Архив материалов за Сентябрь 2003

Непраздничные заметки к празднику

Первое сентября – праздник, казалось бы, неполитический. Это день цветов, белых бантов, ностальгических вальсов («Учительница первая моя...») и прочих старых добрых традиций. По телевизору покажут фильмы про школу, в новостях пройдут сюжеты о первом звонке, а президент поздравит всех и скажет что-нибудь очень правильное про образование ХХI века. Сфера образования – прибежище традиций. Ее предназначение, помимо прочего, – обеспечивать преемственность, если угодно «связь времен». Все эти банальности – «сегодня за партами сидит поколение, которое будет определять облик страны через несколько лет», – оттого и банальности, что правда.

О женах любимых и нелюбимых

Помнится впечатление, которое сложилось у меня в момент созерцания телевизионного репортажа о встрече президента Лукашенко с семью депутатами белорусского парламента. Радости, можно сказать, не было конца. Почти как в «Белом солнце пустыни»: «Президент назначил нас любимыми женами!» Теперь мы будем проводить в парламенте президентскую линию, а он обещал нас трудоустраивать в соответствии с опытом, заслугами и лояльностью. Добавьте: а также кормить, не бить и любить – и все окончательно совпадет.

Задание на осень. Часть I.

В числе глупцов есть некая секта, называемая лицемерами,
которые беспрерывно учатся обманывать себя и других,
но больше других, чем себя, а в действительности обманывают
больше самих себя, чем других.

Scoundrel Time

Необычность, выпадение из окружающего геополитического и цивилизационного контекста внутренней и внешней политики Беларуси вряд ли будет оспариваться даже самыми убежденными (или выдающими себя за таковых) сторонниками президента Лукашенко, хотя терминология у них будет иная, а уникальность «белорусского пути» свидетельством, как водится и всегда в таких случаях водилось, гениальности вождя, которому одному выпало подняться над достижениями и уроками почти трехтысячелетней истории Европы Именно ему удалось, напрягшись и «посоветовавшись с простым народом», придумать нечто ранее невиданное и до чрезвычайности эффективное, именуемое между своими «белорусской моделью». Именно его доклады и интервью (за удивительным для философа и экономиста такого масштаба отсутствием книг и статей, – ну да не будем мелочиться) предписано, и это тоже не ново, считать фундаментом наспех сколачиваемой идеологии отечественной государственности.

Сказка о старике и бабках

…И тогда президент России направил письмо президенту Беларуси. И написал он в том письме о необходимости скорейшего перехода Беларуси на российский рубль. И ответил ему президент Беларуси, обратив в ответном письме внимание на необходимость первоначального принятия Конституционного акта Союзного государства, а уже потом введения единого рубля. И поскольку ответить на это было уж вовсе нечего, президент России промолчал, а правление «Газпрома» известило правительство Беларуси о прекращении поставок газа в Беларусь по внутренним российским ценам. И теперь ответить было нечего уже Беларуси.

Задание на осень. Часть II.

Государю, который сам не обладает мудростью,
бесполезно давать благие советы.

Кому нужны права человека? I

«И не надо мне прав человека. Я давно уже не человек» – горькие строки русского поэта Владимира Соколова замечательно передают пафос буйно активизировавшейся в последнее время в государственных белорусских СМИ «контрпропаганды». «Контрпропаганда» – последняя из утех идеологических служб КПСС, очередная не доведенная до конца кампания по промывке мозгов, начатая при К.У.Черненко и бесславно почившая в горячее перестроечное время. Уже выросло поколение людей, которые и слов таких никогда не слыхали и за пределами Беларуси вряд ли услышат. В нашей стране открыто оно тоже пока не произносится, но, возвращаясь всем народом в прославившую себя неувядаемыми политическими анекдотами эпоху застоя, даже странно обойтись без этого столь важного для идеологического дискурса понятия, тем более что подразумеваемая им деятельность давно уже ведется белорусскими официозными медийцами. Теперь, надо ожидать, к ним присоединятся долгое время остававшиеся невостребованными и истосковавшиеся по настоящему делу бывшие коллеги президента – многочисленные красные пропагандисты и агитаторы, велеречивые замполиты и не шибко грамотные (но в этом и есть источник их твердости и силы) идейные контролеры, прочие повсеместно вышедшие было в тираж кадры, только что и обученные не на жизнь, а на смерть сражаться за единственно правильную и научно обоснованную идеологию. Интересно заметить, что в рядах борцов за единомыслие – не только покрытые шрамами, поседевшие в жестоких боях с изворотливым идеологическим противником старцы, но и юные наступающие на пятки ветеранам рекруты. Выгодное это сегодня в Беларуси ремесло – вот и плодятся последователи Жданова и Суслова, наследники анонимного, растворившегося в истории легиона колеблющихся с линией партии работников пера и топора. Кто теперь вспомнит их имена? А если и вспомнит, то добром не помянет. Помнят тех, кого они травили и объявляли врагами – Василя Быкова, Ахматову и Зощенко, Булгакова и Пастернака, Вавилова и Сахарова и многих еще, сумевших прожить талантливо и гордо и, в отличие от тех, кто строил карьеру на удавлении других, до конца остаться достойными людьми. Бывают в истории и в частной жизни периоды, когда это – дано не каждому.

