Заложники

Когда о худшем слушать не хотите,
оно на вас обрушится неслышно.

Уильям Шекспир

Отсутствие Александра Лукашенко на инаугурации президента Российской Федерации не является поводом для построения каких-либо политических комбинаций или, тем более, для заявлений, что сформированный в Кремле антилукашенковский сценарий передан в руки исполнителей.

В 2000 году белорусский президент так же не присутствовал на первой инаугурации В. Путина. Но в год Миллениума А. Лукашенко разыграл целый скандал, утверждая, что глава Республики Беларусь просто обязан быть в день инаугурации в Большом Кремлевском дворце. Формально, Александр Григорьевич был прав. Ведь, как это не звучит парадоксально, но он до сих пор возглавляет Госсовет Союзного государства России и Беларуси. По идее, Владимир Владимирович должен был получать президентские регалии из рук белорусского «отшельника».

Естественно, что такой сценарий в стенах Кремля невозможен в принципе, что, между прочим, демонстрирует истинное место СГ, Беларуси и ее президента в иерархии российского государства. Наиболее ярко это было продемонстрировано год назад на праздновании трехсотлетия Санкт-Петербурга, где А. Лукашенко был только одним из приглашенных. Никому даже в голову не пришло, что этот человек из толпы гостей формально облечен некоторыми, пусть декоративными, но утвержденными полномочиями, что позволяет ему, скажем так, выражать своё мнение на территории от Бреста до Петропавловска-Камчатского. В принципе, и кресло в зале заседаний Совета безопасности РФ за ним должно быть закреплено. Но этого никогда не было и не будет.

Легче всего разобраться с инаугурацией. С учетом того, что среди глав соседних и более отдаленных государств встречаются политически «сложные» люди, российский сценарий инаугурации исключает приглашение иностранных гостей, ограничившись главами дипломатических миссий. Между прочим, посол Григорьев присутствовал на церемонии в Кремле, а вот личный «легат» А. Лукашенко в Москве В. Долголев отсутствовал. Кстати, в 2001 году, на инаугурации белорусского президента тоже не было зарубежных глав государств. Так что, квиты…

С другой стороны, не стоит ездить А. Лукашенко в Москву. Ни к чему это, да и для здоровья плохо… С некоторых пор ему вообще противопоказаны любые вылазки за пределы белорусских рубежей, но сейчас уже и в Россию. Любой инцидент на московской почве может стать для него роковым.

Мир после 11 сентября 2001 года неуклонно меняется. Он жестко настроен к главам государств, в отношении которых на международной арене проводятся определенные правовые процедуры, в частности в рамках полномочий ПАСЕ, ОБСЕ и т.д.
Естественно, никто не отменял дипломатическую неприкосновенность, как общепринятую международную категорию, которая по-прежнему распространяется и на высшее руководство независимых государств. Но в таком случае, к такому же статусу приближается почти единогласно принятая на очередной сессии ПАСЕ резолюция по Беларуси. Стоит напомнить, что такого рода международных документов о ситуации в Республике Беларусь наберется уже на целый том. Официальный Минск может и дальше посмеиваться в усы по поводу их «декларативности», но он забывает, что такими резолюциями создается целый свод юридических обоснований для применения против лидеров независимого государства любых, включая самые решительные, меры воздействия.

Постепенно нарастает критическая масса правовых «крючков», которые позволяют властям любого европейского государства подвергнуть неожиданному аресту белорусское должностное лицо, оказавшееся на чужой территории, с целью получения от него показаний по сути предъявленных международным сообществом претензий.

Усилиями руководства страны, Беларусь умудрилась переругаться со всеми ближними и дальними соседями, кроме, пожалуй, Сирии, да еще Катара, где пытают собаками задержанных на территории дипломатической виллы офицеров российских спецслужб. Ни одна страна мира не возьмет на себя бремя тратить свой международный авторитет для вызволения чужого чиновника из страны, ставшей для мирового сообщества примером возрождения раннего средневековья. В лучшем случае несколько стран ограничатся формальным сожалением и пожеланиями скорейшего разрешения конфликта.

