Либеральная империя

Когда эта статья появится в печати, до оглашения итогов выборов депутатов в Государственную Думу Российской Федерации останется неделя. Давать прогнозы о результатах парламентских выборов – дело неблагодарное. Тем более что уже сейчас примерно ясна основная расстановка сил в новой нижней палате Федерального собрания РФ. Исключением являются судьбы несколько партий, которые до сих пор находятся у черты «мертвой зоны». Среди них «Яблоко» и блок «Родина». С уверенностью можно говорить, что в последние недели еще одна партия правого крыла российского политического спектра – Союз правых сил (СПС) – отошла от опасной черты 5% барьера и ее возможный электоральный успех находится в диапазоне от 7 до 10%. Если итоги голосования 7 декабря подтвердят эти цифры, то появится предлог для разговора о политическом феномене правых.

Почему? Дело в том, что за три месяца до выборов один из лидеров СПС А. Чубайс выступил с предложением фактически сменить право-либеральную ориентацию партии на концепцию «Либеральной империи». Поворот А. Чубайса к либеральному империализму поставил в тупик немало сторонников СПС. В преддверии сложной избирательной кампании такие идеологические виражи, по идее, должны были привести к потере если не большей, то весьма существенной части электората. Что и случилось, но только частично.

Электоральные потери СПС оказались компенсированы приходом под ее знамена новых избирателей. Более того, «новобранцев» оказалось значительно больше, чем число отошедших от СПС. Социальная база партии стала постепенно меняться. По-видимому, это первые плоды популярности идей либерального империализма. Процесс только начинается и, по идее, со временем должен кардинально поменять политическое поле России.

Нас в данном случае интересуют не столько электоральные успехи или поражения российской партии СПС, а последствия для стран СНГ укоренения идей «Либеральной империи» в соседнем государстве.

Действительно, основные тезисы российского либерального империализма в изложении А.Чубайса ориентированы на страны СНГ и Прибалтику, и только один носит, так сказать, глобально-демократический характер. По мнению главы РАО ЕЭС, российское национальное демократическое государство должно сосредоточиться на всемерной поддержке российского бизнеса, русских диаспор в этих странах и расширении русского культурного пространства. Сомнительно, что мы найдем в этом «джентльменском наборе», характерном для приоритетов любого более-менее сложившегося национального государства, что-то для себя новое. Если ограничиться этой «триадой», то с таким же успехом к империалистам можно причислить Китай, Индию, Польшу, Румынию, Украину и еще бездну государств, включая Беларусь. У каждого имеются собственные внешнеполитические и внешнеэкономические амбиции, практически в любой из стран мира можно обнаружить школьные учебники, в которых будут заботливо перечислены мифы об основополагающем вкладе истории и культуры конкретной титульной нации в развитие мировой цивилизации.

Системное изложение этих трех тезисов одним из лидеров партии, имидж которой в последнее десятилетие был увязан с прозападным вектором, лишний раз говорит о том, что Россия уже не является историческим и идеологическим наследником СССР. Это национальное государство русского народа и еще почти двухсот народов, для которых Россия является исторической Родиной.
Внешнеэкономическая экспансия на просторы СНГ не является чем-то новым для мировой экономики. Ведь исторически совсем недавно в том же Киеве активно обсуждали перспективы формулы «В Европу на российском газе и нефти», согласно которой российскому «партнеру» в лучшем случае отводилась второстепенная роль нефтяника в краю вечной мерзлоты. В нашей недавней белорусской истории подобных наполеоновских планов также немало. Не углубляясь в характеристики внешнеэкономических амбиций А. Лукашенко, который упорно грезит о монопольном праве на весь российский рынок или рассуждает о «белорусских» угольных шахтах и нефтегазовых промыслах на территории РФ, стоит вспомнить призывы В. Кебича в 1993 году к белорусскому бизнесу «овладеть российскими производствами и источниками сырья». Между прочим, стоит отметить, что слова первого премьера независимой республики раздавались в период быстрой и во многом несправедливой российской приватизации, когда при наличии определенной административной поддержки и удачи можно было быстро оказаться в списках богатейших людей России. Кое-кто воспользовался этим историческим шансом. Что скрывать, в этом российском олигархическом списке и сейчас можно найти имена этнических белорусов. Но они, к сожалению, как правило, не имеют серьезных экономических связей с Родиной. Для этого имеются иные причины, освещение которых не вписывается в рамки данной статьи.

