Архив материалов за Март 2004

Нельзя называться политиком,
если не обладаешь терпением и
способностью сдерживать гнев.

При отсутствии условий политического выбора (многопартийности, свободы слова, обеспечения равного доступа ко всем точкам зрения, идеологической нейтральности государства и т.д.) – выбора нет (см. Право на отличие ).

В статье Умберто Эко «Глаза Дуче», опубликованной в испанской El Pais (см. русский перевод) к рассмотрению предлагается теорема информационной диктатуры. Которую вкратце можно сформулировать так: необходимым и достаточным условием современной диктатуры является сращение двух ветвей власти – первой и четвертой, вернее, первой и телевидения. Или иначе: сумма главы исполнительной власти и телевидения дает в результате диктатора (или мини-диктатора). Таковым является, например, итальянский премьер-министр Сильвио Берлускони.

23 февраля увидел свет президентский указ «О совершенствовании кадрового обеспечения идеологической работы в Республике Беларусь» (№ 111). Этот указ, как кажется, вступает в противоречие с конституционным принципом «множественности идеологий» (поскольку подразумевает наличие всеохватывающей государственной идеологии), однако всеобщее недоумение вызывает не столько это противоречие, вполне укладывающееся в стилистику реализации власти в отдельно взятой РБ, сколько факт отсутствия идеологии. Или идеологической системы.

Великое искусство всякого политического деятеля
не в том, чтобы плыть против течения,
но обращать всякое обстоятельство в свою пользу.

Европейский комиссар по вопросам единого рынка Фриц Болкештейн выпустил книгу, в которой сформулировал свое видение будущего устройства Европы. Есть Европейский Союз – включая всех уже принятых. Есть Россия. И есть санитарный кордон в виде Турции, Украины, Молдовы и Беларуси. Причем всех нас принимать в Европейский Союз не велено ни под каким предлогом, ибо иначе кордон будет разрушен.

На протяжении последних лет белорусские власти и государственные средства массовой информации с удовольствием аргументируют достижения «белорусской модели» ссылками на индекс человеческого развития, публикуемый в глобальном Докладе о развитии человека, который ежегодно готовится видными учеными по заказу Программы развития ООН.

9 марта, за пять дней до президентских выборов, россияне получили возможность говорить о том, что будет после выборов не только в смысле «кто станет президентом», но и в смысле предполагаемой (наличной) системы государственного управления. Процесс формирования правительства оказался помещен внутрь действующей машины выборов.

В конституции РБ в статье 1. сказано: «Республика Беларусь – унитарное демократическое социальное правовое государство».

Сегодня, 15 марта, Конституции РБ исполнилось 10 лет. Трудный возраст – особенно если иметь в виду социальные обстоятельства, при которых различные социальные артефакты по истечению данного срока жизни имеют обыкновение впадать в искусственно вызванное состояние маразма или вообще исчезать. «БДГ», отметившая свой юбилей два года назад, получила третье предупреждение, ЕГУ (11-годка) на грани исчезновения. Что станется с Конституцией, странным текстом, адресованным в область политико-правовой рефлексии, но, похоже, застрявшем где-то на полпути к адресату?

Нужно особое искусство,
чтобы не понимать некоторых вещей.

Выборы президента в любой стране – это всегда основное событие года. Президентские кампании привлекают к себе повышенное внимание не только политологов, но и тех граждан, которые в обычные времена не проявляют особого интереса к политике. В этом отношении прошедшие в минувшее воскресенье выборы президента России оказались исключением: ни драматической борьбы накануне, ни трепетного ожидания во время, ни актуальных комментариев после. Страшно сказать, но если бы не пожар в Манеже, на фоне которого так зловеще-тревожно смотрелся Кремль, то журналистам в тот вечер, пожалуй, не о чем было бы говорить. Нельзя же всерьез комментировать разницу в процентах, полученную кандидатами Глазьевым и Хакамадой. Кто-то назовет это стабильностью, непременно припомнив известное столыпинское: «Вам нужны великие потрясения, нам нужна – великая Россия». Кто-то усмотрит в этом укрепление авторитарных тенденций и возврат к временам «нерушимого блока коммунистов и беспартийных». В любом случае, чудес не произошло, и это дает нам еще один повод задуматься о том, что происходит в России?

За последние годы в Беларуси сложилась новая народная примета: если президент специально занялся решением какой-либо проблемы – быть беде. То, что работало, – сломается, то, что было налажено, – развалится. Помнится, как несколько лет назад незадолго до Нового года президент категорически заверил, что у каждого белоруса на новогоднем столе будет бутылка шампанского. Не прошло и двух дней, как шампанское, до того спокойно стоявшее на полках, исчезло неизвестно куда. В прошлом году президент взялся за наведение порядка, в этом – за дисциплину, а теперь еще и за образование. Чего ждать на сей раз?

«Что это, Кремль в огне?»

Как-то на остановке общественного транспорта в Сухарево среднестатистический мужчина привлек мое внимание тем, что рано утром жадно пил пиво из красочной импортной бутылочки. Едва я начал размышлять о том, как неплохо живут наши белорусские граждане, которые уже с утра могут себе позволить довольно дорогое импортное пиво, как мужчина, опустошив яркую емкость, направился к не менее яркому остановочному мусорному баку и... извлек из него еще одну бутылочку, которая уже, впрочем, была белорусского производства.

Выявились промахи российской внешней политики последнего десятилетия. Это, конечно, потому, что в трубопроводе российско-белорусской интеграции обнаружилась нехорошая начинка. В настоящий момент эта начинка обсматривается и обнюхивается со всех сторон и у иных граждан вызывает головокружение и даже сартровскую тошноту. Эксперты пока не пришли к четкому выводу относительно того, что делать с данным «ельцинским наследством». В ситуации этой исследовательской неопределенности (проблема ясна, но непонятно как к ней подступиться – нечто среднее между действием и выжидательной позой) в Москве происходит всплеск российско-американских консультаций по вопросам взаимодействия России и США на пространстве СНГ (23 марта). Вашингтон устами своего эмиссара Стивена Пайфера пытается вытянуть из Москвы пару слов на предмет возможности совместного давления на белорусские власти с целью побудить их к либерально-демократическим переменам.

Актуальные художники включаются
в европейский культурный процесс

Нельзя гнать волну без перерыва.

Вот наша ахиллесова пята – чересчур пристальное внимание к трендам, к «объективным тенденциям». Кто сегодня способен отказаться от мысли (не просто отказаться, но отказаться в самом деле), что историческая событийность вписана в жесткую глобальную матрицу, обладающей некой «стадийностью» развития. Если эти стадии не очевидны, можно позиционировать «развитие» относительно стадий, которые более или менее очевидны. Так, например, можно исходить из разности потенциалов белорусской «модели справедливости и порядка» и российской «модели реформ»: в какой-то момент разница даст о себе знать и одна из моделей «загнется» (какая именно – зависит от перспективы, в которой выстраивается глобальная матрица, вписанная в безжизненное пространство столь же глобальной катастрофы). Можно также этапировать предполагаемую деградацию политико-экономических структур «белорусской модели». Для чего? Для того, чтобы спокойно ждать. Ждать, когда предсказание свершится.

Rating All.BY