Николай Семенов

Философ, преподаватель.

Кандидат философских наук, доцент Института теологии Белорусского государственного университета.


Говорить

Власть, как бы там ни было, обладает троякой привилегией: первенством права говорить, обязанностью других ее слушать и явным либо неявным установлением того, что допустимо говорить, а что – нет.

ВСЕГДА, ИНОГДА, НИКОГДА

Это три временных «порядка», в отличие от трех временных модусов. Но что получится, если их наложить друг на друга? Какие тогда «времена» мы получим, к каким следствиям сможем прийти? Стоит проделать этот мысленный эксперимент. Уж если мы такие прагматики, или умудрены, или утончены, то наивность становится прямо-таки роскошью, а роскошь – это то, что стоит себе позволить каждому хотя бы раз в жизни. Позволим и мы себе некоторую наивность в дальнейшем обсуждении. Но сначала о самих этих «всегда», «иногда» и «никогда», которые не сходят с нашего языка

Элементы IV: Люди и страсти в контексте политики

Вы можете оказаться всего лишь «говорящим орудием», но социально вы только «вещь», лишенная всех прав.

Элементы III: Разрушение агоры

Мы живем в совершенно извращенной ситуации. В России социализованы такие формы мышления и речи, которые в других странах относятся к области психиатрии.

Элементы II: Политические исследования

Возможны ли еще политические исследования? Или серьезные политические штудии? Если нет, то чем же тогда является нынешняя политология?

Элементы российской ментальности. Часть I. Власть

Власть стала просто борьбой за власть, а все политические теории – ресурсом. Политическое сознание стало политической материей, сырьем, коробкой с инструментами для практиков и их войн.

Ад «За Беларусь!» да «Мы - беларусы»: Независимость и ее враги

Для Беларуси главная опасность – не в российском (или западном) коварстве, а в том, что процесс выстраивания собственной «самости» идет замедленно.

Человек организации

С людьми организации мы встречаемся постоянно. Но фатальнее всего то, что мы встречаемся с человеком организации в самих себе.

О превосходстве

Мы сталкиваемся с порочным кругом, который можно обрисовать так: превосходящее жаждет господствовать, а господствующее ревностно утверждает свое превосходство.

Посредственность

Однако в чем сила посредственности? – В ее заразительности; в присущей ей колоссальной силе эрозии; в ее поглощающей и засасывающей инерции.

Либертен

Оппозиция – как садовская жертва – желает законности, ясности, порядка более, чем сама власть.

Не признанное узнаваемое

Бодрость и жалоба оказываются некими союзниками; в тени бодрости – поденщики нытья и жалоб.

Голоса

Какие голоса мы слышим, каким внимаем, какие любим, такую (т. е. соответствующую им) жизнь мы и ведем.

Человек на все времена

И если такой человек вообще возможен, то он возможен везде; если такой человек вообще есть, то он есть везде; не в пустоте же он висит.

О провинциализме и двух крайностях

Знаете, почему мы все же провинция, да, глухая провинция, причем это не беда, а преступление? – у нас нет настоящих светских людей.

Способность и желание

Свое достоинство должны блюсти люди славы – и свое люди безвестности. То есть соразмерять способности и желания.

Несколько неудобных вопросов

Политика же, функционируя «вертикально» (пресловутая «вертикаль власти»), побуждает и принуждает нас к движению в горизонтали и по горизонтали.

Политический комментатор

Ты знаешь его игру. Но ведь и он твою – тоже. Ваша взаимная симпатия построена на этой узнаваемости.

Политический страх и высшее презрение

Политическое презрение одновременно скрывает собственные амбиции и разоблачает снобистскую или вполне вульгарную узость самих «презирающих».

Наше рождение

Есть не только люди, которые хотя еще и не умерли, но уже мертвы; есть и те, кто хотя и рождены, еще не родились.

Печальные вести

Философия элит не может быть философией масс – и наоборот. Между тем массы тоже нуждаются в своей, т.е. доступной и понятной им философии.

Тех ли мы критикуем?

Политические противники, жестко и бескомпромиссно сражаясь друг с другом, реально никогда друг с другом не соприкасаются и не встречаются.

Политическое зло

Как действовать, чтобы увидеть зло там, где оно настойчиво и подчас не без блеска подается в облике «блага» или «разумной необходимости»?

Детский вопрос о политике

Мы должны выяснить, на какие ошибки политик имеет право, как и всякий человек («политическое животное»), а на какие – нет, и именно как политик.

Кто нам нужен

Мы затронем здесь лишь идеал Правителя, который ведь и определяет ответ на вопрос «кто нам нужен?».

