Деиндустриализация: катастрофа или новые возможности

Белорусские власти гордятся степенью индустриализации страны и ее промышленной мощью. Однако, поскольку конкурентоспособность белорусских товаров, мягко говоря, пошатывается, правительство всяческими способами пытается заставить покупателей покупать белорусские промышленные товары – через импортозамещение, льготные условия для белорусских производителей при проведении тендеров, неравные условия для государственных и остальных производителей, тарифную и нетарифную политику и пр. меры.

Вот и недавно Министерство торговли в очередной раз посчитало необходимым увеличить количество отечественных товаров в крупных магазинах. Между тем, доля белорусской продукции в организациях торговли в первом полугодии 2007 г. составила 71% (продовольственных – 82%, непродовольственных – 52%). Однако торговых чиновников эти показатели не устраивают.

Хотя – невиданное понимание – министр торговли допускает, что гипер- и супермаркетам трудно выдерживать установленную правительством норму – 70% по всем категориям товаров. Учитывая это, он рекомендовал чиновникам согласовывать с супермаркетами долю товаров отечественного производства по каждой группе: для одних категорий она может быть выше, для других – ниже. Кроме того, он считает целесообразным предложить крупным торговым центрам бесплатно передать по 50-60 квадратных метров площадей для реализации продукции концерна «Беллегпром».

Очень хочется верить, что и сам министр, и его коллеги покупают белорусский трикотаж и обувь. При этом у всех желающих купить белорусские товары есть для этого все возможности – продукция белорусских производителей доступна в любых магазинах страны, зачем к их широкому ряду подключать гипермаркеты, которые по своей номенклатуре товаров и ценам на них и так напоминают скорее советский универсам, чем настоящий гипермаркет?

Министр пафосно заявил о необходимости воспитывать в белорусах «потребительский патриотизм». В качестве примера он привел Бельгию, где, по его словам, «иностранный товар в первую очередь никто не купит. Вот так воспитан с пеленок человек, что наше – лучше, даже если и дороже». Министр признал: «Мы, возможно, не научились еще делать красивых этикеток». Но тут же добавил, что «не всегда под этикеткой есть качество».

Такая политика и такое отношение министров и к населению, и к производителям показывает их понимание рыночных процессов. Оказывается, все дело в отсутствии патриотизма. Т.е. население не способно самостоятельно определить, когда товар качественный, а когда – нет, и до сих пор гоняется лишь за красивыми этикетками. Более того, такой подход вдвойне вреден для производителей, ведь он уравнивает и успешные белорусские бренды, и неуспешные. При такой постановке вопроса нужно возвращаться к плановой экономике назад в СССР, где у всех был стопроцентный патриотизм, который и доказывать было не нужно за неимением выбора. Кстати, качество советских товаров было наилучшим в оборонной промышленности, где эти товары конкурировали на мировом рынке с иностранными. Там, где производитель уверен в господдержке и покупательском патриотизме, нет места качеству и конкурентоспособности.

Рост производства логически требует роста сбыта. Так, по итогам 7 мес. в стране произведено 411.8 тыс. бытовых газовых плит (на 1.9% больше); 15 341 электрических плит (на 8.9%); 99.2 тыс. стиральных машин (рост в 10.6 раза). Кто все это будет покупать? Если белорусская стиральная машина дороже и хуже импортной?

В результате проводимой последние 15 лет политики, индустриальная мощь страны под угрозой. Белорусские товары все сложнее продавать на внутреннем и внешнем рынке, и эту проблему нужно решать. Пока решают в традиционном стиле.

Так, 31 июля на заседании Совета министров по результатам работы в первом полугодии первый вице-премьер В. Семашко заявил о необходимости ограничить импорт потребительских товаров, которые не являются критическими для страны. Он напомнил, что в Беларуси реализуется программа импортозамещения потребительских товаров, и каждое министерство имеет соответствующую отраслевую программу. Правительством уже утвержден перечень импортозамещающих потребительских товаров, в котором более 130 позиций.

