Архив материалов за Март 2003

Выборы–2003 в местные органы власти открыли новую страницу в истории современной Беларуси. Попробуем выяснить, почему.

23 февраля четыре президента государств, входящих в странное образование под названием "СНГ", встретились в Москве, дабы отметить день рождения армии несуществующего государства. Четверо хорошо одетых и тщательно выбритых мужчин (наш -- все равно найкращий) отметили этот день созданием нового, еще более странного образования -- некоего экономического содружества, призванного… Что -- призванного?

В предыдущем комментарии мы предприняли попытку рассмотреть идущую в стране избирательную кампанию в местные Советы с точки зрения взаимодействия кандидатов и избирателей. Однако картина будет неполной, если мы не будем учитывать, что в условиях Беларуси все происходившие в последние годы выборы представляли собой не столько борьбу между отдельными кандидатами, сколько «последний и решающий бой» между властью и оппозицией.

В начале 90-х годов, после неожиданного обретения Беларусью суверенитета, удачей национального МИДа считалось едва ли не всякое упоминание в сообщениях крупных зарубежных информационных агентств о нашей республике как о самостоятельном государстве. В качестве одной из главных задач внешнеполитической активности в тот период рассматривалось доведение до сознания не только не любопытных на наш счет европейцев и американцев, но и не успевших еще заметить разницу россиян того факта, что бывшая западная окраина СССР конституировалась как географический центр Европы, общество, заявившее себя в качестве отдельного субъекта политики и истории. Ностальгия по Советскому Союзу в его классическом виде изначально была настроением политической фантастики, а новые формы удержания единства почувствовавших вкус свободы экс-членов клуба Российской империи приживались с трудом. Беларусь перестала быть частью евроазиатского гиганта, но обрела право на собственную судьбу и выбор будущего. Однако свободе, как хорошо известно философам и сотрудникам правоохранительных органов, неизбежно сопутствует ответственность. К сожалению, в большинстве случаев, когда название нашей страны ныне всплывает в международном контексте, ни радостных ощущений, ни гордости у ее граждан, даже лояльно настроенных к власти, это не вызывает. Чаще всего приходится с разочарованием констатировать, что «наш пострел и тут поспел».

Не помню, кто именно посмешил меня недавно анекдотом: "Свет в конце тоннеля не радует, если этот свет стремительно приближается". Имелся в виду стремительно приближающийся поезд. Действительно -- такая перспектива обрадует разве что вконец спятившую Анну Каренину.

Перевернута еще одна страница в электоральной истории Беларуси. Прошедшие 2-ого марта выборы, казалось бы, не принесли никаких неожиданностей: смены власти на местном уровне не произошло. Не являются неожиданными и оценки данного события. Официальные СМИ устами чиновников разных рангов говорят об образцовом проведении прошедшей кампании, а негосударственные газеты полны историй о подлогах, подтасовках и разного рода нарушениях. Однако не будем забывать, что результатом выборов всегда является нечто большее, чем только формирование представительной власти. В любом случае выборы состоялись, и есть смысл взглянуть на них шире, -- а именно, с точки зрения того, какие тенденции в политическом развитии страны они обнаружили или подтвердили. Именно поэтому наш комментарий не будет содержать множества цифр и новых фактов. Предлагаю подумать над тем, что же, собственно, произошло 2 марта 2003 г.

Организация прошедших выборов в местные Советы, сопровождавшихся привычными и оттого вялыми международными перепалками, блестяще показала, что белорусская политическая модель все в меньшей степени считается с необходимостью достижения внешних признаков легитимности, закрепляя за собой статус квазидемократического пространства, где игра в общепринятые процедуры осуществляется в соответствии с имеющими сугубо внутреннюю ценность нормами и критериями. Власть могла бы с легкостью отказаться и от выборов как таковых, если бы удалось найти какую-нибудь иную форму идеологического и правового оправдания реально сложившихся в Беларуси механизмов правления, объявив их, скажем, происходящими непосредственно от Бога или завещанными нам нашими предками (как это делается в некоторых, становящихся нам все роднее исламских республиках). И не нужно было бы возится с досрочным голосованием и печатанием бюллетеней, без всяких хитроумностей посадив нужных людей в нужные места. Впрочем, к этому идет. Поскольку обсуждаемый сейчас референдум относительно продления президентского мандата создаст ситуацию, с правовой точки зрения мало отличающуюся от провозглашения себя Александром Македонским сыном египетского бога Амона, что давало ему основания предстать в глазах населения завоеванного им Египта законным правителем (фараоном). Ну, раз сын бога, -- законный правитель, какие разговоры? Потрясающие цифры избирательской активности, вопреки заверениям не слишком начитанных белорусских полисмейкеров, а также масс-медийных пропагандистов и агитаторов отнюдь не являются показателями нормального политического процесса, и за пределами Беларуси могут произвести (и произвели) только юмористический эффект.

Что ищут белорусские власти в Месопотамии? Денег? Славы? Нефти? Нового международного статуса? Ведь страстная привязанность к далекой стране не является чем-то на нас снизошедшим с небес. Вполне ощущается твердая рука, направляющая Беларусь в "великий поход" в Багдад. По традиции, у "кормчего" есть и план и карты. Нас с ними не знакомят, но мы учили политическую географию в школе и умеем обращаться с компасом. Приступим к ориентировке на местности.