Задание на осень. Часть III.

Quid brevi fortes jaculamur aevo multa?

Валютный союз, а также приставка и междометие.

Завтра, 15 сентября, в Сочи президенты России и Беларуси встретятся, чтобы обсудить весь комплекс наболевших проблем. Хорошо ли это? Хорошо, поскольку худой мир всегда лучше доброй ссоры, а наш всенародно избранный глава государства так лихо умеет ссориться, что последствия всей страной не расхлебаешь. И с этой точки зрения, бесспорно, лучше, если он расхлебает последствия переписки двух хозяйствующих субъектов («Газпрома» и «Белтрансгаза») сам, единолично. Во всяком случае, остается последний шанс на то, что всем нам (не ему – «Дрозды» отапливаются надежно) не придется мерзнуть зимой.

Наш Человек в Ялте

Интересно вот что: проект Единого экономического пространства (ЕЭП) – начиная с момента своего возникновения в форме Очень Серьезной Перспективы (Москва, февраль с.г., декларативное заявление четырех президентов) – был воспринят с традиционным невниманием. Российские и белорусские комментаторы говорили о нем примерно с таким же скепсисом, с такой же скукой, как и о других начинаниях вроде Таможенного союза, ЕврАзэС’а, а также всевозможных пятерках, четверках, тройках, но не так далее. Поскольку к двойке проявляли несколько повышенный интерес. Между тем западные комментаторы названную выше четверку сразу выделили среди прочих. И неустанно следили за развитием ЕЭП-сюжета при довольно вялой реакции на события, связанные со скандальным российско-белорусском дуэтом (вероятно, для циничного европейского ума различие между дешевым газом и очень дешевым газом не может претендовать на статус политической драмы).

Белорусский экономический феномен

С середины 90-х гг. в белорусском обществе настойчиво создается миф об особых качествах белорусской экономики, которая якобы способна решать фундаментальные задачи экономического роста и повышения благосостояния населения. Причем пропагандистская машина пытается уверить белорусов, что экономика Беларуси делает это значительно лучше, чем страны-соседи по трансформации (республики бывшего СССР и страны Центральной и Восточной Европы). В этой связи последние шесть-семь лет в научных кругах, в среде управленческой элиты, среди журналистов и обыкновенных граждан широко обсуждается проблема феномена экономики Беларуси. Точкой старта этой, безусловно, очень важной дискуссии в белорусском обществе стал 1996 г. – год начала экономического роста. Все участники спора в своих размышлениях и доводах пытаются разрешить противоречие, которое возникает при сопоставлении двух противоположных оценок экономических процессов 1996-2003 гг. С одной стороны, утверждается, что экономика Беларуси динамично растет. Данная оценка экономического развития страны основана на утверждениях официальной статистики и тех исследователей, которые склонны считать, что рост ВВП в экономике Беларуси есть реальный факт и сложившаяся объективная экономическая тенденция. Другие исследователи ставят под вопрос само наличие такой тенденции в нашей стране.

Доигрался

Когда страна летит под откос,
за рулем должен быть человек,
который вовремя нажмет на газ.

Кому нужны права человека? II

В последнее время у разных авторов, публикующихся в государственных изданиях, довольно часто можно встретить утверждение, никакими доказательствами, впрочем, не подкрепленное и продиктованное, скорее всего, намерением приукрасить одиозную репутацию обязательной государственной идеологии, что введение таковой будто бы вовсе не предполагает «единомыслия», а тем более «насильственного внедрения». Между тем такое рассуждение входит в прямое противоречие со сформулированным президентом тезисом, в частности, о том, что «...Недопустимо, когда чиновники или преподаватели учебных заведений не разделяют государственной идеологии, а иногда открыто выступают противниками власти и того курса, который якобы они проводят и сами или должны проводить, будучи вмонтированными в эту систему власти. Хорошо можно делать только то, во что веришь. С теми же, кто идет вразрез с государственной политикой либо колеблется, нужно, товарищи, решительно расставаться». Вряд ли данную сентенцию можно рассматривать как проповедь свободомыслия. Конечно, функционеры – прежде всего высокопоставленные – некоторых сегментов системы государственного управления (а это достаточно незначительный и вполне определенный слой служащих) в рамках исполнения своих обязанностей должны абстрагироваться от собственных политических симпатий и антипатий, носителями которых они могут, тем не менее, выступать в качестве граждан и частных лиц. В конце концов, соглашаться на подобную службу или нет, брать на себя подобные обязательства или нет – предмет личного выбора. В «нормальном» обществе такой чиновник всегда имеет возможность оставить государственную бюрократию и уйти либо в свободную от политических обязательств государственную же сферу, например, высшего образования, либо найти себе работу на рынке труда обширного частного сектора. При таком положении вещей действительно «единомыслие» и «насильственное внедрение» исключены. На то и Совет Европы. В Европе так, собственно, и происходит везде, кроме Беларуси. Плохо авторы официальных газет читали руководящие документы. И в негосударственном секторе гипотетического беглеца-вертикальщика достанет вездесущая и не допускающая двусмысленных интерпретаций госидеология: «А я вопрос ставлю: а те, кто не имеет государственной доли собственности, они что? Мы же к рынку идем. Случится так, что государственной доли не будет, так что и идеология не нужна, и они не должны следовать тем постулатам, на которых будет основана наша идеология?»