Если от слов перейти к делу, то, конечно, баланс экономической экспансии на просторах СНГ пока сложился в пользу российского бизнеса. Страна с ВВП, близким к половине триллиона долларов, что равнозначно китайскому, имеет на порядок больше возможностей по покупке необходимых ей производств и захвату рынков у соседей на постсоветском пространстве. Но не все так просто. Рыночные отношения не являются чем-то застывшим и навсегда устоявшимся. Наметившаяся в последние годы динамика украинских и казахстанских инвестиций в экономику России говорит о том, что нормальные рыночные отношения действительно отвергают чье-то доминирование даже на собственном рынке. Все как в учебнике. Отсюда вытекает вопрос – возможна ли в исторической перспективе полная монополизация рынка СНГ какими-либо конкретными корпорациями? Ведь если обратиться к старой марксистской схеме, то империализм без монополий – все равно, что белорусский президент без клюшки. Но монополизация возможна только теоретически.

Во-первых, в виду того, что уровень развития рыночных отношений на просторах СНГ различен, монополизация этих рынков возможна только в олигархическом формате, что означает огромную политическую составляющую в данном процессе. Проще говоря, корпорации придется скупать правительства на корню. А дальше-то что? Кто на себя возьмет ответственность за целые народы? Но российские корпорации даже дома пока не способны взять на себя конкретные социальные издержки. Что тут говорить о соседях.

Во-вторых, Россия стоит на пороге разработки жесткого, если говорить в американской экономической традиции, «антитрестовского законодательства». Политическая власть в стране попытается в законодательном порядке ликвидировать саму угрозу монополизации политического рынка олигархическими группами. Естественно, это скажется на возможностях внешнеэкономической экспансии российских корпораций.

В- третьих, не «дремлют» и в странах СНГ. В общий список корпораций, для которых постсоветское пространство является естественной средой обитания, обязательно будут включены украинские и казахстанские монополии. Постепенно к ним могут присоединиться и их конкуренты из других стран. Интересно, что при этом будет очень трудно определить истинный национальный характер отдельно взятой корпорации.

Не стоить забывать, что ни одна российская финансово-экономическая группа не является российской в полном смысле этого слова. В еще большей степени это относится к вертикально интегрированным корпорациям. Даже в «огосударствленном» «Газпроме» больше 11% акционеров – западные компании. Вот тут и заложена, на взгляд автора этих строк, основа всей концепции А. Чубайса. Отсюда и, казалось бы, на первый взгляд, «подвешенный», четвертый тезис Анатолия Борисовича – включение России в глобальный пояс демократии от США до Японии.

Россия крайне заинтересована в сохранении своих политических и экономических позиций в СНГ. Это рынки сбыта ее продукции, особенно переживающей непростое время обрабатывающей промышленности, это второстепенные транзитные коридоры (белорусам не стоит забывать, что, по итогам первого полугодия 2003 года, 75% транзита с ЕС Россия осуществляла через Финляндию), это отдельные уникальные производства, оставшиеся в наследство от Советского Союза, которые пока не выгодно создавать в самой России, это огромный резерв для пополнения российского рынка труда.

Чтобы удержать и сохранить СНГ в сфере своего влияния, нужны огромные инвестиции. Казалось бы, в настоящее время, когда цена барреля нефти балансирует на отметке 30 USD и резервы ЦентроБанка РФ достигли 66 млрд USD (учитывая и долю резервов в евро), настал тот момент, когда Россия в силах осуществить широкую экономическую экспансию. Тем более что опыт на просторах Казахстана и в восточной Украине и в Западной Европе, где российские металлурги в последние два года скупили полтора десятка металлургических компаний, позволяет утверждать, что российские корпорации имеют в своем распоряжении квалифицированные команды менеджеров. Но это не совсем так.