Пока власти обходятся «мягкими» мерами – за счет налогоплательщиков финансируют отечественных производителей, которые должны постараться произвести конкурентоспособные аналоги российским макаронам, китайской одежде и украинским консервам. А если у них, несмотря на все принимаемые программы и госзаказы, не получится? Лишат ли нас выбора покупать то, что нравится, пусть и по более дорогим, чем в соседних странах, ценам?

Растут запасы многих товаров на складах предприятий. Так, за семь месяцев скопилось 161.5 тыс. телевизоров, что составило 297.8% к среднемесячному объему производства. По сравнению с январем запасы выросли на 13.4%. Запасы бытовых часов в 30.9 раза больше среднемесячного объема производства, велосипедов — в 4.3 раза.

По данным Минстата, на 1 августа 2007 г. запасы готовой продукции на складах промышленных предприятий с начала года увеличились в фактических ценах на 28.3% при росте индекса цен производителей промышленной продукции за этот же период на 10.6%. Соотношение запасов готовой продукции и среднемесячного объема производства в январе-июле 2007 г. в фактических ценах составило 57.2% (в январе-июле прошлого года – 55.4%).

Наибольшее соотношение запасов готовой продукции и среднемесячного объема производства сложилось в легкой промышленности – 152.3%. В машиностроении и металлообработке запасы готовой продукции составили 91.9%, в лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности – 72.5%, в пищевой промышленности – 64.8%. В промышленности строительных материалов – 44.3%, в химической и нефтехимической промышленности – 58.9%, в топливной промышленности – 6%, в черной металлургии – 5.6%.

Встает вопрос – нужна ли нам такая индустриализация? Является ли высокая степень индустриализации Беларуси мотором и двигателем ее развития? Или промышленность, вслед за сельским хозяйством, генерирует скорее убытки, чем прибыль, а значит, требует скорейшей реструктуризации и закрытия широкого круга предприятий?

Можно как угодно относиться к современной классификации социально-экономического развития стран в терминах индустриального или постиндустриального общества, однако в логике такого разделения авторам концепции сложно отказать. Согласно этой концепции страны Запада находятся в стадии постиндустриального развития. В. Иноземцев, другие российские и западные исследователи активно дискутируют на тему возможного «догоняющего развития» постсоветских стран, приводя аргументы, как в его пользу, так и против.

Индустриальная, и, одновременно, аграрная Беларусь, с ее фобией по поводу продовольственной безопасности и ежегодной битвой за урожай, с ее гордостью за все выпущенные тракторы и МАЗы и концепцией импортозамещения, явно не вписывается в эти тенденции.

Можно как угодно относиться к теориям догоняющего развития; быть сторонником повторения пути «азиатских тигров» в виде Малайзии или Сингапура, или резким противником попыток «догонять», однако очевидно, что Беларусь не вписывается ни в концепцию современного индустриального государства, ни постиндустриального, ни в «догоняющее» развитие. Справедливости ради нужно отметить, что underdevelopment (недоразвитость) – тоже не про нас. У нас какой-то сплошной misdevelopment, искаженное развитие, на которое тратятся огромные ресурсы, и которое отбрасывает страну назад, если оценивать ее развитие в долгосрочной перспективе.

Наше правительство упорно этого не хочет понять, пытаясь модернизировать имеющиеся мощности, причем преимущественно своими собственными инвестиционными и интеллектуальными ресурсами (в виде госменеджмента, налогов или кредитов) качество и количество которых с каждым годом убывают.

Естественно, что рано или поздно оно проиграет. Индустриальная база преуспевающего государства строится на совсем других базисах. Наша индустрия в виде никому не нужных часов, велосипедов, стиральных порошков и машин, телевизоров и ботинок, дорогих и некачественных тракторов и грузовиков доживает последние дни. Попытки искусственно продлить жизнь этому неэффективному и расточительному монстру будут стоить новых кредитов и займов, кабальных торговых договоров с экзотическими и маргинальными странами, роста коррупции и политики протекционизма (а, значит, снижению уровня жизни рядовых граждан, которых будут вынуждать дорого «куплять беларускае»).