Тем не менее, факт задержания будет иметь ранг международного скандала. Конечно, такой информационный повод будет воспринят белорусским официозом, как сигнал для обвальной информационной войны. Нет сомнений, что после нескольких раундов препирательств экспертов и юристов, «задержанный» будет освобожден и вывезен из страны. Но последствия такой акции будут катастрофические: еще неизвестно, что перепуганный чиновник наговорит на допросах, обязательно обрушатся чьи-то карьеры, белорусский народ убедится в полном бессилии своего национального государства на международной арене.

Чем выше ранг такого временного арестанта, тем сильнее окажется дестабилизирующий эффект. А если на два-три часа будет арестован президент страны? Если в аэропорту какого-нибудь Инсбрука или на летном поле «Внуково-II» ему руки заломят? Это будет полной катастрофой для белорусского политического режима.

Международный скандал даже не успеет разгореться. Да и кто выступит с протестами? Романо Проди? Президент Буш? Канцлер Шредер? Президент РФ? Возможно, если успеют. Конечно, возмутятся такие «лидеры» международного сообщества, как Ким Чен Ир, Фидель Кастро, эмир Катара. «Хамас» пригрозит?.. Хорошо, хоть талибы никак не отреагируют.

Александр Григорьевич Лукашенко, избранный президент Республики Беларусь, годами отстраивал свою собственную систему власти. Он неустанно пестовал собственные кадры, создавал когорту лично ему преданных высших должностных лиц, тасовал кандидатов на государственные посты от уровня района до поста премьер-министра. Его полномочия практически неограниченные. Спецификой его системы управления является то, что он лично дергает за все ниточки огромного аппарата, не передавая ни сотой доли своих полномочий своим подчиненным. В истории человечества такого уровня централизации, пожалуй, не добивался ни один авторитарный лидер или диктатор. А. Лукашенко превзошел всех. Но на все его, естественно, не хватает.

Ввиду жесткой централизации белорусского политического режима, власть А. Лукашенко исключительно хрупка. Ему нельзя даже простудиться или, упаси Господь, захромать от ушиба хоккейной клюшкой. Лечь, по примеру Б. Ельцина, на любую серьезную операцию ему можно только в режиме строжайшей секретности, что совершенно невозможно в маленькой стране с традициями мгновенного распространения информации от прохожего к прохожему.

Соединение в лице одного человека всей мощи государства неизбежно приводит к сакрализации его образа в народе. Он уже почти Бог, вечен и навсегда молод. Не зря Белорусское телевидение использует его фотографию десятилетней давности. С таким человеком априори не должно произойти что-то вне его воли. Иначе остатки харизмы мгновенно исчезнут.

В случае инцидента с задержанием, на мир не стоит даже обращать внимание. Никому не будет дела до «задержанного», так как все взгляды будут прикованы к Минску, где будет жарко и весело. Во-первых, огромная часть электората даже не удивится аресту. Люди воспримут его, как реальное подтверждение верности пословицы «сколько веревочке не виться…». Рухнет вся президентская вертикаль, которая и была построена вокруг тезиса, что в современном мире возможно создать оффшор безнаказанности. Учитывая, что белорусская номенклатура отмобилизована и консолидирована в ненависти к личности первого белорусского президента, чиновники бросятся в поисках ориентира. Высшая часть номенклатуры окажется в посольствах, средняя в штаб-квартирах оппозиционных партий. Правоохранительная номенклатура наперегонки бросится арестовывать друг друга. В общем, ничего нового для историка или политолога не произойдет. Так, в течении нескольких часов, рассыпались десятки авторитарных и тоталитарных режимов. Ни один не ушел от возмездия.