Публичные люди

Актеры готовы сколько угодно обнажаться на сцене, а политики - постоянно говорить «высокие» слова, т.е. тоже обнажаться.

Политика и право

Терроризм со всей очевидностью показал нам следующее: «человечеству вовсе не нужна война, чтобы сделать мир непригодным для жизни».

Бусидо и политика

Когда политик стал «воином», которого везде окружают «враги», можно сразу же сказать без всяких церемоний: дрянной политик.

Несколько слов о «политической корректности»

Чтобы действовать по-другому, нужно увидеть мир по-другому? В противоречии с этим стратегический подход утверждает: хочешь увидеть мир по-другому – научись действовать.

Когда философия молчит

Николай Семенов: «Нефилософская нация»; это для меня – как приговор /24.11.06/

Вопрос достоинства

Николай Семенов: Можно быть сторонником власти, даже не зная об этом. Но нельзя быть Гражданином, не зная об этом. /17.11.06/

Стена и дверь

Николай Семенов: Важно выявить практики этой власти и лежащую в их основе систему рациональности – а не очередной «произвол властителя» /11.11.06/

Власть и реклама

Николай Семенов: Реклама власти предъявляет ее в двойном качестве: и как «добротный товар», и как «ваше собственное» тайное желание. /03.11.06/

Властвуйте!

Николай Семенов: Гражданское общество не является тем, ради чего стоит умирать; это то, в чем можно жить с гарантией свобод и достоинства. /27.10.06/

К вопросу о «деструктивной» критике

Николай Семенов: В чем же собственная конструктивность этой деструктивной критики «деструктивной критики»? /20.10.06/

Христианство, демократия и гражданское общество

Николай Семенов: «Раб Божий» уже не может быть чьим-либо рабом – ни рабом земного господина, ни рабом Государства, ни, между прочим, рабом расхожих мнений. /13.10.06/

О блате и «отморозках»

Николай Семенов: Выходит, оба этих института культивируют слабость, поскольку нуждаются в слабых, и их сила зиждется на нашей слабости? /05.10.06/

О справедливости (несколько примечаний к теме)

Николай Семенов : Любовь, безусловно, возможна: но справедливость? Это ведь еще большее чудо, чем любовь /28.09.06/

«Наслаждение власти»

Николай Семенов : Ее интересуют не личности, а функции; ибо главное – это отнюдь не Жизнь, а Предприятие /01.09.06/

Политика и Евангелие

Николай Семенов: Иисус Христос не был революционером, каким Его пытались и пытаются изображать некоторые авторы. /19.05.06/

Наш опыт и наша политика

Николай Семенов : Плохо, когда политический опыт многих людей не на много превосходит их субъективный опыт /20.04.06/

«Честные люди»

Николай Семенов: Меня всегда интересовало то, почему люди соглашаются быть подлецами, нравственными ничтожествами. И меня не удовлетворяли ответы типа того, что так им выгодно или что их принудили к этому обстоятельства и другие люди. /30.03.06/

Строить себя, строить жизнь

Николай Семенов : Наши горизонты безграничны; это именно горизонты, а не границы, которые хотела бы очертить власть. Никакой власти не сузить их – если мы жаждем творчества и проявляем волю к нему. /21.03.06/

О радикальности

Николай Семенов : Истинный радикализм означает, что нечто поставлено на карту; нечто решающее. В таком случае он противостоит и скептицизму, и нигилизму, для которых нет ничего значительного и важного. /17.02.06/

Наши враги

Николай Семенов : Вражда – вроде бы бедствие, но зачастую люди живут ею, и она придает их жизни напряжение и смысл; странным образом вражда делает их жизнь наиболее «полной». /25.01.06/

Риск, иллюзии о власти, иллюзии самой власти

Николай Семенов : Любая персонализация Власти потенциально опасна. «Незаменимый лидер» маскирует устрашающую анонимную механику власти. Но это не значит, что лидеры не нужны или что это «второстепенный вопрос» /25.11.05/

Политика

Николай Семенов : Подлинная серьезность соседствует с юмором и нуждается в нем. Посмотрите-ка на эти вечно озабоченные, исполненные сознания собственной значительности, грозные лица наших политиков и «руководителей»; как они унылы, похожи друг на друга, лишены воображения. /13.10.05/

О политической ответственности

Николай Семенов : Нам надо быть, если угодно, быстрее власти, быстрее ее корыстных интересов и решений. Политику и политическое из средства замедления, каковым они стали у нас, надо превратить в средство ускорения, не соблазняясь риторикой «стабильности», которая прячет наше все возрастающее отставание. /06.09.05/

Rating All.BY