С одной стороны, не стоит забывать, что в самой России еще не создан взаимовыгодный и гарантированный государством финансовый коридор для инвестиционных вливаний в собственное машиностроение, науку, в депрессивные регионы. Имеются огромные и неудовлетворенные внутренние потребности.

С другой стороны, опыт деятельности крупного российского и среднего бизнеса на просторах СНГ зачастую носит негативный характер. Хорошо, что ушли в прошлое, за исключением одной республики, примеры откровенного пиратства – захваты самолетов и поездов, фур, долей в уставных фондах совместных предприятий, даже национализаций ввезенных российской стороной инвестиций «в целях государства и народа». Но российские инвесторы эти уроки не забыли. Поэтому с середины 90-х годов стал популярен вариант перекупки. Западная компания, используя все рычаги давления госдепартамента США (если компания американская) или влияния своих посольств, покупает по явно «политической» цене представляющие интерес производственные фонды, чтобы через два-три года их с выгодой перепродать российской корпорации. Не исключено наличие предварительно согласованного сценария. Есть мнения, что покупка РАО ЕЭС у американского владельца грузинских электрических сетей по такому сценарию и осуществлялась. В результате подобных сделок у российского владельца появляются некоторые гарантии сохранения инвестиций, так как подвергать дискриминации нового владельца по принципу страны происхождения сразу после ритуальных поклонов в сторону западных компаний местным властям затруднительно.

Но в наибольшей безопасности находятся инвестиции компаний, которые приходят в блоке с западными деньгами. Участие в приватизации на постсоветском пространстве таких корпораций с финансовым капиталом, равным бюджету целых государств, позволяет россиянам чувствовать себя более комфортно и работать с большей уверенностью. Не редки ситуации, когда россияне выступают в качестве проводников в экономических дебрях СНГ. Сложился некий симбиоз, от которого и российский, и западный бизнес получают реальные дивиденды в виде стабильности и гарантий возврата вложенных инвестиций в нестабильном экономическом море на постсоветском пространстве.
Стоит отметить, что вышеозначенная сложившаяся практика не везде работает эффективно. К числу исключений относятся страны, которые годами находятся на грани гражданской войны, и Республика Беларусь. Между нами говоря, интересное соседство.

Так что с большой долей уверенности можно утверждать, что российский либеральный империализм только частично является идеологическим продуктом российского политического поля, несмотря на то, что в кондово либеральном лагере он заявлен как некий идейный мутант либерализма и державности. Даже в самом СПС имеются серьезные расхождения на этот счет. В частности, точки зрения на «либеральную империю» председателя креативного совета СПС Леонида Гозмана (сторонника) и одного из идеологов СПС, члена ее федерального политсовета Алексея Кара-Мурза (противника) различаются, как день и ночь.

По мнению автора этих строк, данный «проект» имеет серьезную международную составляющую, которая является ни чем иным, как приглашением западным ТНК принять совместное с россиянами участие в приватизации постсоветского «пирога». Естественно, в данном случае россияне берут на себя серьезные обязательства выступать проводниками и лоббистами идей рыночной экономики и гражданских свобод на просторах СНГ. Это не демагогия. Истовое участие в либеральном походе обеспечит России поддержку других центров либерального империализма. Кроме того, страны СНГ, за исключением Азербайджана, Туркмении и Казахстана, не имеют серьезных залежей полезных ископаемых, так что кроме производственных фондов интерес для инвесторов заключен еще и в рынках этих стран. Развитые рыночные отношения и соблюдение гражданских прав являются лучшими условиями для извлечения прибыли и гарантиями для сохранения инвестиций.

В данном случае можно согласиться с А. Чубайсом. США ведь также являются не чем иным, как доминирующей во всем мире либеральной империей, империи – Великобритания и Франция и т.д. Россия стремится встать в этот ряд, претендуя на региональную либеральную империю, которая, естественно, должна экономически и политически подкрепить авторитет второй ядерной державы планеты.