Так что, когда высшее должностное лицо будет сопровождено до личного самолета, лететь ему будет некуда. Не поэтому ли спешно закупается новый президентский лайнер – «Боинг 737 «Jack Businnes». Данный аэроплан имеет колоссальную для гражданского авиалайнера дальность – 14 тысяч км. До Пхеньяна или Гаваны дотянет. Если позволят…

За примерами далеко ходить не надо. Не далее, как в ночь на 5 мая аджарского «князя» фактически «затолкали» в самолет на взлетном поле батумского аэропорта и ныне господин Абашидзе уже смотрит программу новостей в гостиной одной из государственных подмосковных дач. Между прочим, осенью прошлого года Андрей Климов в беседе с автором этих строк предрекал такой же финал политической карьеры для Александра Лукашенко...

Понимает ли власть всю степень опасности. Безусловно. Не зря официальный Минск в свое время, так истерично требовал освобождения П. Бородина. Минск прекрасно знает – угроза реальна. Как бы под Гаагу не попасть…

Между прочим, есть мнение, что арестованный Михаил Маринич был активным организатором возбуждения за пределами страны судебного процесса против высшего белорусского руководства. Если это так, то, судя по всему, именно эта причина и является определяющей в задержании экс-министра и экс-посла в одном лице. Хотя имеются и иные причины, одну из которых озвучил белорусский президент 14 апреля в своем послании Национальному собранию республики: «Я исхожу из того, что союзное строительство не может продвигаться методом кулуарных договоренностей».

Тут необходимо отметить, что нельзя воспринимать личность Михаила Афанасьевича только в русле его нынешнего оппозиционного статуса. Господин Маринич, по ряду мнений, принадлежит к одному из старейших белорусских номенклатурных кланов, осевших в столице еще во времена БССР. Долгое время лидером этого клана считался ныне покойный Г. Таразевич. Любопытно, что потом этот клан возглавил М. Мясникович, но в руках не удержал, склонив голову перед молодыми могилевскими «волками». Тем не менее, связи остались. Учитывая давние контакты М. Мясниковича с российским истэблишментом, М. Маринич мог быть элементарным связным. Возможно, что, арестовав Михаила Афанасьевича, официальный Минск еще раз дал знак Кремлю – «ни на какие «кулуарные договоренности» белорусский президент не пойдет, а требует от Москвы полной капитуляции...»

Белорусский президент, став фактическим заложником собственной внутренней и внешней политики, понимает, что для того, чтобы с ним вступили в открытые переговоры, необходимо «партнеров» заставить это сделать. Более того, ему нужен открытый формат политического состязания, так как почему-то с некоторых пор он стал, как огня, бояться «кулуарных соглашений». Возможно, он боится получить такие «предложения», от которых он будет не в силах отказаться. Но как заставить мир вести дело с Минском? Транзитные «развлечениями» чреваты. Других рычагов нет. Остается вспомнить опыт ареста группы ОРТ во главе с П. Шереметом и брать заложников.

П. Шеремета открыто «отбивала» Москва. Потом были еще несколько поводов заставить белокаменную слать в Минск «парламентеров». Время шло, и Минск вошел во вкус.
Оказалось, что изоляция от общества за высокими тюремными стенами под открыто надуманными предлогами предоставляет властям массу возможностей для определения политического потенциала выбранной «жертвы», уяснения круга связей и влияния «задержанного», определения степени политического внутреннего и/или международного давления на власть для вызволения узника режима. Так что, это своеобразный тест. В идеале Минск может получить долгожданную возможность для упоительного торга с явившимися «парламентерами».

В свое время так поступили с лидером Белорусского конгресса демократических профсоюзов Александром Ярошуком. Александр Ильич за года председательства в конгрессе смог совершить почти невероятное – он ввел белорусское независимое профсоюзное движение в круг мирового профсоюзного истэблишмента, то есть сделал то, чего Леонид Козик не добьется никогда. Власть эта активность весьма задела, но, учитывая политическую неугомонность А. Ярошука, она затруднялась в определении степени его влияния и, что особо важно, политической перспективности. Да и денег на длительную «разработку» не было.

