашенко может перейти к более терпимому отношению к инакомыслию ее отдельных представителей, к диссидентству, которое, в принципе, политически безвредно.

Диалог в качестве средства не может инициировать реформы сверху белорусского политического режима в силу причин, названных выше. Но в качестве средства, он вполне подходит для правительства, которое, громко разрекламировав переговоры с гражданским обществом и отдельными представителями конструктивной партийной оппозиции, получит возможность и дальше дурить голову Брюсселю и Москве, добившись очередных экономических преференций.

На мой взгляд, разрешение подключиться оппозиции к переговорному процессу между Беларусью и Евросоюзом – это козырная карта в руках Лукашенко. Он сыграет в нее только тогда, когда получит кредиты на выгодных условиях, инвестиции и другие уступки. Целью таких переговоров с его стороны может быть только очередной обман Запада. Правда, многие его представители, как показали события последнего года, и сами обманываться рады. Но при любом раскладе, Лукашенко не собирается упускать  инициативу из своих рук в этом деле. Представителям политических партий и неправительственных организаций, которые пойдут на подобный «диалог», уготована постыдная роль субъекта, которого использовали. Вряд данную трансформацию можно будет назвать обретением политической субъектности, даже если пара-тройка оппозиционеров за особые заслуги и будет назначена Александром Григорьевичем депутатами Палаты представителей Республики Беларусь.

Есть куда более надежный способ превращения оппозиции в подлинную политическую силу в Беларуси. Это сохранение с таким трудом обретенного единства и перехват инициативы в свои руки, использование слабых сторон противника: его неспособности продолжать популистский курс, а, следовательно, и поддерживать легитимность на прежнем уровне. Это реализация политического плана кампании по участию в «парламентских выборах» в полном объеме, за исключением пункта о диалоге. Единственно приемлемая форма диалога в белорусских условиях – это переговоры о капитуляции диктатуры; такая инициатива должна исходить от самой власти, когда она сознает, что для нее – это единственный путь к спасению. Но для того, чтобы условия для диалога в Беларуси сложились, нужна долгая и тяжелая работа.

Обсудить публикацию

 

Метки