Что за глупый скворец!

Начиная свою реплику столь очевидной для моих ровесников цитатой из «Машины времени», представляю себе, как обрушатся на меня многие мои коллеги по перу: «Это кого он имеет в виду?» «Это себя он имеет в виду», – отвечаю я смиренно, чтобы никого не обидеть. Только в песне Макаревича глупость скворца заключалась в том, что он приветствовал весну как раз тогда, когда другие прятались в шубы и поднимали воротники. Я же, наоборот, тяну свою унылую песню посреди бабьего лета, предрекая неизбежное похолодание. Так что скворцом можно – за неимением более недостойных объектов – счесть и меня самого.

Государственная идеология

Споры по поводу так называемой «государственной идеологии» выявили две противоположные позиции. С одной стороны оказались те, кто по указу президента занимается ее разработкой и «внедрением» в массовое сознание. С другой – либерально-демократически настроенные ученые, категорически отвергающие не только предлагаемый А. Лукашенко вариант «идеологии белорусской государственности», но и саму возможность существования в современном демократическом обществе какой бы то ни было государственной (одной на всех) идеологии. В данной статье предлагается иная, отличная от вышеназванных, точка зрения. Мы не отрицаем значимости самого понятия «государственная идеология» [1] и предлагаем подумать над тем, как наполнить его адекватным содержанием.

Таланты и поклонники

Сентябрьский поворот многотомной и утомительной интеграционной интриги, как водится, вызвал к жизни на этот раз, правда, вялый всплеск рассуждений о перспективах белорусской политической системы. Последняя упорно демонстрирует удивительную, на первый взгляд, устойчивость и умение не считаться с факторами, способными в развитых демократиях насмерть повалить любую власть. С официальной апологетикой все более или менее ясно. Каждое телодвижение Александра Лукашенко в окопах объединительных российско-белорусских битв сразу же объявляется безусловным тактическим и стратегическим достижением, наполеоновский смысл которого не внятен только профанам и досужим аналитикам («Бриан – это голова...»), состоящим на довольствии у оппозиции, мафии, жадных до народной крови глобалистов, российских олигархов, западных спецслужб, экстремистских религиозных сект, лично Джорджа Буша-мл. и проч. Сами досужие аналитики, сгибающиеся под тяжестью возложенной на них всеми этими названными и неназванными врагами интеграции и одновременно белорусского суверенитета ответственности, устало «очерняют действительность» и ведут меланхоличные интеллигентские споры о том, кого из двух президентов, почему и в чем надо считать вырвавшимся вперед на полкорпуса, или обоих надо считать вырвавшимися, или обоих отставшими. Апологеты и критики с ликованием либо с разочарованием сходятся, однако, в констатации того факта, что в полной независимости от геополитических и внешнеэкономических обстоятельств, сложись они для Беларуси даже самым катастрофическим образом, это ничего не изменит в размеренности внутреннего политического и экономического бытия. В конце концов, и поныне здравствуют авторитарные режимы, граждане которых излучают счастье и безудержно восхваляют мудрость руководителя, пустившую в их стране корни политико-экономическую систему и государственную непреклонность к врагам, ведя полуголодное существование на грани физического выживания; некоторые при этом проявляют горячую любовь к вождю и общественному строю непосредственно из концлагеря. То, что в демократических обществах выносится на суд широкой публичной дискуссии, приводит к серьезным коррекциям внутренней и внешней политики, в обществах недемократических либо замалчивается, либо предъявляется населению в единственно позволенной пропагандистской версии. Политический контроль здесь носит односторонний характер и направлен от государства к гражданам. Обратная связь, идущая от гражданского общества к государству, признается вредной и безжалостно искореняется.

Возрастной конфликт

Чрезвычайно интересно наблюдать со стороны за тем, как две незарегистрированные молодежные организации – Молодой Фронт и «Зубр» – сопротивляются стремлению зарегистрированных пенсионерских организаций, у нас в стране почему-то называющихся политическими партиями, затянуть их к себе в коалиционную «постель». Вероятно, мешает вполне естественная брезгливость. И еще немного – расчет. В конце концов, ничего нового нашей «площадке молодняка» попросту не предлагается. Все это было, было, было...

«Русская улица»

«Белорусы, это те же русские, только со знаком качества»

Rating All.BY