На минувшей неделе президент Беларуси добавил новые живые краски к собирательному портрету оппозиции. Согласно официальным сообщениям, на рабочем совещании "по вопросам внутренней и внешней безопасности", проведенном накануне шествия 12 марта, главой государства было отмечено появление "людей оппозиционного и неоппозиционного толка, которые перепутали свою оппозиционную деятельность с нарушением законов в стране". А.Г. Лукашенко высказал настороженность действиями "некоторых политиков, в том числе депутатов", строго указав, что "без реагирования не должен оставаться не один факт, который угрожает безопасности государства". Из дальнейшего изложения можно выяснить, что на самом деле упомянутых персон не следует и политиками считать, но только "жуликами" и "борцами против своего государства" и уж в любом случае -- "псевдополитиками". В более подробном прочтении смысл сказанного сводится, несмотря на туманные формулировки, к легко угадываемому обещанию применить к "оппозиционным" и "неоппозиционным" нерастраченную еще мощь репрессивного аппарата. Президент подкрепил свой тезис ссылками на высокую активность избирателей во время выборов в местные Советы, с гордостью упомянув "о низком авторитете партий" и "отсутствии поддержки оппозиционно настроенным кандидатам".

Завершился российско-белорусский зимний политический сезон. В целом, он оказался успешным для белорусского президента. На первый взгляд, Минск решил основные -- "судьбоносные" для себя -- проблемы:

Когда в программе белорусского канала (не помню, то ли БТ, то ли ОНТ -- они все больше сливаются в каком-то циничном стремлении исказить реальность, будто зрители ничего не видят, кроме телекартинки) показали визит Александра Григорьевича в Белорусский государственный университет, я вдруг вспомнил его первый официальный визит за рубеж -- в Узбекистан, к Исламу Каримову. Сработала цепочка ассоциаций -- девочки и снег.

12 марта в Беларуси прошел очередной Марш свободы -- традиционная акция оппозиции. Это дало повод официальным властям еще раз обвинить оппозицию в продажности, сомнительности доходов, отрыве от народа, а оппозиции еще раз обвинить власть в нарушении закона и предательстве интересов народа. Вроде бы все как всегда, включая традиционный запрет на проведение шествия, нарушение этого запрета, аресты организаторов акции и соответствующую реакцию соответствующих СМИ.

Решение о легитимации посланцев белорусского парламента в составе ПА ОБСЕ было принято, когда многолетние поиски разрешения конфликта между этой международной организацией и упрямым руководством нашей страны зашли в тупик. Для всех стало очевидно, что белорусский президент и стоящее за ним большинство белорусского общества абсолютно равнодушны к предполагаемым санкциям и угрозам со стороны «комьюнити», больше интересуясь ближней перспективой оформления отношений на третий срок и решением сиюминутных хозяйственных проблем, касающихся для многих, прежде всего, элементарного физического выживания.

Ирина Бугрова, Андрей Суздальцев

Газета "Народная воля", рупор белорусских "непримиримых", обрушилась на нового руководителя офиса ОБСЕ посла Эберхарда Хайкена. Как бы ни оправдывалась газета, сделано все было именно таким образом, чтобы статеечка активиста ОГП Саши Силича неизбежно переросла в скандал и дала повод для новых и новых публикаций.

О феномене Лукашенко впервые заговорили в 1984 г. после его известного выступления с разоблачительным докладом в Верховном Совете. С тех пор политологи и психологи, социологи и лингвисты, а также простые граждане спорят о том, существует ли "загадка" президента и если да, то в чем она. В последние дни президент много и долго "общался с народом". Раньше он также делал это регулярно, но встреча со студентами БГУ и разговор по "прямой линии" со страной все же выделяются из общего ряда. В первом случае президент пошел в аудиторию, явно настроенную по отношению к нему если и не оппозиционно, то уж во всяком случае критически. Что же касается "прямой линии", то это и вовсе новый для него жанр. И то и другое мероприятие потребовали от него мобилизации ресурсов и напряжения сил. Причем, не только интеллектуальных, но и физических. Четыре с половиной часа, проведенные им на встрече со студентами БГУ, потребовали, надо думать изрядной выносливости.

Мир в очередной раз меняется быстро и бесповоротно. "Новый мировой порядок" менее чем за десятилетие из футурологического призрака превратился в банальную фигуру последних известий. В средствах массовой информации глубокомысленные и осторожные рассуждения пожилых интеллектуалов оттеснены безапелляционными комментариями несовершеннолетних эстрадных исполнителей и "простых прохожих". Война становится делом почти респектабельным, и геополитические проекты двухлетней всего давности за душу берут не меньше, чем записки Юлия Цезаря или хроники Фукидида.

Ирина Бугрова, Александр Суздальцев

Диалог политологов И.Бугровой и А.Суздальцева о демократии и авторитаризме.

Ирина Бугрова, Александр Суздальцев

Да здравствует мезолит -- светлое будущее человечества!

Rating All.BY