С годами, взаимоотношения внутри СНГ будут приближаться к образцу давно устоявшихся связей внутри групп стран, давно завязанных в один политико-экономический узел. Для примера, связка «Россия – Украина» будет все больше ассоциироваться с блоком отношений «США – Мексика», взаимоотношения «Россия – Беларусь» – с «США – Куба» и так далее.

Имеет ли политическую перспективу концепция «либеральной империи»? Имеет. Можно утверждать, что это не что иное, как заявка команды А. Чубайса – одной из сильнейшей группы профессионалов в современной России – на участие в возможных реформах второго срока Владимира Путина. Вопрос в другом: будет ли этот срок периодом реформ? Но даже если концепция не будет востребована в полном объеме российскими властями, это вовсе не значит, что она будет похоронена. Ведь А. Чубайс осветил в системном порядке тенденции, которые давно имеют место. Он предложил их усилить государственной мощью, взять на вооружение и активно использовать в постепенно разворачивающейся жесткой конкурентной борьбе в СНГ.

Особый интерес представляет реакция на «либеральную империю» в самих странах СНГ. Большей частью она негативная. Вызывает возражение сама терминология. Империализм – это господство метрополий над колониями, установление иностранного господства с помощью силы, эксплуатация. А. Чубайса упрекают, что он отказался от одного из фундаментальных принципов либерализма – равенства. Особое возмущение вызывают те тезисы концепции, в которых говорится о защите со стороны России прав и свобод россиян, проживающих в странах СНГ. В общем, обиделись…

Обижаться стоит на самих себя. Если соседнее государство ставит вопрос о соблюдении прав человека своих соплеменников, проживающих на территории другой страны, то это является индикатором, что и с правами человека титульной нации не все в порядке. Ведь наличие государственных символов на паспорте представителя национального меньшинства вовсе не говорит о том, что данный человек приватизирован молодым государством. Соблюдение прав человека имеет универсальный и международный характер. Между прочим, западные демократии часто и вполне обоснованно вмешиваются в эту специфичную сферу и в отношении российских граждан. Это болезненно для любых властей, включая и Кремль. Но эта проблема не имеет национальных границ.

В отношении применимости еще марксистской интерпретации термина империализма стоит заметить, что вряд ли в современном мире есть необходимость возрождения системы «колония – метрополия». Это экономически невыгодное мероприятие. Еще большее возражение вызывает тезис о попытках установления иностранного, прежде всего, экономического господства с помощью силы. В условиях расширяющейся глобализации все заинтересованы, чтобы развивался мировой фондовый рынок – самый идеальный в современном мире способ концентрации инвестиций в перспективных направлениях. Награбленные фонды выставить на биржах, пройти листинг невозможно. Отсюда и бессмысленность утверждений белорусской пропагандистской машины о грабеже природных ресурсов Ирака. Рынку нужен легальный продавец и легальный покупатель, только тогда можно узнать истинную стоимость товара. Отсюда и постоянные попытки американской оккупационной администрации в Ираке сформировать легитимные власти страны.

Если коснуться универсальности принципа равенства, то, как говорится, хорошо быть либералом для зарубежья. Ведь никто конкуренцию за рынки, ресурсы, коммуникации не отменял. Если кто-то думает, что благодаря десятилетней риторике они могут добиться равенства между бульдозером и велосипедом, то искренне жаль народы, доверяющие таким болтунам.

Появление концепции «либеральной империи» говорит о том, что каждый день работает против нас. Или мы хоть в чем-то становимся конкурентны на мировом рынке, или нас просто включают в какую-либо международную политико-экономическую структуру. Вне зависимости от наших желаний. Между прочим, далеко не обязательно найти в списке этих структур НАТО или ЕС. Но это отдельная тема.

Р.S. С целью организации приема на службу в Российские вооруженные силы граждан Республики Беларусь (с заключением индивидуального контракта) Брянскому областному военкомату поручено с 01.01.04 организовать специальный сектор для работы с белорусскими гражданами.

Метки