Архив материалов за Ноябрь 2003

I. Сьціслы агляд дачыненьняў Эўрапейскі Зьвяз/Беларусь (Background).

Свободная рыночная экономик –-
превосходная вещь, но чтобы она работала,
нужно очень много полиции.

Прежде всего нужно сказать о том, что открытый диалог между российскими и белорусскими политиками и интеллектуалами (слово «интеллектуалы» следует понимать в расширительном смысле, – это те, кто не приумножает материально-предметный мир) – явление в наши дни небывалое. Чаще мы выступали свидетелями «раздельных» монологов – наступательных и реактивных, а также полуанонимных констатаций «широкого общественного диалога». То Путин что-то передаст Лукашенко через журналистов, то Лукашенко Путину – через тех же журналистов. Неудивительно потому, что журналисты чаще всего оказывались виновными в том, что лидеры друг друга недопонимают.

В Беларуси почему-то все время не получается собрать людей на площадь. Не получается – и все тут. С апреля 1996 года, со времен Чернобыльского Шляха, на который вышло – по подсчетам самой оппозиции – свыше тридцати тысяч человек. Это был последний всплеск волны общественной сознательности, поднятой еще Горбачевым. Дальше волна пошла на спад. И уже в ноябре того же 1996 года, когда Шарецкий и Тихиня так и не осмелились напрямую обратиться к народу, а пошли на сговор с черномырдинской «тройкой», на площадь пришло чуть более тысячи человек. Их даже не стали разгонять – не зачем было.

Ветеран из толпы встречающих президента РБ:

Белорусское телевидение в пятницу преподнесло всем нам сюрприз. Сообщили, что прокуратура Республики Беларусь «в настоящее время устанавливает место нахождения» ректора Белорусского государственного университета Александра Козулина.

Топика мирового разделения труда для многих граждан РБ задается трехчленным делением пространства по формуле «Запад-Беларусь-Россия». Один грамотный человек зафиксировал ее в виде тезиса о «тройственном Севере». Что произошло с пестрым одеялом «Юга» – до конца непонятно, да и неважно это, поскольку топика, как уже сказано, триедина в смысле системной дифференциации, автаркична в смысле экономики и самодостаточна в моральном отношении. Собственно говоря, глубокая самодостаточность наступает на уровне дуализма РФ-РБ. Образ двуликой государственности окончательно затвердел в аподиктической формуле «наша наука – ваше сырье».

Дождались! На днях в Минске состоится невиданное в современной мировой политической истории событие – «саммит отцов». К нашему «батьке» приедет еще один папаша – Отец всех туркмен. Стоит отметить, что и одной «отцовской» руки для Беларуси вполне хватает, чтобы народ не забыл своего места в строю, так что трудно представить восторг наших сограждан по поводу такой глобальной «батьковщины» – от песков Каракумской пустыни до болот Полесья.

События белорусской политической жизни все меньше и меньше поражают внешнего наблюдателя. В глазах мирового общественного мнения страна прочно обосновалась в периферийной и унизительной ячейке трагикомических курьезов нового тысячелетия и потому для реальной политики малоинтересна. Реформаторский азарт, всколыхнувший Европу на заре девяностых, когда на сцену вышли и активно утверждали себя новые-старые общества и государства, давно миновал, уступив место будничным проблемам интеграционного строительства. Беларусь, поначалу претендовавшая на собственное слово в формировании добрососедского пространства, в силу внутренних пертурбаций неожиданно для всех отказалась разделять соединяющие ближних и дальних соседей принципы и замкнулась в нише, отведенной для исключений. Последние, как известно, всего только подтверждают действенность и незыблемость правил. Роль скромная и теперь бессловесная. Настойчивые и в разной степени вежливые попытки международного окружения увещевать выпавшее из контекста государство, указывая ему на для него же болезненные последствия такого выбора, столкнулись с со стеной непонимания и шумно выражаемой враждебностью. Не дождавшись отклика, они постепенно сходят на нет. Беларусь не находится в центре Вселенной, не обладает серьезным военным и экономическим потенциалом, по своему же почину, отграничившись от мира, вовсе лишена международной влиятельности, и без нее смело можно обойтись, посвятив себя более насущным и важным предметам. На нашу долю остаются конкретные в своей необходимости проекты экономического взаимодействия, неизбежные, но до скандальности узкие дипломатические контакты и, разумеется, формально-протокольные заявления интернациональных институтов, стерпевшихся с особым статусом Беларуси, как свыкается школьный коллектив с капризами прославившегося игнорированием светских приличий вечного второгодника. Белорусская ситуация, похоже, окончательно классифицирована и до поры определена в разряд безнадежных.

«…И как один умрем,
в борьбе за это»

Выступление Урала Латыпова на хронически действующем семинаре руководящих кадров стало для наблюдателей неожиданностью сразу по нескольким причинам.

Когда говорят о журналистике как о второй древнейшей профессии (совершенно точно зная, что первой была проституция), то тем самым намекают на ее продажность. Однако, на мой взгляд, если и есть что-то, что роднит эти две профессии, то только не деньги, получаемые за выполненную работу.

Это эссе представляет собой попытку ответить на «простой» вопрос: если народ жаждет дать возможность своему правителю переизбраться на третий срок, можно ли отнять у него подобное право (выбора)? Можно ли подложить под подобное «отъятие» моральные основания? И если нет, то почему?

Rating All.BY