Между тем, человеческий потенциал Беларуси и все еще существующая инфраструктура в виде системы образования позволяет стране на равных конкурировать со странами Европы и мира в рамках как индустриального, так и постиндустриального развития. В Беларуси, в секторе МСБ, существует множество кластеров, способных конкурировать на внутреннем и внешнем рынках с иностранными товарами.

Возьмем легкую промышленность. Да, с китайским ширпотребом или мультибрендами типа C&A или H&M сложно конкурировать. Однако можно! Многие люди предпочитают дизайнерскую, оригинальную одежду или обувь. Например, в Брестской области насчитывается более 200 МСП, занятых производством одежды, которые производят и продают свою продукцию. Они адаптировались к существующим налогам и разрешениям. Все, что они просят от государства – «не мешайте». Хотя, конечно, грамотная, более либеральная политика по отношению к новым частным предприятиям значительно повысила бы их конкурентоспособность и продажи. В той же легкой промышленности есть такие успешно работающие и без помощи государства предприятия как «Милавица», «Серж», «Конте» и др.

Есть примеры успешного производственного бизнеса и в других областях производства – приборостроении, производстве строительного оборудования и т.д. Еще больший рост бизнеса и частной инициативы наблюдается в сферах, прямо связанных с постиндустриальным развитием – программированием, сервисным обслуживанием, туризмом. В случае изменения условий хозяйствования можно смело прогнозировать взрывной рост предприятий, работающих в сфере услуг.

Возьмем для примера Эстонию. Эстония никогда не была индустриальной страной, а в начале 90х в силу разных причин «умерли» немногочисленные заводы, оставшиеся с советских времен. Страна выбрала стратегию развития, полностью ориентируясь на рост нового частного сектора. Да, сравнение не совсем корректное, их 1,3 млн. легче «пристроить» к производству товаров с высокой добавленной стоимостью, чем наши 8-10 млн.

Однако в июне, при изучении опыта реформирования эстонской экономики, удивила их последняя тенденция – масштабное строительство SPA центров как способ удержать (объемы «алкогольного» туризма падают) старых и привлечь новых туристов. Причем необязательно на море. Многочисленные финские, шведские, японские пр. туристы едут отдохнуть, прельщаясь дешевизной массажа, маникюра-педикюра-стрижки. Естественно, под туристов создана целая индустрия в виде гостиниц, автобусов, сувениров, кафе и ресторанов.

Можно махнуть рукой и сказать, что к нам не поедут. Можно обижаться и становиться в позу, кривясь от такой перспективы, мол, не барское это дело – менять производство тракторов на массаж. Однако фактом остается то, что любая страна может найти свое место на мировом рынке разделения труда. Не можешь эффективно сжигать и перерабатывать углеводороды, производить качественные телевизоры или машины – собирай на своих производственных площадках глобальные бренды (опыт индустриальной Словакии, которая становится сборочным цехом многих европейских концернов), развивай туризм или программирование. Каждая страна должна жить по средствам, оставляя будущим поколениям возможность выбора и роста уровня жизни внутри страны, а не за ее пределами.

Кто мог сказать 10 лет назад, что бедная и отсталая Индии станет лидером оффшорного программирования? Опять же – возвращаясь к Эстонии – там активно развивается и промышленное производство (правда с «чистого листа», по западным технологиям и на западные деньги) в виде деревообрабатывающей, пищевой, легкой промышленности. Правительство активно поддерживает инвестиции и рост нового частного сектора, хотя многим известный Skype появился там и без государственных денег. В результате, под Skype развивается кластер предприятий, связанных с программированием и IT технологиями. Туризм приносит Эстонии 20% валютных доходов.

Определенная деиндустриализация белорусской экономики неизбежна. Ее не нужно бояться и тем более, активно ей сопротивляться. Нужно готовиться и адаптироваться к современным тенденциям на мировом рынке, стимулируя те частные инициативы, которые не просят у государства денег и льгот, и при либеральном режиме условий хозяйствования увеличивают занятость, инвестиции и налоговые отчисления. Одновременно население нужно отучать от патернализма и иждивенчества. Потому что с каждым годом это сделать будет все больнее.

Обсудить статью

 

Метки