Поступили проще. Под смехотворным предлогом человека с 18 по 28 сентября посадили под замок и стали коллекционировать медийные отзывы и заявления лидеров международного профсоюзного движения. Судя по всему, А. Ярошук прошел «тест» с честью. Но «отбивать» его никто не явился.

Нечто подобное сейчас пытаются проделать с Михаилом Мариничем. Минск ожидает, что Москва будет «отбивать» заложника. Тем более, судя по телевизионным сюжетам, Михаил Афанасьевич, находясь в тяжелом психологическом состоянии, к сожалению, попытался внушить сотрудникам КГБ, что им попалась в руки «ключевая фигура» кремлевского антилукашенковского сценария…

Но самый главный заложник режима – белорусский народ. Это идеальная жертва, так как среди белорусского электората знаменитый «стокгольмский синдром» приобрел характер эпидемии.

А. Лукашенко мастерски использует такие понятия, как «народ», «воля народа», «мнение народа» для обоснования своего права на приватизацию государственной власти. Годами мы слышим ссылки на слова благодарности из уст простых людей – сельчан и горожан, которые счастливы уже тем, что смогли лицезреть живого Бога.

В последние недели апреля с экрана не сходили лица счастливых жителей чернобыльской зоны, которые, принимая ежедневно весомые дозы радиации, «здоровеют» прямо на глазах. Перед заботой родного президента о чернобыльцах, куда-то отступает даже радиационный фон. Невольно возникает ощущение, что если бы такого, как А. Лукашенко, избрали бы в президенты Украины, то на крыше саркофага построили бы санаторий. Нет сомнений, что белорусские чернобыльцы стали заложниками государственной политики превращения людей в «расходный материал». Власть труслива. Он не в силах сказать этим людям, что денег на их переселение нет, что квартир в «чистых» районах им никто не даст, что произведенная ими сельхозпродукция никому не нужна, так как проще сразу купить радиоактивный стронций. Вместо этого устраиваются настоящие шаманские танцы вокруг дозиметра.

За истекшую неделю было сделано все, чтобы белорусский народ наконец-то понял, кто поднял флаг Победы над рейхстагом и с кого лепил Вучетич памятник Солдата – Освободителя для Трептов-парка. Белорусскому президенту только присущая ему скромность не позволила назвать свое имя. Зато последние белорусские ветераны II второй мировой обязаны славить персону белорусского президента перед зрачком видеокамеры. Это тоже заложники страшной государственной машины по приватизации всего, имеющего хоть какую-то ценность для удержания власти.

Но беда в том, что даже если весь белорусский народ поголовно закроет своей грудью своего президента, что в принципе невозможно, то даже это А. Лукашенко не спасет. Скорее наоборот. Доверие и выбор собственного народа вовсе не является пропуском в мировой клуб президентов. Наивно было бы рассчитывать, что лидеров мощных и богатых элит соседних с Беларусью огромных стран и объединений (ЕС) может заставить доверие народа небольшого государства сесть за стол переговоров с человеком, которого они не считают равным себе… Мир сжался до доли секунд электронной почты и никому не дано право отсидеться в укромном авторитарном гнездышке в центре континента.

В апреле 1945 года, в дни, когда войска союзников шли к сердцу Германии, когда нещадно бомбились немецкие города, когда на фронтах уже погибли миллионы солдат вермахта, 70% немцев искренне поддерживали Адольфа Гитлера, продолжали ему верить и надеялись на чудо. До последних своих дней Гитлер оставался легитимным главой III рейха. Но выбор немецкого народа совершенно не волновал победоносные армии соседей Германии, которые от души бомбили рейх вместе с его электоратом. Справедливо ли вместе с виновником трагедии уничтожать и заложников? Иногда их невозможно отделить друг от друга. В этом и состоит кошмар человеческой истории.

Метки